26 мая в музее Боевой Славы им. В. Ардзинба состоится концерт вокалистов из Москвы «Песни Победы», посвященный празднованию Дня Победы Великой Отечественной Войны.

Как сообщает министерство культуры и историко-культурного наследия, в концерте примут участие лауреаты всероссийских и международных конкурсов: певец, поэт, композитор Вячеслав Ольховский (баритон), солистка Москонцерта Виктория Носовская (сопрано) и Виктория Пфистер (партия фортепиано).

Концерт организован Центром кинофестивалей и международных программ при поддержке министерства культуры и охраны историко-культурного наследия Республики Абхазия и Государственного музея боевой славы им. В. Ардзинба.

Начало концерта в 18:00, вход свободный.

Нужная газета

 

Первый президент Абхазии Владислав Ардзинба родился 14 мая 1945 года.

СУХУМ, 14 мая – Sputnik, Сария Кварацхелия. Книгу мемуаров Владислава Ардзинба "Моя жизнь" впервые официально представили в Абхазии в день рождения Первого президента.

По словам переводчицы Владислава Ардзинба Анны Керопян, работа над книгой мемуаров началась еще в 2005 году. Тогда Первый президент лично диктовал ей воспоминания.

"Это был уже разгар его болезни. И он, преодолевая свой недуг, ежедневно с помощью личной охраны спускался в свой кабинет, где мы начинали работать. Было очень трогательно наблюдать за тем, как он погружался в воспоминания только ему ведомые. Он во времени и пространстве перемещался вот таким образом и начинал надиктовывать текст, который я набирала на компьютере. Но я хочу сказать, что это не была такая чисто техническая работа, это был живой, творческий процесс, где все живо обсуждалось, сопоставлялись документы, информация из СМИ", – сказала Анна Керопян.

По ее словам, Ардзинба понимал, что он ограничен о времени. "Моя жизнь", как заметила Керопян, изначально была построена таким образом, что ее можно было закончить в любой момент.

"Книга была разбита на главы, а потом уже наращивалось содержание. Мемуары в принципе человек пишет, пока он жив. Так и получилось. Последнее время Владислав Ардзинба часто говорил: "Оглядываясь назад, можно с уверенностью сказать, что уже многое сделано. Но многое еще предстоит сделать. Можно приумножить, а можно похоронить. Все будет зависеть от ума и чести тех, кто придет после". Что тут добавить? По-моему нечего. Разве что слова Бродского: "Покуда человек готов отдать жизнь за свои идеалы, идеалы эти живы, цивилизация жива". Владислав Григорьевич отдал эту жизнь всю без остатка", – добавила она.

Владислав Ардзинба сразу после войны задумался издать книгу мемуаров. Об этом он рассказывал своему товарищу, бывшему редактору газеты "Республика Абхазия" Виталию Чамагуа.

"Но к сожалению, ему не удалось. В конце 90-х он пригласил меня вместе с Астамуром Тания и предложил заниматься мемуарами. Мы ответили, что мы готовы помогать. Правда, я никак не мог понять, в чем я могу помогать Владиславу Григорьевичу. Но после этого разговора дело дальше не пошло. Он был очень загружен, был тяжелый ритм работы", – вспомнил Чамагуа.

Первый президент Абхазии Владислав Ардзинба родился 14 мая 1945 года.

Доктор исторических наук, видный абхазский и советский ученый, директор Абхазского научно-исследовательского института, автор более 40 научных работ, специалист по истории древних народов Малой Азии Владислав Ардзинба в 1990 году был избран председателем Верховного Совета Абхазии.

В 1992 году во время Отечественной войны народа Абхазии он возглавил национально-освободительную борьбу и принес победу и независимость своему народу.

3 октября 1999 года Владислав Ардзинба был всенародно переизбран на второй президентский срок.

4 марта 2010 года первый президент Абхазии ушел из жизни.

 

Сухум. 14 мая 2019 г. Абхазия-Информ. Сегодня день рождения Перового Президента Республики Абхазия Владислава Григорьевича Ардзинба (14 мая 1945 г. - 4 марта 2010 г.). Сегодня ему исполнилось бы 74 года.

С утра к Мемориалу Владислава Григорьевича в его родном селе Эшера возложить цветы пришли спикер Народного Собрания - Парламента Валерий Кварчия, премьер-министр Валерий Бганба, руководитель Администрации Президента Беслан Барциц, депутаты парламента, члены правительства, ветераны Отечественной войны народа Абхазии.

Владислав Григорьевич Ардзинба родился 14 мая 1945 года в с. Эшера Сухумского района, где прошли его детство и школьные годы.

В 1962 - 1966 гг. В. Ардзинба учился на историческом факультете Сухумского государственного педагогического института, по окончании которого поступил в аспирантуру Института востоковедения Академии наук СССР. После успешного окончания аспирантуры В. Ардзинба проработал в этом институте с 1969 по 1988 годы, занимаясь историей и культурой Малой Азии, в частности, хаттов и хеттов. В 1985 г. защитил докторскую диссертацию, а в 1987 г. был назначен заведующим сектором идеологии и культуры Древнего Востока Института востоковедения АН СССР.

В. Ардзинба является автором более 40 научных трудов.

В 1988 г. В. Ардзинба избирается директором Абхазского института языка, литературы и истории им. Д. Гулиа. В том же году он избирается депутатом Верховного Совета Абхазии, а в 1989 г. - депутатом Верховного Совета СССР, в котором возглавлял подкомиссию по государственному и правовому статусу автономных образований и стал членом Президиума Верховного Совета СССР.

В. Ардзинба вошел в большую политику в один из самых сложных периодов истории Советского Союза, в том числе и Абхазии. Борьба за расширение прав народов бывшего Союза становится делом его жизни. Большой вклад внес В. Ардзинба в создание правовой базы для равноправного развития народов СССР, по его инициативе и при непосредственном участии был выработан и принят ряд Законов, а также поправок в конституцию СССР, закреплявших суверенность бывших автономных республик.

В 1990 г. В. Ардзинба был избран Председателем Верховного Совета Абхазии.

Возглавив республику, Владислав Григорьевич стал проводником курса, направленного на реализацию неотъемлемого права народа Абхазии на создание независимого государства.

В 1992 году, с началом вооруженной агрессии Грузии против Абхазии, В. Ардзинба становится Председателем Государственного комитета обороны и возглавляет национально-освободительную борьбу народа. С созданием во время войны регулярной армии, В. Ардзинба стал Главнокомандующим Вооруженными силами Республики Абхазия.

В сентябре 1993 г. под его руководством была одержана победа в Отечественной войне народа Абхазии, в жестокой, кровопролитной войне, в результате которой агрессор был изгнан с территории республики.

26 ноября 1994 г. В. Ардзинба был избран первым Президентом Республики Абхазия, а 3 октября 1999 г. он вновь избирается на пост Главы государства.

Владислав Григорьевич Ардзинба прошел жизненный путь, насыщенный эпохальными историческими событиями. Его активная политическая деятельность в Верховном Совете СССР, в качестве Председателя Верховного Совета Абхазии, а позднее - Президента Республики в полной мере раскрыла его выдающиеся личностные дарования: высокий профессионализм, умение выделять главное, целеустремленность и несгибаемая воля при отстаивании национальных интересов.

Лидерские качества Владислава Григорьевича, в полной мере раскрывшиеся в период освободительной борьбы, сыграли решающую роль в исходе Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 г.г., и по праву снискали ему всенародную любовь.

Подлинно историческим испытаниям для молодой республики стал и послевоенный период, когда она оказалась в экономической блокаде, политической изоляции и подвергалась жесткому давлению внешнего мира. И этот сложный этап был успешно преодолен благодаря дальновидной политике и прозорливости В. Ардзинба.

Неоценима роль Владислава Григорьевича в становлении абхазской государственности, в разработке и принятии Конституции страны, создании институтов власти.

В. Ардзинба - доктор исторических наук, академик, действительный член Академии наук Абхазии, Адыгской Международной академии наук, лауреат Международной Кандуровской премии 1995 г.

Будучи крупным ученым, он уделял большое внимание духовной сфере, науке, образованию и культуре. По его инициативе была создана Академия наук Абхазии, разработана программа развития абхазского языка. Возвращение в Отечество разбросанных по всему миру потомков жертв махаджирства была для него одной из главных задач. Руководствуясь важнейшей идеей воссоединения нации, Владислав Григорьевич инициировал создание Государственного комитета по репатриации соотечественников.

Родина высоко оценила выдающуюся государственную деятельность В. Ардзинба. За исключительные заслуги перед Республикой Абхазия, коренным образом повлиявшие на судьбу народа и государства, а также за успешное проведение военных операций в масштабе всех Вооруженных Сил, в результате которых была одержана победа в Отечественной Войне народа Абхазии, он удостоен ордена Ахьдз-Апша первой степени. За мужество и героизм, проявленные при защите Отечества, Владиславу Григорьевичу присвоено звание Героя Абхазии.

Вся жизнь и свершения Владислава Григорьевича Ардзинба, являющиеся убедительным свидетельством определяющей роли личности в ответственные и судьбоносные периоды истории, навсегда останутся в памяти грядущих поколений как образец беззаветного служения своему отечеству.

 

Сегодня Первому Президенту Республики Абхазия Владиславу Григорьевичу Ардзинба исполнилось бы 74 года.

Сухум. 14 мая. Апсныпресс. О значении личности Владислава Ардзинба для истории Абхазии, для возрождения независимого Абхазского государства пишет Виталий Чамагуа. Выдержки из неизданного рассказа писателя о Первом Президенте Абхазии Владиславе Григорьевиче Ардзинба – «С партийной трибуны – в защиту народа» Апсныпресс предлагает вашему вниманию.

Виталий Чамагуа пишет о выступлении Владислава Ардзинба – директора Абхазского института языка, литературы и истории им. Д. Гулиа АН ГССР на пленуме республиканского комитета партии по межнациональной проблематике в 1989 году. «Для меня, и, думаю, почти для всех присутствующих на этом мероприятии, это было первое публичное знакомство с личностью Ардзинба. Конечно, многие знали его по науке, в качестве члена Верховного Совета СССР, слушали знаковое выступление на том самом съезде народных депутатов СССР 2 июня 1989 года, но на партийной трибуне в Абхазии он готовился выступить впервые», – говорит Чамагуа.

«И вот Владислав Григорьевич на трибуне. С первой минуты, с самого начала, что было заметно, Ардзинба, как искусный оратор, привлек внимание весьма прилежной руководящей элиты резкой критической тональностью своего тезиса. Характеризуя реалии того периода, Ардзинба продолжил: «Одной из насущных и первоочередных задач сегодняшней работы в области межнациональных отношений, в частности в Абхазии, является культурная, разъяснительная работа среди населения. Такая работа должна иметь целью ознакомление инонационального населения с историей и культурой Абхазии и абхазцев. Слабое знание истории и культуры, сегодняшних проблем республики, часто ведет, как об этом свидетельствуют некоторые выступления по грузинскому телевидению и в печати, а также недавние события в Сухуме, к нигилистическому отношению к абхазской нации, ее языку и культуре».

Совершив исторический экскурс в прошлое Абхазии и Грузии, Ардзинба сообщает о том, ради чего были отмечены примеры вековой давности: «Вместе с тем, мы должны говорить и о крупных просчетах и трагических событиях, нанесших колоссальный ущерб абхазской нации, от которого она до сих пор не может оправиться. При этом было бы просчетом отождествлять все это с линией народа, направленной против другого народа. Мы имеем дело с искажением ленинских норм партийной и государственной жизни, с противоправными злоупотреблениями власти, которые наносят вред любому народу...»

По мнению Виталия Чамагуа, это, «безусловно, была откровенная, прямая критика политики грузинской метрополии, проводимой ее партийным руководством на протяжении десятилетий по отношению к Абхазии. В зале заседания воцарилась мертвая тишина».

Между тем, Владислав Ардзинба продолжил: «В связи с вышеизложенным, необходимо еще раз коснуться вопроса о том, что в Абхазии сплошь и рядом изменены и искажены исконные названия населенных пунктов; причем, некоторые из них переименованы даже без специальных постановлений. Ужасный смысл переименований состоял в том, чтобы лишить этнической памяти нынешнее и грядущее поколения абхазов, уничтожить древние памятники их культуры. Можем ли мы созидать правовое государство, – вопрошал Ардзинба, обводя требовательным взглядом смущенных столь смелой речью партийцев, – сохраняя наследие того времени, когда демократические нормы, национальные права народа грубо попирались. Не о переименовании должна идти здесь речь, а о восстановлении того, что было грубо растоптано! Решение вопроса о восстановлении исторических, национальных наименований населенных пунктов, рек Абхазии не только не противоречит постановлению Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1979 года, но и целиком соответствует самому духу и букве этого постановления. Следует сказать и о том, что многие работы абхазоведов по проблемам истории и культуры Абхазии, не соответствующие духу тенденциозной историографии, корректируются или не издаются вовсе; причем такой контроль распространяется не только на местные, но и на центральные издательства. Между тем, широким потоком публикуются статьи и книги, – прямо и откровенно обличал грузинских ученых-фальсификаторов оратор, – в которых абхазская история и культура подаются либо в искаженном виде, либо вообще замалчиваются. И эта картина истории и культуры становится частью самосознания взрослого и подрастающего поколения. Самый свежий пример искажения истории и культуры Абхазии – статьи Ш. А. Бадридзе, М. В. Цинцадзе, опубликованные в только что вышедшем в издательстве «Мецниереба» сборнике, посвященном памяти известного абхазского ученого З. В. Анчабадзе. В упомянутых статьях излагаются стереотипы, против которых выступал в науке покойный абхазский ученый. Ничего не скажешь, разительный способ почитания памяти ученого, – не преминул Ардзинба упрекнуть в двурушничестве, и по делу, грузинских «метров» от науки».

Виталий Чамагуа был поражен тем, что грузины, которые могли взорваться от негодования, не прервали доклад Владислава. «Никто из грузин, как из состава президиума пленума, так и со стороны участников партийного форума, не выразил неудовольствия. Абхазы, конечно, в основном с удовлетворением восприняли речь Владислава Григорьевича», – отметил автор. Он считает, что «оппонентов сдержала от протестов харизма, логика, интеллект оратора, его искусство общения с аудиторией, способность, на основе четкой и выверенной аргументации, убедить людей в непреложной истине сообщаемых им фактов и сведений».

Подводя итог, Виталий Чамагуа пишет: «…Резонанс от того его выступления был знаковым не только для партийных кругов, но и для всего общества. Многие стали осознавать: на политической арене республики появилась неординарная личность, совершенно отличная от местных политиков независимостью суждений, блестящим талантом, глубиной мысли, широким интеллектом. Абхазы, это было заметно, приободрились и стали более консолидированы. Грузины, особенно крайних взглядов, задавались вопросом: какую опасность для них представляет в будущем этот ученый абхаз? Как видим, тем своим докладом Ардзинба никого не оставил равнодушным. К сожалению, ныне о том мало кто знает».

Есть в нашем обществе, как, впрочем, и во всех других, ряд табуированных тем. Например, у нас о покойниках обычно не говорят ничего плохого, и, более того, иногда создается впечатление, что человеку вполне достаточно умереть, чтобы прогрессивность его идей была осознана обществом и, по какой-то никому неведомой схеме, началось сотворение кумира. Точно так же и с болеющими – о них стараются не говорить, даже если это публичные люди, политики и обществу жизненно важна достоверная информация об их здоровье. Но есть вещи, которые могут отменить любые табу, – выборы.

О болезни первого президента Абхазии Владислава Ардзинба говорили осторожно, но только до тех пор, пока не наступил период политической активности. 4 июля 2003 года отставки первого президента Владислава Ардзинба по состоянию здоровья потребовало тогда еще общественно-политическое движение «Амцахара» на заседании политсовета. Главная мысль амцахаровцев: больной президент – беда для государства.

Учитывая это обстоятельство, очень странно сегодня, что та же «Амцахара» (теперь уже партия) использует болезнь политика Аслана Бжания, чтобы посадить его в президентское кресло. На прошлой неделе собрав единомышленников и озвучив официальный диагноз – вирусная пневмония, участники мероприятия перешли к подробному изложению собственной версии – отравление, которую чуть ли не с первого дня болезни политика обсуждают в соцсетях анонимы.

Напомню, что 17 апреля депутат парламента Аслан Бжания в критическом состоянии был доставлен в неврологическое отделение одной их московских клиник. Политик не мог говорить, передвигаться, дышать. На сегодняшний день его состояние держится в секрете от общества, однако, со слов его родственника, председателя Сухумского городского собрания Константина Пилия, который, очевидно, «фильтрует» информацию, оно все еще достаточно сложное и находится он в реанимации. Вот что он сказал на собрании 2 мая нынешнего года:

«Идет интенсивное лечение – оно положительное. Процедура вентиляции легких практически не производится, он дышит сам. При необходимости берет ручку и пишет. В гортани пока стоит трубка, которую по ночам иногда включают как помощник. Вот такая ситуация. Лучшие врачи, главный вирусолог города, главный ... по тем или иным – все силы медицинские стянуты. Как заверяют нас врачи, он в ближайшее время, не могу сказать неделя или... ну, в краткосрочной перспективе уже должен был перевестись в палату». Сторонники Бжания утверждают, что если состояние здоровья Аслана Бжания не улучшится, то они будут настаивать на переносе выборов.

Но вернемся к версии об отравлении, которой придерживались выступавшие. У меня возник естественный вопрос: зачем единомышленники Бжания ретранслируют не подкрепленную ничем версию, голословно обвиняя «многих, кто заинтересован»?

Думаю, чтобы понять это, надо вспомнить смерть двух президентов Абхазии – Владислава Ардзинба и Сергея Багапша. Об этом очень мало официальной информации, однако в обществе обсуждается отравление абхазских президентов – Владислава Ардзинба во время визита в Тбилиси, Сергея Багапша во время лечения в Москве.

Конечно, никаких доказательств у общества нет. А следственные органы, прокуратура? Они почему-то не сочли своей обязанностью провести расследования по факту смерти двух президентов. Поэтому версия убийства остается хоть неподтвержденной, но самой популярной в народе.

Нынешние заявления об отравлении Бжания ставят депутата парламента в один ряд с двумя президентами, у которых большое количество почитателей, а значит, априори провозглашают его преемником Ардзинба и Багапша. И эта игра на чувствах простых людей совершенно понятна и объяснима, и эффект от нее гораздо больший, чем от каких-то реформаторских идей и сложных ответов на вопросы о продаже недвижимости и добыче нефти.

3 мая на мероприятии единомышленников Бжания, проведенном то ли партией «Амцахара», то ли Блоком оппозиционных сил, то ли «Движением за защиту государственности Абхазии» (что, по сути, одно и то же), было снято табу с темы о причинах смерти двух президентов страны.

На вопрос журналиста о «странной тенденции», сопутствующей смерти двух президентов Абхазии Ардзинба и Багапша, лидер партии «Единая Абхазия» Сергей Шамба ответил, что «в нашем обществе стало привычным, когда вот так, неожиданно УСТРАНЯЮТСЯ политические лидеры». Остается напомнить, что в момент «устранения» Шамба возглавлял то главное внешнеполитическое ведомство, то кабинет министров.

Его бывшие коллеги и подчиненные, находившиеся в этом же зале, Сафарбей Миканба, который в момент «устранения» был генеральным прокурором, или Отар Хеция, который в момент «устранения» был министром внутренних дел, никак не возмутились на слова об УСТРАНЕНИИ двух президентов.

И еще добавлю, что в момент «УСТРАНЕНИЯ» второго президента Сергея Багапша Службу государственной безопасности возглавлял Аслан Бжания.

Согласитесь, что вопросы, которые у меня возникли после этого оппозиционного мероприятия, на котором бывшие чиновники и должностные лица не подвергли сомнению, а некоторые даже подтвердили народную версию об устранении двух глав государства, логичны. Я перечислю эти вопросы:

Почему эти люди, имея все властные полномочия и зная, что кто-то «устранял» глав государств, даже не попытались возбудить уголовные дела по факту смерти президентов? Понимают ли они меру ответственности, взятую на себя 3 мая 2019 года, когда, публично соглашаясь с версиями об убийстве двух президентов Абхазии – Владислава Ардзинба и Сергея Багапша, признаются в своем преступном бездействии?

А это уже не вопрос, а ответ: можно ли доверять власть политикам, которые знали, что президентов их страны «УСТРАНИЛИ», и смиренно согласились с этим в угоду политической конъюнктуре, которая, очевидно, может отменить все существующие в нашем обществе табу.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

 

Страница 1 из 21
Яндекс.Метрика