Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Обращение

Высшего Совета Республиканской общественной организации ветеранов Отечественной войны «АРУАА» к руководству страны, ко всему многонациональному народу Абхазии

Уважаемые соотечественники!

Общественная организация ветеранов войны «Аруаа» была создана в 2007 году на учредительном съезде ветеранов войны. Первым председателем «Аруаа» был избран Герой Абхазии, первый министр обороны, генерал Владимир Аршба.

К первому съезду «Аруаа» с просьбой принять его в состав нашей ветеранской организации обратился наш национальный лидер Владислав Ардзинба. Мы гордимся и дорожим тем, что он до конца своих дней состоял в «Аруаа», и после ухода из жизни посмертно числится в списках нашей организации. В разное время на съездах "Аруаа" председателями избирались Вадим Смыр, Виталий Габния, Илья Гуния. В феврале 2020 года нашу организацию возглавил Темур Гулия. Все председатели «Аруаа» являются ветеранами войны, орденоносцами, известными в стране людьми.

Согласно уставу «Аруаа», членами нашей ветеранской организации могут быть только ветераны войны и члены их семей. Именно этим наша организация отличается от всех существующих политических партий. В соответствии с нашим Уставом съездом избирается Высший Совет «Аруаа», в составе которого после каждого съезда проходит ротация. Помимо поддержки ветеранов войны и членов семей погибших наших боевых товарищей, одна из главных задач «Аруаа» - стоять на страже завоеваний нашего народа, нашей свободы и независимости, оказывать помощь государству в патриотическом воспитании подрастающего поколения в духе беззаветной любви к нашей многострадальной Апсны. Наша организация объединяет более двух тысяч ветеранов войны и членов их семей, граждан Абхазии разных национальностей и вероисповеданий. Мы сотрудничаем с добровольцами и другими ветеранскими организациями Абхазии.

Так сложилась, что нашим главным политическим оппонентом является партия «Амцахара», в рядах которой состоят не только ветераны войны, но и люди, не имеющие к войне непосредственного отношения, но разделяющие цели и задачи этой партии. Мы с уважением относимся ко всем ветеранам, которые и после войны верой и правдой служат нашему Отечеству, вне зависимости от их политических взглядов.

Мы считаем, что настоящий ветеран должен быть примером честности и добропорядочности, иначе, как и любой гражданин, он должен нести ответственность в соответствии с нашими законами. В тоже время в нашей демократической стране, завоеванием которой является в том числе свобода слова и плюрализм мнений, любой гражданин страны имеет право на собственное мнение и открытую критику любого должностного лица. Не оскорбление чести и достоинства, да еще под анонимными никами, а открытое выражение своих взглядов и убеждений.

Как и все люди, и мы можем ошибаться, и мы готовы принимать критику в свой адрес, но никакое собрание даже самых уважаемых людей не имеет право говорить с нами неуважительно или лишать права высказать свое мнение. В нашей организации не принято скрывать свое мнение. Мы не боимся оказаться в разных политических лагерях и высказывать разные точки зрения.

Не так давно, председатель нашей организации Илья Гуния и член Высшего Совета Дмитрий Ардзинба подвергли жесткой критике правительство Рауля Хаджимба, проголосовали на сессии парламента за отставку правительства и против принятия бюджета. Нынешний председатель «Аруаа» Темур Гулия не поддержал Хаджимба на выборах 2019 года, считая, что власти не реагируют на критику в свой адрес. «Аруаа» всегда подвергала критике то, что считало вредным для страны вне зависимости от того, поддерживали мы на выборах данную власть или нет, и выступало в поддержку президента, когда, по нашему мнению, то или другое решение соответствовало государственным интересам. Но обращаем внимание на то, что никакие решения руководства, представляющие угрозу государственности, свободе и независимости нашей страны, нами не поддерживались и поддерживаться не будут.

Сегодня наша страна находится в очень трудном социально-экономическом положении, на грани банкротства, возрастает задолженность государства по зарплате бюджетникам, очень трудно обслуживать внешние кредиты. Из-за пандемии на грани полного провала курортный сезон, тысячи тонн бахчевых, сотни тонн меда, фрукты и овощи, выращиваемые нашими крестьянами к курортному сезону, остаются невостребованными. Объекты туристической индустрии (Ново-Афонская пещера, Рицинский заповедник, курорт Пицунда, Обезьяний питомник, Ботанический сад, многочисленные кафе и рестораны, гостиницы и турбазы), транспорт, сельское хозяйство уже понесли колоссальные убытки, которые никто не восполнит. Если у бюджетников есть надежда на российскую помощь, то частным предпринимателям и бизнесу наше правительство не сможет возместить потери.

С сожалением констатируем, что у руководства страны нет антикризисного плана действий. Мы понимаем, что «лежачего не бьют», но в то же время прекрасно помним, через что прошла страна за последние 6 лет - митинги, акции протеста, перекрытые дорог, штурм МВД, попытки насильственного свержения власти. Мы помним, что выборы были выиграны в результате государственного переворота людьми, которые обвиняли нас в событиях 2014 года и утверждали, что они таким путем к власти не придут. Мы таких гарантий никому давать не будем - все в руках народа и Всевышнего! Но главное, что мы хотим сказать - в этот тяжелый период для нашей страны надо оставить обиды и услышать друг друга. И даже если мы не сможем объединиться, то обязаны подставить плечо друг другу ради спасения государственности, за которую отдано столько жизней наших братьев и сестер. Как сказал на своей встрече с Высшим советом «Аруаа» лидер оппозиции Адгур Ардзинба: «Любые потрясения, перевороты или другие незаконные действия не просто сокрушительно бьют по имиджу страны, но рано или поздно могут привести к потере государственности».

Мы, ветераны войны, осознаем не только ответственность власти, но и свою. Мы, находясь в оппозиции, хотим быть полезными стране и народу. Поэтому заявляем, что не намерены использовать трудное социально- экономическое положение для раскачивания ситуации в нашем государстве. И, если власть готова услышать наши аргументы и требования, связанные с недопустимостью налаживания отношений с Грузией, до тех пор, пока наша страна не будет признана и мы не получим гарантий невозобновления войны, мы готовы объявить о полугодовом моратории на все протестные акции.

Мы ограничим свою политической деятельности собраниями в помещениях для проведения конференций или очередного съезда. Мы надеемся, что наши власти также осознают, насколько важно наше участие и в работе над выработкой антикризисных мер. Мы готовы помочь президенту страны в вопросах, связанных с национальными интересами государства. Но должны предупредить, что если наш конструктивный настрой будет игнорироваться и продолжится политика навешивания ярлыков «врагов народа» на ветеранов войны, это будет серьезной ошибкой власти.

Мы заявляем, что, учитывая трудное время, чтобы не потерять государственность, готовы протянуть руку помощи власти. Мы не претендуем ни на какие должности, не напрашиваемся в советники – мы переживаем за судьбу страны. Инициированные нами слушания в парламенте и поддержка нашей инициативы политической партией «Единая Абхазия» – это первый шаг в поиске выхода из трудной ситуации, в которой оказалась наша страна.

Анцэа Ду, хэухэоит Апсны уахылапш!

21.07.2020

Высший Совета Республиканской общественной организации ветеранов Отечественной войны «Аруаа».

Сегодня в Сухумском городском суде состоялось оглашение приговора (полной его версии) по делу Артура Анкваба, который обвинялся в причастности к похищению предпринимателя Армена Григоряна с целью выкупа. Интерес общественности к этому делу подогревался тем, что подсудимый еще не так давно, летом прошлого года, баллотировался в качестве кандидата в президенты страны, активно участвовал в агитационной кампании, часто выступал на телеэкране. Участию его в выборах на высший государственный пост не помешало то, что в 2017 году Анкваб находился в розыске по факту нанесения тяжкого вреда здоровью и незаконного хранения оружия, в следующем году был осужден за это и приговорен к двум годам наказания в колонии-поселении, но затем освобожден по амнистии. По итогам первого тура выборов в августе 2019 года он оказался на предпоследней строчке с результатом 1,6% голосов избирателей и выбыл из дальнейшей президентской гонки. А уже в декабре того же года был арестован по обвинению в похищении человека.

К сожалению, «Эхо Кавказа», как и абхазские СМИ, не следило за ходом судебного следствия, так как мы не были осведомлены о нем: сайт Сухгорсуда не размещает списки дел, назначенных к рассмотрению. Лишь в начале этого месяца из сообщения на этом сайте стало известно, что суд выслушал прения сторон (при этом гособвинитель в лице прокурора судебного управления Генпрокуратуры Асиды Квачахия запросил в отношении подсудимого по совокупности преступлений наказание в виде десяти лет лишения свободы в колонии строгого режима) и удалился в совещательную комнату.

Председательствующая судья Зарина Габеева начала сегодня оглашать приговор в отсутствие Артура Анкваба. Он появился только спустя полчаса в сопровождении конвоира и занял место на скамье подсудимых. Артур Анкваб обвинялся в причастности к похищению Григоряна, которого, по версии следствия, похитили 24 ноября 2019 года в городе Сухуме и у которого вымогали денежные средства в особо крупном размере в качестве выкупа за освобождение. Григоряна нашли 1 декабря в одном из сел Гудаутского района, где он содержался. Однако, суд посчитал, что сторона обвинения не смогла предоставить достаточные доказательства причастности Анкваба к похищению Григоряна, и согласился с доводами защиты, просившей оправдать обвиняемого.

Среди журналистов, которые, как и все присутствовавшие в зале суда, терпеливо слушали текст приговора стоя, царила убежденность, что приговор будет обвинительным, и они гадали только о том, сколько им еще придется простоять. Простояли около полутора часов, и лишь незадолго до конца оглашения все почувствовали, что приговор будет оправдательным. И, наконец, Зарина Габеева произнесла:

«На основании изложенного… суд приговорил: Анкваба Артура Миродовича… оправдать в силу непричастности к совершенному преступлению. Ранее избранную в отношении Анкваба меру пресечения в виде заключения под стражу отменить и из-под стражи освободить его немедленно в зале суда. Признать за оправданным Анквабом А. М. право на реабилитацию. Направить Генеральному прокурору Республики Абхазия материалы уголовного дела №… для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Приговор может быть обжалован в кассационную коллегию по уголовным делам Верховного суда Республики Абхазия через Сухумский городской суд в течение 15 рабочих дней со дня его провозглашения… Прошу присаживаться. Подсудимый должен сесть рядом со своим адвокатом. То есть оправданный, простите…».

После того, как судебное заседание было объявлено закрытым, оправданный обратился к присутствовавшим на нем журналистам и попросил выслушать его заявление для СМИ. Он сказал:

«В первую очередь я хочу отметить тот факт, что в течение последних шести лет, то есть с момента государственного переворота, который имел место в 2014 году, на базе правоохранительной системы руками экс-президента Рауля Хаджимба и его так называемых сподвижников, в самом отрицательном смысле этого слова, была создана карательная система, направленная против граждан Абхазии. Я очень надеюсь, что сегодняшние преобразования, которые имеют место в нашей республике, будут иметь продолжение и те молодые специалисты, таланты, которые назначены на должности генерального прокурора, министра внутренних дел, зам. Генпрокурора, начальника следственного отдела Генпрокуратуры позволят правде, в конце концов, восторжествовать в судах и чтобы не фабриковались ложные уголовные дела».

Анкваб также выразил надежду на то, что в ближайшее время ему удастся провести пресс-конференцию, на которой он представит доказательства о сфабрикованных уголовных делах в отношении него в 2014, 2017 и 2019 годах. Он сказал, что после его заключения под стражу он обращался к Генпрокурору и министру внутренних дел с просьбой предоставить возможность пообщаться с прессой и передать ей материалы, которые «имеют огромное значение для будущего Абхазии», но ему было в этом отказано.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Впервые в новейшей истории Абхазии Генеральную прокуратуру возглавляет человек, которого без преувеличения можно назвать «народным» прокурором. Это восьмой по счёту Генеральный прокурор РА в послевоенное время. Уважение и доверие народа он заслужил благодаря своим профессиональным, да и просто человеческим качествам. Это глубоко думающий человек с чётким пониманием своей миссии и собственным независимым взглядом на многие вещи. Он знает, что такое ответственность при принятии решений, и не боится брать её на себя. Согласитесь, это именно то качество, которого порой так не хватает многим нашим руководителям. Он дорожит своей профессиональной честью. А приумножать лучшие традиции прокуратуры ему помогает мощная поддержка руководства страны и профессионализм коллектива. Ведь он первый Генеральный прокурор в послевоенной Абхазии, которому «развязали руки» и дали свободу действий.

Адгур Нугзарович Агрба – человек непубличный. Но тем интереснее его личность. Иногда даже одна случайно обронённая фраза или ответ на не относящийся к профессиональной деятельности человека вопрос характеризует его больше, чем самая подробная биографическая справка.

Агрба Адгур Нугзарович родился 15 января 1981 года. В 1998 году окончил Сухумскую среднюю школу №19. В 2005 году окончил историко-юридический факультет Абхазского государственного университета по специальности «юриспруденция». С 1999 по 2001 год служил в Вооруженных силах Республики Абхазия.

В 2002 году был назначен на должность следователя Военной прокуратуры Республики Абхазия. А в 2011 году Адгур Агрба уже старший следователь Военной прокуратуры по особо важным делам.

13 мая 2015 года был назначен исполняющим обязанности Военного прокурора – заместителя Генерального прокурора РА. 8 декабря 2015 года был утвержден на эту должность. 6 мая 2019 года ему присвоено очередное воинское звание генерал-майора юстиции. И в декабре 2019 года был назначен Генеральным прокурором РА.

Женат, имеет двоих детей.

– Адгур Нугзарович, многие желают любой ценой прославиться. Иной раз у человека, получившего «порцию» славы, меняется самосознание. Судя по вашей биографии, вы – один из тех, кто руководил профильной важной госструктурой. Что для вас слава – бремя или стимул для самосовершенствования? И – несмотря на специфику профессии – вы человек известный?

– Та слава, о которой вы говорите, ко мне не имеет никакого отношения. Служба в органах прокуратуры для меня не просто работа, а любимое дело.

– Вы – человек непубличный. А людям интересно, кто возглавил одно из силовых ведомств республики. Расскажите о себе.

– Родился я в городе Сухум. Мои родители родом из горного очамчырского села Джал. Мой отец Агрба Нугзар Иванович – полковник милиции, более 40 лет работает в органах внутренних дел. Через месяц уже уходит на заслуженный отдых. Он сыграл ключевую роль в выборе моей профессии, так как всегда хотел, чтобы один из его сыновей работал в прокуратуре. Имея большой стаж, работы в советской милиции, он ни разу не запятнал честь своего мундира. Отец часто помогал мне в моей работе дельными советами. Я ему обязан во многих моих жизненных успехах.

Моя мама Джагмазия Лиана Акакиевна – домохозяйка. Старший брат Роберт – 1976 года рождения, экономист, учился в АГУ. В настоящее время возглавляет Сбербанк Абхазии. В 1998 году, после окончания Сухумской средней школы №19, я поступил на историко-юридический факультет АГУ. Служил в рядах Вооружённых сил Абхазии. Но моим главным и любимым увлечением был спорт, которым я занимался с 1990 до 2001 года – каратэ. Первым моим тренером был Игорь, о котором мне сейчас ничего не известно, а после войны меня тренировал Роберт Чолокян. У меня чёрный пояс 1-й дан по тхэквандо и коричневый пояс 1-й кю по каратэ. Участвовал в различных международных турнирах. В 1998 году на чемпионате Абхазии я был признан лучшим бойцом. В 2000 году был победителем на чемпионате мира в Сочи.

В Военной прокуратуре я начал работать, будучи студентом, с 2002 года. И в течение 18 лет она была моим вторым домом. Когда в конце 2019 года мне предложили занять должность Генерального прокурора, я не хотел брать на себя такую ответственность, так как понимал, что в стране очень сложная криминогенная обстановка, и будет тяжело руководить этим ведомством. Но руководство страны настаивало, а я – военный человек, который подчиняется приказам.

– Адгур Нугзарович, что вам удалось сделать или изменить за время вашей работы в Военной прокуратуре?

– Военная прокуратура осуществляет надзор в сфере Вооружённых сил. Через полтора года после моего назначения Военным прокурором наше ведомство поддержало инициативу создания Учебного центра, в который должны были направляться все призывники нашей страны. Руководством Минобороны РА был создан Учебный центр, куда были направлены новобранцы, которые проходили курс молодого бойца и принимали воинскую присягу. Затем они распределялись по воинским частям и подразделениям. Благодаря этому обучению в Вооружённых силах Абхазии пошли на спад неуставные взаимоотношения между военнослужащими, так как солдаты стали более ответственно исполнять свои служебные обязанности, выполнять приказы командиров. Никто не мог, минуя Учебный центр, направиться в воинскую часть для прохождения службы. В результате стала искореняться порочная практика выдачи военных билетов лицам, не проходившим военную службу. Весь этот процесс отслеживался Военной прокуратурой РА. Это я считаю совместным достижением руководства Минобороны и Военной прокуратуры Абхазии, которое дало нашей армии положительные результаты.

В Военной прокуратуре всегда был прекрасный коллектив, ребята были очень сплочёнными. Она всегда считалась кузницей прокурорских кадров, откуда выходили руководители городских и районных ведомств, славилась лучшими специалистами, дисциплинированностью и здоровым духом, который был заложен её первым прокурором Владимиром Начач в 1993 году.

– Почему в последнее время участились случаи суицида в Абхазской армии?

– В мою бытность в Военной прокуратуре их было не так много, но попытки были. И все проверки случаев суицида показали, что они происходили из-за проблем личного психологического характера, по семейным мотивам, из-за долгов и крайне редко были связаны с прохождением военной службы.

– Адгур Нугзарович, как вас принял новый коллектив?

– Когда меня назначили, многие уже знали, что будут изменения. Конечно, это не всем нравилось. Я поставил перед руководством страны до моего назначения условие, что кадровую политику я буду проводить самостоятельно. Поэтому с некоторыми коллегами нам пришлось расстаться. После моего прихода в Генпрокуратуру были проведены служебные проверки в центральном аппарате, после которых были освобождены должностные лица, занимающие ответственные посты. Скоро последуют и другие кадровые изменения, в том числе и освобождения от занимаемых должностей. Единомышленников в прокуратуре достаточно и в первую очередь это те люди, которым я доверяю. Когда я шёл сюда, примерно знал, кто и какую должность будет занимать. Мы хотим вернуть доверие наших граждан к правоохранительной системе и прокуратуре. Мы являемся слугами нашего народа. Об этом никогда не забываем. Надо быть ближе к своему народу.

– В стране завершились внеочередные президентские выборы. Какую позицию занимало ваше ведомство в этом политическом процессе?

– В любом государстве выборы президента – важное политическое мероприятие. Для их проведения в соответствии с законом важное место отводится и органам прокуратуры. На них возлагается надзор за исполнением законов центральными и местными избирательными органами, соблюдением избирательных прав граждан, предвыборной агитации, голосованием, подведением их итогов. Наши сотрудники знают, что активная агитационная деятельность в пользу какого-либо кандидата в президенты несовместима с пребыванием в органах прокуратуры. Наше дело – служение всему народу. Мы старались быть объективными в принимаемых решениях и делали всё, чтобы выборы прошли в рамках закона.

Однако в сентябре 2019 года, когда сторонники одного из кандидатов в президенты обратились в суд с жалобой о признании выборов недействительными, с того момента Генпрокуратура принимала участие в этом процессе. В январе 2020 года был вынесен завершающий вердикт Верховного суда, где также принимала участие Генпрокуратура. И выборы были признаны недействительными.

– Адгур Нугзарович, как Вы расцениваете январские события с точки зрения представителя закона?

– Безусловно, это нехороший прецедент, но всему, что произошло, способствовала сложившаяся в последнее время в республике обстановка. От нецивилизованных форм и методов решения проблем надо уходить, я их не приветствую.

– В последнее время участилось возбуждение уголовных дел по фактам коррупции, экономическим, финансовым и уголовным преступлениям, что не может не радовать. Однако многие дела, которые вы передаёте в Верховный суд, почему-то не находят своего подтверждения. В чём причина?

– По перечисленной категории дел имеются некоторые успехи. В настоящее время в производстве органов прокуратуры Абхазии находится немало уголовных дел, имеющих общественный резонанс. Мы возобновили много дел, многих лиц вернули обратно под стражу, в отношении которых преследования были прекращены по надуманным причинам. Вновь были возбуждены против них уголовные дела и приняты процессуальные решения. Одним из таких серьёзных дел, на мой взгляд, является хищение государственных средств госкомпанией «Абхазтоп». Было возбуждено уголовное дело, в кратчайшие сроки частично была проведена бухгалтерская экспертиза на территории России. Было выявлено хищение на сумму более 30 миллионов рублей. Гендиректор Беслан Авидзба был задержан городским судом, однако Верховный суд указал на допущенные нарушения в протоколе задержания, и мера пресечения была изменена на домашний арест. Это не единичное решение, когда Верховный суд по серьёзным резонансным делам изменяет меру пресечения в виде заключения под стражу на домашний арест. Часто это вызывает непонимание со стороны органов прокуратуры, так как мы считаем, что у суда нет достаточных оснований для принятия подобных решений. С таким успехом следственные органы вправе самостоятельно, без судебных органов освобождать подозреваемых и обвиняемых лиц и избирать им подписку о невыезде. Но мы это не практикуем, так как считаем, что каждый должен понести справедливое и соразмерное наказание, в связи с чем обращаемся с жалобами на принятые решения.

Некоторые граждане Абхазии, против которых мы возбудили уголовные дела, являются гражданами России и проживают на территории Российской Федерации. Они могут быть досягаемыми лишь тогда, когда мы объявим их в международный розыск.

Большой резонанс в республике имели убийства в центре столицы в ноябре прошлого года. По этому делу проводятся оперативно-следственные мероприятия. Уже установлен круг лиц, имеющих непосредственное отношение к этому преступлению. Некоторые из них объявлены в розыск, а четверо заключены под стражу. Не исключено, что и остальные фигуранты дела скоро будут взяты под арест.

– Адгур Нугзарович, успех вашей работы заключается, может, и в том, что на вас не оказывается давление со стороны властных структур?

– Я не исключаю этот аргумент. Никто не вмешивается в работу Генпрокуратуры. У нас полная свобода действий. Со мной провёл беседу избранный президент Аслан Георгиевич Бжания. Он доволен результатами деятельности Генпрокуратуры. И рекомендовал продолжать работать в таком же духе.

– Что вы считаете самым большим успехом и самой большой ошибкой в вашей жизни?

– Я не знаю, достиг ли я каких-то больших успехов в жизни, никогда об этом не думал и не мне об этом судить. Но я стараюсь работать честно. Никогда не стремился «сорвать какую-то звезду». Однако самым большим успехом считаю то, что я в девятнадцать лет стал победителем чемпионата мира по тхэквандо из Абхазии, который проходил в Сочи в 2000 году. Что касается ошибок в моей жизни, то я не исключение из общего правила. Но осознанно никогда не допускал ошибки.

– Расскажите о вашей семье.

– Женат. Супруга Фатима по образованию правовед, окончила АГУ. Сын Баграт учится в 6 классе, дочь Арианна – в первом классе.

– Адгур Нугзарович, на ваш взгляд, назрела ли необходимость поднять правовую культуру и сознание нашего общества?

– Любые преобразования в обществе бесполезны без правовой культуры. Ведь правовая безграмотность влияет на судьбу человека. Каждый чиновник, занимающий руководящий пост и желающий перемен в своей работе, должен понимать это в первую очередь. Я считаю, что на государственную службу должны призываться люди, которые умеют ставить интересы государства выше своих собственных, люди с высоким нравственным началом. И если при отборе кандидатов на госслужбу будут учитываться именно эти критерии, проблем в нашей стране будет меньше.

Беседу вела Русудан Барганджия

Газета "Республика Абхазия"

 

Повторные выборы президента Абхазии назначены на 22 марта 2020 года, на пост главы государства претендуют Адгур Ардзинба, Аслан Бжания и Леонид Дзапшба.

СУХУМ, 13 мар - Sputnik. Парламент Абхазии внес поправки в статью 16 закона "О выборах президента Абхазии", сообщает корреспондент Sputnik с места.

Поправки законодательно закрепляют указание графы "против всех" в бюллетене.

С предложением внести изменения выступил депутат Батал Табагуа:

"В статью 16 закона о выборах президента Абхазии после части третьей дополнить частью четвертой следующего содержания: "В избирательном бюллетене в конце перечня кандидатов помещается строка "Против всех кандидатов" с расположенным справа от него полем для голосования. Часть четвертую и пятую считать частями пятой и шестой", - зачитал Табагуа.

Представитель президента в Парламенте Дмитрий Шамба объяснил необходимость внесения поправки изменениями в выборном законодательстве, принятыми в 2019 году. Тогда был утвержден способ голосования "против всех". Как подчеркнул Шамба, графа "против всех" на прошедших выборах включалась в бюллетень не согласно закону, а решением Центральной избирательной комиссии.

При этом ЦИК руководствовался статьями 17 и 18 закона, так как в статье 16, которая описывает содержание бюллетеня, до настоящего момента графа "против всех" не была отображена.

ЦИК обратился в Парламент после назначения даты новых выборов президента с рядом предложений по изменению избирательного законодательства Абхазии.

В феврале депутаты представили на рассмотрение два законопроекта, направленных на устранение неоднозначности трактовки статьи 19 закона "О выборах президента".

Парламентарий Илья Гуния считал, что победитель второго тура выборов должен определяться по тем же принципам, что и в первом. То есть победа отдается кандидату, набравшему 50% плюс один голос. При этом голоса, поданные против всех, не будут никуда приплюсовываться, а лишь отражать волеизъявление граждан.

Председатель комитета Парламента по государственной-правовой политике Валерий Агрба предлагал изменить 19-ю статью закона "О выборах президента" так, чтобы победитель определялся простым большинством.

Ни один из предложенных законопроектов не был принят.

 

 

 

 

 

 

Идти на выборы или не идти? Наверное, это самый главный вопрос, который задают себе многие сознательные избиратели в Абхазии с момента, когда были объявлены повторные выборы. Для возникновения этого вопроса причин много. Не на последнем месте и манипуляции политиков, с помощью которых небольшая группа людей решает вопрос о переносе или отмене выборов в угоду своим личным интересам. Но главное – пессимизм и недоверие электората к политикам.

Недоверие выработалось годами в результате неоправдавшихся ожиданий, которые возлагают избиратели на своих избранников. Мне призыв к бойкоту выборов очень близок – я и сама несколько лет назад перед парламентскими выборами инициировала обращение двух тысяч избирателей в парламент с требованием о внесении поправок в закон о выборах. Обращение общественности было проигнорировано народными избранниками, которые, видимо, воспринимают только ультиматумы и силовое давление. В результате выборов, по существующему закону, мы получили парламент, ставший очагом нестабильности и противостояния в нашем обществе. И это хороший урок для избирателей, но теперь у нас нет никаких надежд на то, что нынешний состав депутатского корпуса примет хотя бы косметические поправки к закону о выборах, которые осложнят приход в законодательный орган власти «хороших пацанов».

Нынешние, повторные, президентские выборы проходят совсем в другой ситуации, после силового свержения главы государства, на фоне вседозволенности и анархии в обществе. Это еще раз подтвердили события в Ткуарчале, где небольшая группа сторонников кандидата в президенты Аслана Бжания в пятницу, 21 февраля, свергала одного из самых успешных глав администраций района. Цель понятна – Аида Чачхалия, которая не входит в «команду» кандидата Бжания, будет мешать подтасовкам на выборах, даже самим фактом своего существования.

Поэтому инициаторы беспорядков потребовали от районного Собрания принять решение об отстранении главы и, не получив желаемого результата, избили главу Собрания. Обвинение, предъявленное главе района, выглядит комично. Предлагаю всем правозащитникам заткнуть уши: глава администрации – женщина, и это главная претензия. Видео, на котором активист очередного свержения говорит об этом, разлетелось по социальным сетям. Говорят, что смех – лучшее оружие против глупости, но думаю, что эту категорию «повстанцев» трудно обезоружить даже смехом. Так что ситуация в Ткурчале 21 февраля развивалась по традиционной схеме – заблокировали вход в администрацию, избили главу Собрания, потребовали отставки главы района. Правоохранители и прокуратура, как обычно, наблюдали. Кандидат в президенты Бжания открестился от действий своих сторонников, но попытался их оправдать. Ближе к вечеру и.о. президента Валерий Бганба подписал компромиссное решение – отправить главу администрации в отпуск за собственный счет до выборов.

Конечно, проводить выборы в таких условиях, когда один из кандидатов в президенты взял курс на силовое давление, парламент недееспособен, а правоохранители бездействуют, – безумие. Но похоже, что избирателю на нынешних выборах придется выбрать между безумием и отказом от участия в выборах. И теоретически отказ от участия в выборах – хороший показатель сознательности электората, демонстрация недоверия избирателей к выборной системе и нежелание придавать легитимность власти, избранной по этой системе.

Но у меня возникает вопрос: ну, предположим, случилось невероятное и выборы сорваны. А что дальше?

Дальше должна быть серьезная работа законодательного органа власти – над революционным реформированием системы государственного устройства или хотя бы над выборным законодательством.

На новые выборы законом отводится срок не более трех месяцев. Учитывая плачевный потенциал нашего парламента, идея бесперспективная. Этот парламент не смог даже принять поправки к положениям закона, содержащим разночтения по вопросу о подсчете голосов, а уж на принятие нового закона им не хватит и столетия. Круг замкнулся.

Поэтому под занавес несколько мировых примеров для сторонников бойкота. По традиции начну с Ильича, который признал, что бойкот Булыгинской думы был ошибкой. Сорвать выборы и ему не удалось. Более современные примеры – бойкот парламентских выборов на Ямайке в 1983 году принес лейбористской партии, из-за которой затевался весь сыр-бор, абсолютное большинство в парламенте. Сербский бойкот референдума о независимости Боснии и Герцеговины в 1992 году закончился войной. Навальный бойкотом выборов в 2018 году повысил результаты Путина. Положительных примеров, когда тактика бойкота выборов привела бы к позитивным для демократии результатам, я не нашла.

Да, система устроена так, что пространство для маневра для избирателей очень невелико. В нашем случае явка в первом туре – 50%, и она будет, а во втором и того проще – 25%. Таким образом любой бойкот будет только повышать ставки одной из сторон, не участвующей в нем. Думаю, что моя мысль предельно проста – бойкот выборов дело серьезное и к нему надо подходить с пониманием последствий, в особенности для нашей частично признанной страны. Как говорил один из президентов Абхазии, «это вам не мамалыга, где можно рассчитать количество тарелок».

Так что я бойкотировать выборы не буду и не буду голосовать «против всех». Посмотрю на кандидатов во время дебатов и общения с журналистами, прикину, кто из них нанесет наименьший вред нашей стране, кто будет более открытым для общества при принятии решений и отдам свой драгоценный голос. А там уж как решит народ Абхазии, так и будем жить – в демократии, охлократии или при диктатуре. Главное для меня на этих выборах – не замарать свои руки в последнем.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 46