Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Программа формирования общего социального и экономического пространства между Россией и Абхазией была подписана во время встречи президента республики Аслана Бжания с президентом России Владимиром Путиным в Сочи 12 ноября. Проект этого документа уже обсуждался экспертным сообществом Абхазии больше месяца тому назад. Однако подписанная программа отличается от проекта. Своим впечатлением от документа поделился абхазский экономист Ахра Аристава.

– На сайте президента Абхазии была опубликована программа формирования общего социального и экономического пространства между Россией и Абхазией. Ваше общее впечатление?

– Первое впечатление о документе – хочется похвалить российских коллег. В глаза бросается, что интересы российской стороны очень хорошо защищены. Если честно – не хочу никого обижать, – интересы абхазской стороны в документе не очень убедительно защищены.

– В чем проявляется в документе незащищенность абхазской стороны?

– Ну, например, здесь есть пункт про тарификацию электрических сетей и в целом энергетики Абхазии. Если так ставится вопрос, то нам же тоже может быть интересна в перспективе тарификация российского газа, российских нефтепродуктов и других жизненно важных и необходимых нашей стране ресурсов.

– Какую опасность в тарификации вы видите?

– Дело в том, что каждый шаг, связанный с повышением тарифов или налогов, влияет на социальную защищенность населения и уровень жизни, все это надо соизмерять. Без экспертной оценки этой ситуации мы всегда приходим к политическому кризису, страна попадает в зону политической турбулентности, начинаются стрессовые ситуации. Любой митинг, любое выступление – вы знаете, как это у нас проходит.

Или, например, касаемо защиты интересов российских инвесторов в Абхазии, там же есть такой пункт… На мой взгляд, получился однобокий документ. Важнейший пункт в договоре 2014 года – о невмешательстве в дела друг друга. И это – ключевой пункт! Исходя из него, должны формироваться все остальные вопросы. Я думаю, здесь нужны по каждому пункту комментарии тех, кто участвовал в переговорах.

Когда договор 2014 года готовился и подписывался, я работал в правительстве заместителем министра экономики. Мы тогда отстояли особое положение Республики Абхазия в налоговых и таможенных вопросах. Если открыть договор – там эти главы вообще убраны.

– Ахра, какую опасность в рамках гармонизации налогового законодательства вы видите для Абхазии?

– Опасность прямая. Дело в том, что в экономике ключевыми моментами всегда являются менталитет и внешняя среда. Не всегда российские коллеги хорошо знают ту реальность, которая есть в Абхазии, так же, как и мы не знаем реальность в разных регионах России. Например, если россияне, греки, поляки платят НДС 20%, не факт, что абхазы тоже будут согласны на такую налоговую нагрузку.

Следующая ситуация – с вывозом мандаринов в Россию. У них есть правило, которое недавно вступило в силу, что можно завозить товары для собственных нужд без налогов только на 500 евро, а у нас – на 150 тысяч рублей. Теперь, что такое унификация? Это означает, что мы тоже должны опустить эту планку? Я не думаю, что это будет радостно воспринято нашими гражданами.

Вопрос в том, что нужно иметь собственный план развития – краткосрочный, среднесрочный и долгосрочный. И тогда вести переговоры с Россией будет намного легче. Если у вас нет собственного плана, вы становитесь частью чужого плана. Это банальная истина. Будет свой план, и будет понятно, гармонично выглядят российские предложения по отношению к национальному плану или нет. Это все важные моменты. Например, пункт об образовании. Наши дети будут сдавать ЕГЭ или мы перейдем на другую систему образования? В программе просто написано: «подготовка законопроекта об образовании», а что это значит? Нужны комментарии тех, кто работал над документом с абхазской стороны. По каждому пункту возникает масса вопросов.

– Ахра, в этой программе есть пункт 37-й – это разработка и подписание меморандума и плана-графика приведения законодательства Республики Абхазия в соответствие с законом Российской Федерации, регулирующим деятельность некоммерческих организаций и иностранных агентов. Каково ваше отношение к данному пункту?

– Да, я всегда говорил, что российское чиновничество – это уже часть мировой художественной литературы. То, как они понимают и как они исполняют российские законы, конечно, удивляет не только нас, но многих. Мое отношение к данному пункту – спокойное. Каждый гражданин, чем бы он ни занимался, даже если он получает иностранные гранты, обязательно должен быть прозрачен и подотчетен. Любой финансовый оборот должен быть прозрачен. Этот вопрос не надо политизировать.

– Ахра, я сама более десяти лет проработала в некоммерческой организации и хорошо знаю, что абхазские НКО проходят ежегодный аудит в налоговой инспекции. И дело не в том, как российские чиновники исполняют закон, а в том, что Государственная дума уже в несколько этапов ужесточает этот закон. И дело в правоприменительной практике в России по отношению к этим организациям, когда любое мало-мальски неугодное власти НКО подвергается репрессиям на основе этого закона.

– Опять же – это вопрос внешней среды и менталитета нашего народа. Это вопрос того, как абхазская сторона будет защищать наш образ жизни и наш менталитет. Нам же никто не запрещает это защищать? В Абхазии другая культура, у нас за тысячелетия люди привыкли говорить правду в лицо. И только потому, что кто-то финансирует какие-то организации из-за границы, абхазу или гражданину Абхазии, а у нас русские и армяне, которые здесь выросли, живут по одним законам, рот уже не закроешь. То есть эти инструменты в Абхазии работать не будут. Никак. И опять же – это вопрос защиты абхазского образа жизни. Ведь власть выбирают для чего? Для того, чтобы она защищала национальные интересы Республики Абхазия. И в этом вопросе, в том числе.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

Абхазские перевозчики жалуются на проблемы при экспорте сельхозпродукции в Россию. По их словам, процедура оформления груза усложнилась, и экспортеры мучаются на границе сутками.

«Желтая лихорадка», «оранжевая лихорадка» – какими только эпитетами ни награждала местная пресса сезон сбора и реализации урожая цитрусовых в Абхазии в семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века! Ведь тогда действовал антиконституционный в общем-то запрет на вывоз из республики частными лицами сельхозпродукции, в том числе и выращенной на собственном приусадебном участке. Еще бы: ведь собрав на этом участке тонн десять мандаринов и продав их на рынке где-нибудь в средней полосе России, частник мог легко заработать в год на автомашину «Жигули», а это с точки зрения совпартноменклатуры был непорядок, поэтому он все должен был продавать государству в заготпунктах на местах за мизерную цену. И на какие только ухищрения не приходилось идти тем, кто все же пытался вывезти выращенный урожай цитрусовых, хотя, естественно, никакой границы по реке Псоу тогда не существовало!

Сейчас никаких запретов на вывоз нет. Но каждый год тем не менее раздаются жалобы на то, что на Псоу возникают большие «заторы» при экспорте цитрусовых и другой сельхозпродукции, и на слишком большие «поборы» таможенников. И, как правило, чем выше урожай, тем больше таких проблем и громче жалобы.

Недавно в соцсетях встретился настоящий крик отчаяния – о том, что из-за недавнего переподчинения российских таможенников на Псоу Ростову-на-Дону (тут интернет-пользователь перепутал: на самом деле Сочинская таможня в начале октября была реорганизована и присоединена к Краснодарской) процедура оформления груза усложнилась и экспортеры мучаются на границе сутками.

Я связался с председателем Государственного таможенного комитета Республики Абхазия Гурамом Инапшба. По его мнению, реорганизация на российской таможне не должна влиять на продолжительность процедуры:

«По идее, не должно такого быть, если механизм нормально работает. Для крупных поставщиков, у кого есть контракты с российскими фирмами, практически нет никаких проблем. У них контракты по 21 рубль за килограмм мандаринов, вместе с доставкой туда. Но российская таможня считает, что это мало, что с доставкой они будут обходиться порядка 40 рублей за килограмм. И если они будут считать по 21 рублю, тогда, согласно распоряжению президента (Абхазии), перевоз через границу сядет в 6 рублей за килограмм для перевозчика – вместе и наша сторона, и их сторона. А если они будут считать по 40 рублей, то цена за перевозку рубля на два с половиной возрастет. Я объясню, по какому принципу работает та сторона. Цитрусы считаются подкарантинным товаром. Мандарины еще и с большим фитосанитарным риском товаром считается. До пяти килограммов любой гражданин, пересекающий государственную границу Абхазии с Россией, может завезти мандарины. С пяти до 25 килограммов может завезти, если у него будет сертификат фитосанитарный, который выдает Карантинная служба Республики Абхазия. Больше 25 килограммов для личного пользования та сторона уже не принимает, это уже считается товарная партия.

– И надо декларацию заполнять…

– Да. Если свыше 25 килограммов, за каждый килограмм нужно платить уже 4 евро. Если у тебя нет соответствующего контракта на той стороне».

Ограничения российская сторона ввела, ссылаясь на решение Евразийской экономической комиссии от 2017 года, согласно которой с 1 января 2019 года вес перевозимого без декларации продукта на одного человека не может превышать 25 килограммов. А жители Абхазии привыкли перевозить столько, сколько помещается в багажнике легковой машины. На абхазской стороне им обычно не препятствуют, потому что в Абхазии позволено вывозить по 50 кг на человека, но предупреждают, что российская таможня не пропустит. В итоге их с российской таможни возвращают: ведь если машина едет с 200 килограммами сельхозпродукции, то ее должны сопровождать восемь человек.

При этом предпринимателям выгодно обходиться без декларации, поскольку на таможне меньше платежей. За сертификат о происхождении товара на абхазской стороне они отдают всего 25 рублей, также с каждого килограмма вывозимого товара платят до 10-12 копеек. А при оформлении декларации, помимо сертификата о происхождении товара, необходимо еще иметь фитосанитарный сертификат и документ ГОСТ и платить за таможенные сборы. На абхазской стороне – 0,1% от стоимости товара за любую сельхозпродукцию, кроме ореха (за орех – 1% от стоимости товара). В целом, как отмечал Беслан Джопуа, экспорт сельхозпродукции на обеих границах обходится в 6 рублей за килограмм.

Среди крестьян, по словам Беслана Джопуа, только единицы сами вывозят свою продукцию. В основном сдают либо в пунктах приема, либо продают на Псоу на абхазской стороне границы, то есть по намного меньшей цене, чем она реализуется на российском берегу реки.

«Эхо Кавказа» уже рассказывало, что недавно, после соответствующего поручения президента Аслана Бжания, который два года назад, в бытность свою парламентарием, остро ставил вопрос о защите интересов сельхозпроизводителей, за снижение размера взимаемых сумм в ходе экспорта мандаринов, премьер-министр Александр Анкваб собрал представителей структур, имеющих непосредственное отношение к этой проблеме. На совещании удалось достичь взаимопонимания этих структур по решению поставленной задачи – чтобы с 1 ноября снизить сумму взимаемых платежей на абхазской стороне минимум на три рубля за килограмм.

Но в соцсетях главным образом продолжают жаловаться на то, что большие платежи взимаются на российской стороне. Судя по всему, тут вопрос упирается в то, что, как сказал Гурам Инапшба, при заполнении декларации российские таможенники взимают за килограмм цитрусовых 4 евро. Источник во властных структурах республики сообщил, что многие надеются: данный вопрос стал одним из предметов обсуждения в ходе сегодняшней встречи в Сочи президента России Владимира Путина и президента Абхазии Аслана Бжания, и они нашли какое-то взаимоприемлемое решение.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

12 ноября парламент Абхазии ратифицировал соглашение между Россией и Абхазией о софинансировании расходов на поэтапное повышение материально-технического обеспечения органов внутренних дел Абхазии, денежного довольствия и социальных гарантий работников органов внутренних дел.

Соглашение подписано в целях реализации положений статьи 10 договора между Россией и Абхазией о союзничестве и стратегическом партнерстве, подписанном в 2014 году в Сочи.

Как пояснил заместитель руководителя Администрации президента Джансух Нанба, в период с 2020 по 2022 год предполагается направить объем финансирования в размере 620 миллионов рублей на улучшение работы системы министерства внутренних дел.

«В частности, за этот период 190 миллионов рублей будут направлены на улучшение повышения материально-технического обеспечения органов ВД, в котором сегодня так остро нуждается наше ведомство, а также 430 миллионов рублей будут направлены на повышение денежного довольствия и социальных гарантий работников органов ВД», – отметил он.

Нанба считает, что в рамках данного соглашения удастся существенно повысить эффективность работы министерства внутренних дел.

«Что безусловно отразится на жизни наших граждан в первую очередь», – подчеркнул зам руководителя Администрации президента.

Нужная газета

 

 

Переговоры президентов Абхазии и России прошли в Сочи в четверг 12 ноября.

СУХУМ, 12 ноя - Sputnik. Аслан Бжания пригласил Владимира Путина посетить Абхазию, подчеркнув, что он всегда является желанным гостем в республике, сообщается на официальном сайте президента Абахзии.

Переговоры глав государств прошли в Сочи в четверг 12 ноября.

"Мы в последний раз, по-моему, виделись на Параде Победы в Москве. Но сейчас есть возможность не спеша, в спокойной обстановке поговорить о том, как развивается ситуация в наших межгосударственных отношениях", – сказал Путин, приветствуя президента Абхазии.

Глава российского государства отметил, что, несмотря на влияние пандемии, Россия остается партнером номер один для Абхазии: больше 70 процентов всего экономического оборота республики – с Россией.

"У нас есть очень значимые направления сотрудничества, я уж не говорю про туризм, но есть и другие составляющие: сельское хозяйство, телекоммуникации. Все это должно быть предметом нашего сегодняшнего обсуждения, – заявил Путин.

Он выразил надежду на то, что помощь российских медиков республике в борьбе с пандемией является существенной.

В свою очередь президент Абхазии Аслан Бжания выразил благодарность от имени многонационального народа Абхазии российскому народу и лично Владимиру Путину за поддержку и помощь, которую Россия оказывает на протяжении многих лет.

"Друзья, как известно, познаются в беде. Вот в последнее время в условиях пандемии мы еще раз эту поддержку почувствовали", – сказал Бжания.

Он также поблагодарил руководство Министерства обороны России за работу мобильного госпиталя, российских медиков, которые "вахтовым методом на протяжении нескольких месяцев приезжают в гудаутскую больницу", и Роспотребнадзор.

Бжания заверил Путина в том, что руководство Абхазии намерено реализовывать договоренности, подписанные в большом рамочном договоре о сотрудничестве и других межведомственных договорах, "потому что это в полной мере соответствует интересам Абхазии, все это работает на укрепление государственности и суверенитета Абхазии".

 

– Как должны себя вести власти Абхазии в вопросе Аибги?

Ричард Чкадуа: Сегодня общество понимает, что этот вопрос, который был некогда спорным, сейчас перерастает в плоскость некоего конфликта. Поэтому мне кажется, что в данном случае надо быть просто очень оперативным и очень взвешенным в этом вопросе. Поэтому обе ветви власти, мне кажется, имеют все полномочия для того, чтобы сесть и детально обсудить ситуацию, сделать какую-то аналитическую справку, которая будет предложена, на мой взгляд, всем сторонам, кого касается этот вопрос, включая, конечно, само население. Это вопросы национальной, государственной безопасности, и они не могут быть отложены на какое-либо время. Я вижу, что эти вопросы сейчас обсуждаются в парламенте. Да, на каком-то этапе это обсуждение должно быть закрытым, информационно, все понятно, на уровне дипломатических диалогов, но резюме мы все должны услышать. Посмотрим, каково оно будет. Но снова повторяюсь: максимально дипломатично и оперативно. Я думаю, что в условиях сегодняшнего дня, когда мы видим, что происходят новые конфликтные вопросы, я думаю, что нет смысла… другое дело, как сделать их не спорными, поэтому надо подойти очень взвешенно.

Рисмаг Аджинджал: Власти Абхазии, раз произошла ситуация, должны наверняка открывать новый пост, где этот мост, несогласованный, стоял. Дальше вопрос моста пусть решает совместная комиссия. Также кто организовал этот мост, с ними надо провести объяснительную беседу, чтобы они прекратили портить абхазо-российские отношения. Это какие-то коммерсанты, с ними, безусловно, кто-то из Абхазии или из спецслужб России должен провести жесткую беседу на предмет того, чтобы они прекратили портить абхазо-российские отношения ради своего личного интереса. Я вижу это так.

Закан Нанба: Я думаю, что власти должны сказать: «Уважаемые, вы построили мост, очень хорошо сделали для жителей, если можно, долевой вклад сделать в эту сумму, и дальше этих людей перепрописать на территории Абхазии, или обозначить жестко, что это Аибга, в переводе означает «целое», ее нельзя отделить. Она должна быть целая на нашей территории. Власти что должны предпринимать, что они предпримут, я не могу сказать, у них, наверное, другое видение, но я так думаю.

 

Алхас Джинджал: Власти Абхазии должны действовать строго в рамках Конституции РА, так как по Конституции РА наша граница неприкосновенна, президент является гарантом Конституции РА, он должен отстаивать интересы Абхазии и ее территориальную целостность. Аибга – это, несомненно, часть Абхазии. После того как все по закону, нужно где надо, на всех площадках отстоять наши интересы. Часть Аибги на нашей стороне, левобережье реки Псоу.

Руслан Барциц: Власти знают, как себя вести, другое дело, почему они ничего не делают? Почему они так запустили, почему забросили эту часть Абхазии? 30 лет назад наши старшие в Гагре, представители «Абрскил» гагрского отделения «Аидгылара» говорили, что нужно заселять молодых, семейных, несемейных, государство должно помочь. Такое дурацкое поведение, я не могу назвать другим словом, нашего правительства может привести к очередному штурму, и не только поэтому, других проблем тоже хватает. Надо садиться с российской стороной, это местечковое, адлерский глава не такой дурак, чтобы не знать, где Абхазия, где Адлер. В данном случае он внаглую специально спровоцировал, скажу, авось пронесет, а там потом привыкнут. Против моста лично я ничего не имею, это мы должны были построить мост, чтобы люди общались, но вопрос не так решается. Если они построили мост, значит, они на что-то надеются. Там чисто коммерческие интересы. Я занимался Аибгой до Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. и после войны, как директор заповедника, там великолепный мрамор, там лес. Правительству надо набрать людей, молодежь, я сам лично пойду и буду заниматься своей археологией. Кто-то может заняться пчеловодством, это государство должно помогать.

Анаид Гогорян

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 74