Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

С места происшествия изъяты стреляные гильзы, доследственную проверку проводит следственная группа ОВД по Сухумскому району.

СУХУМ, 3 июн - Sputnik. Сотрудники МВД Абхазии предпринимают оперативно-розыскные меры по установлению и задержанию лиц, причастных к стрельбе в сторону дома первого президента республики Владислава Ардзинба, сообщает пресс-служба ведомства.

По данным следствия, вечером 29 мая в селе Нижняя Эшера, примерно в 20:00, к дому по улице Папба приехала группа лиц, один из которых открыл стрельбу из автоматического оружия в направлении дома первого президента.

Ранее министр внутренних дел Дмитрий Дбар сообщал, что подозреваемый, устроивший стрельбу в сторону дома первого президента, задержан.

 

 

 

 

Республиканская общественная ветеранская организация «АРУАА» 1 июня сделала заявление в связи с последними событиями в стране:

1. «АРУАА» всегда поддерживало и будет поддерживать любые действия правоохранительных органов, направленные на арест и привлечение к уголовной ответственности лиц, объявленных в розыск и подозреваемых в совершении преступлений любого характера.

2. «АРУАА» никогда не будет защищать кого-либо из тех, кто нарушает закон по принципу партийной принадлежности или «голосовал за нас». Такого же отношения мы требуем и от власти.

3. Мы призываем правоохранительные органы не самоустраняться от проблем и не оставлять людей, у которых имеются неприязненные отношения друг к другу одних, в целях противодействия любому виду самосуда.

4. Мы резко осуждаем последние события в селе Нижняя Эшера, когда группа вооруженных людей ездила по селу, открывая стрельбу, и лишь по счастливой случайности никто не пострадал. Факт криминальных разборок возле дома Первого Президента должен быть тщательно расследован, и виновные должны быть наказаны.

5. В нашем обществе очень болезненно воспринимается несправедливость, когда люди за одни и те же правонарушения отбывают тюремный срок, а другие прикрываются политическим соратничеством и остаются безнаказанными. Прецедентное право рассматривается обществом как норма справедливости.

Несмотря на то, что мы находимся в оппозиции к нынешней власти, четко заявляем, что готовы поддержать все законные и справедливые действия МВД, Генпрокуротуры по наведению порядка в стране”.

Нужная газета

 

Апсадгьыл-инфо, 31 мая 2020 г. Министр внутренних дел Абхазии Дмитрий Дбар обратился к гражданам в связи с последними событиями в Сухуме, связанными с задержанием ранее объявленного в розыск гражданина Эрика Чкадуа.

«Обращаюсь ко всем гражданам Республики Абхазия, независимо от социальной, политической и фамильной принадлежности не дестабилизировать ситуацию в стране, не препятствовать законным действиям правоохранительных органов, что может привести к необратимым процессам. Не забывайте об ответственности за сохранение правопорядка, все вопросы должны решаться цивилизованно и в строгом соответствии с законом. По факту имевшего место вечером 29 мая инцидента в селе Нижняя Эшера, подозреваемый в производстве выстрелов в сторону дома первого президента задержан. Однако очевидцы не сотрудничают с правоохранительной системой, тем самым не содействуют процессу дознания», - говорится в обращении Дмитрия Дбар.

Министр внутренних дел отметил, что личный состав всех подразделений силовых структур поднят по тревоге и готов в любое время пресечь неправомерные действия и обеспечить общественный правопорядок.

«Ситуация в стране находится под контролем. Всех виновных в совершенных преступлениях лиц ждет неотвратимость наказания. И у нас хватит сил и средств для того чтобы обеспечить строгое соблюдение закона», - заявил министр.

 

Первому Президенту Республики Абхазия – 75 лет

За несколько дней до падения Сухума на отставного полковника ВС России вышел один из представителей грузинской диаспоры в Москве. По его словам, некими лицами из представительства Грузии готовится операция, целью которой была ликвидация президента Ардзинба.

Ставка делалась на террористический акт. Сразу же было достигнуто соглашение об оплате труда – по 10 миллионов рублей каждому участнику операции. По плану в столицу Грузии должна была прибыть группа из 15 человек - солдаты и офицеры спецназа, имеющие реальный боевой опыт. Там наемники получали оружие и снаряжение, после чего отправлялись на учебную базу в Гори для пристрелки «стволов» и детальной проработки плана теракта.

Договоренность была достигнута, и началось формирование группы. В нее вошли минер-подрывник, два снайпера, гранатометчики, техник-водитель и стрелки. Был разработан план отхода. Все участники прекрасно понимали, что в живых останутся немногие – трое-пятеро от силы. Тем не менее за время, проведенное в «горячих точках», они привыкли рисковать за деньги, которые по тем временам казались им немалыми.

Окончательный план выглядел следующим образом. Полностью экипированная террористическая группа должна была переправиться в Сухум, находившийся к тому моменту в руках абхазских сепаратистов. За Владиславом Ардзинба регулярно велось наблюдение, и руководители операции по его устранению знали, что глава самонареченной и никем не признанной республики частенько посещает город в составе кортежа из трех-четырех машин или же пешком, в сопровождении охраны. Кстати сказать, телохранители Ардзинба были из того же спецназа из сотрудников спецслужб бывшего СССР.

Боевики должны были выдвинуться на огневые позиции на маршруте следования президента Ардзинба. Если тот будет находиться в автомашине, то один из гранатометчиков должен будет подбить ее, а другой – машину сопровождения. Уцелевшая охрана попадет под шквальный огонь стрелков. Снайперы и пулеметчик должны будут прикрыть отход оставшихся.

Если же президент будет совершать пешую прогулку, то два снайпера должны «работать» по нему, а оставшиеся – по охране. После этого оставшиеся в живых боевики должны были рассредоточиться и по два-три человека пробираться на север, в сторону Сочи. В установленной точке (ее должны были определить в самый последний момент) участники операции встречались и оттуда вылетали в Москву. Там же уцелевшие получали свой гонорар. Доля погибших передавалась их семьям.

План этот при точной и детальной проработке мог бы дать желаемый результат.

«Заказчика» не устраивало в этой ситуации лишь одно: отход группы на территорию России. Было предложено отойти в Грузию. Там, мол, деньги получите, и как героев, встретят. Это самое обстоятельство насторожило боевиков. Они сразу же заподозрили, что вместо обещанной славы «героев» их ждут пули. Тогда «заказчик» предложил иной вариант. Вместе с первой группой в Сухум отправится вторая для поддержки и страховки на случай провала. Это тоже не устраивало исполнителей – вторая группа вполне могла за деньги расстрелять их после исполнения теракта, и на месте происшествия они были бы опознаны как сотрудники российских спецслужб.

Окончательным ответом было «нет». Впрочем, без работы полковник со товарищи не остался. В 1992 году прейскурант для «горячих точек» был следующий: 150 тысяч рублей на человека в операции по захвату стратегически важной высоты, 50-100 тысяч – за уничтожение танка или БТР. Неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба Абхазии, лишись она лидера.

«Московский комсомолец», 7 января 1996 года.

Из книги «Пришел из Эшер», 2020 г.

Газета "Республика Абхазия"

 

14 мая 1945 года родился первый президент Абхазии Владислав Ардзинба, сегодня ему исполнилось бы 75 лет. О том, каким человеком он был, вспоминают люди, которым довелось с ним работать.

"Президентов в мире много, а лидеров нет. А вы настоящий лидер своей нации", - так мудро и тонко охарактеризовал посол Турции Гьюрсен Бурак Владислава Ардзинба. Владислав Григорьевич стоял у истоков современного Абхазского государства. С его именем у жителей республики ассоциируется свобода и независимость Абхазии.

Sputnik

Говоря о первом президенте, переводчица Анна Керопян всегда цитирует известного поэта Иосифа Бродского: "Покуда человек готов отдать жизнь за свои идеалы - идеалы эти живы, цивилизация жива". По ее словам, даже в каждодневной рутинной работе чувствовалась жертвенность Ардзинба.

"Он действительно принес себя в жертву, он осознанно это делал. Он настолько любил Абхазию и свой народ, что просто не мыслил себя вне этого пространства. Я присутствовала на всех его международных встречах и видела, как каждая встреча отбирала у него огромное количество сил и энергии. Потому что всем сильным мира сего нужно было донести правду об Абхазии, против которой в то время стоял практически весь мир", - вспоминает Керопян.

После Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов в Женеве начались переговоры между конфликтующими сторонами с присутствием международных наблюдателей. Во время переговорного процесса Владислав Григорьевич всегда ссылался на историю, что совершенно не нравилось его оппонентам.

"Иногда дипломаты говорили: "Ну что вы все время нас отсылаете к истории, к отдаленному прошлому? Давайте говорить о сегодняшнем дне". Но он отвечал: "Не зная прошлого, мы никогда не сможем понять, что происходит сейчас". Один дипломат даже сказал, что у него голова болит от нашей истории. Владислав Григорьевич ему ответил: "Знаете, если у вас, у дипломата, голова болит от истории, возможно, вы занимаетесь не тем делом", - с улыбкой вспоминает Керопян.

Во времена правления Ардзинба внешнеполитическое состояние Абхазии было шатким, ни одна страна в мире не признавала ее независимость. Однако и тогда, когда маленькая страна гордо противостояла всему миру, даже оппоненты Ардзинба признавали его лидерство, величайший интеллект и силу духа.

Болел за Абхазию

Отару Адлейба, 11 лет работавшему у Ардзинба водителем, первый президент запомнился как человек, который всей душой болел за свой народ.

Отар стал работать у Владислава Григорьевича уже после войны, в 1997 году. Даже тогда Ардзинба не переставал ежедневно проверять сводки МВД.

"С утра у него могло быть хорошее настроение, но стоило ему услышать о чем-то плохом, улыбка сразу же сходила с его лица. Он очень близко к сердцу воспринимал все, что касалось Абхазии и народа Абхазии. Однажды утром секретарь Раиса Николаевна принесла сводки МВД. Она положила сводку на стол Владислава Григорьевича и сразу побежала за валидолом. Я посмотрел на бумагу, а там было написано, что "лесные братья" убили 15 человек. Он очень болезненно воспринял эту весть. Он был таким", - вспоминает Адлейба.

Водитель настолько хорошо изучил Владислава Григорьевича, что даже по бровям мог отличить, когда у президента хорошее или плохое настроение. Если Ардзинба был не в духе, то водитель и телохранители молчали. Но при хорошем настроении президента они и шутили, и анекдоты рассказывали. Часто и сам Ардзинба любил шутить с ними.

"Однажды мы ехали на госдачу в Пицунду, рядом со мной сидел телохранитель Гемберт. Владислав Григорьевич прислонил голову к стеклу и закрыл глаза, он был очень уставшим. Гемберт говорит: "Я вам сделаю звание старшего лейтенанта, так как вы - водитель и телохранитель президента". Мы начали спорить, что офицерские звания начинаются с младшего лейтенанта. Пока мы спорили, Владислав Григорьевич открыл глаза, мы сразу умолкли. Но Владислав Григорьевич стал расспрашивать, о чем мы спорили.

- Гемберт, Адлейба надо дать генерала, - пошутил он.

- Есть Владислав Григорьевич, - сразу же ответил Гемберт. - Конечно, он нас не ругал и не бил, но мы его боялись и уважали", - отмечает водитель первого президента.

Если даже президент расстраивался и горячился за что-то, то он быстро остывал.

"Однажды наша машина сломалась, а мы тогда ехали на какие-то похороны.

- Я не могу толкать вашу машину, - сказал он, вышел из машины и пересел в другую.

Всю дорогу мы ехали молча. На второй день он говорит своей жене:

- Знаешь, почему едет машина сзади?

- Конечно, это же охрана, - ответила она.

- Нет, это для того, чтобы я мог пересесть туда, если эта машина сломается, - добавил он, улыбаясь.

Он умел и шутить. Он будто бы обладал гипнозом. Он удивительным образом умел располагать к себе людей", - вспоминает Адлейба.

Президент абхазо-адыгского народа

Владислав Ардзинба был признанным лидером не только у себя на родине, но и за ее пределами.

"Однажды мы поехали в Адыгею на юбилей Аслана Джаримова (первый президент Адыгеи - прим.). Мы приехали с опозданием. Владислав Григорьевич переоделся в гостинице и сразу же направился на стадион, где проходил фестиваль "Мир Кавказа". Когда он зашел туда, объявили о прибытии Владислава Григорьевича. В этот момент все пять тысяч гостей моментально встали и стали аплодировать ему", - отмечает Отар Адлейба.

А когда первый президент Адыгеи Аслан Джаримов представлял лидера Абхазии, он подчеркнул: "У нас сегодня в гостях президент адыго-абхазского народа, президент Абхазии Владислав Григорьевич Ардзинба" .

"Стадион снова встал и стал аплодировать. Его любили не только в Абхазии, но и за рубежом, - вспоминает водитель. - Я его каждый день видел, каждый день общался с ним, но нам представлялось так, будто он не как все мы, будто с другой планеты. Мы все на него смотрели как на божество, с какой-то надеждой. Он действительно был Богом для всех нас.

На него пала тяжелая участь - руководство Абхазией в самый тяжелый период".

Больше всего Отару Адлейба запомнилась последняя поездка Ардзинба в Москву в марте 2010 года.

"Прибыл самолет в аэропорт "Бабушера". Я поднялся и говорю: "Владислав Григорьевич, сегодня нам пришлось тебе помочь, чтобы ты сел в этот самолет, но дай бог, чтобы, когда будешь возвращаться, ты уже сам смог спуститься с трапа". Но 4 марта мы узнали о его смерти. Природа плакала в тот день, шел дождь, но люди шли и шли, чтобы встретить самолет с гробом Владислава Григорьевича. Люди стояли на дороге и плакали", - добавил Адлейба.

 

Страница 1 из 34