18 июня состоялась передача автобусов, приобретенных за счет средств Инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию, районам Республики Абхазия. В мероприятии принял участие Президент Республики Абхазия Рауль Хаджимба.

Премьер-министр Валерий Бганба сообщил, что к настоящему моменту прибыло 20 автобусов, 5 из которых будут направлены в Гагрский район, 5 – в Гудаутский район, 5 – в Сухум, три – в Ткуарчал, один автобус – в Очамчыру и еще один – в Абхазский государственный университет. Ожидается прибытие еще 13 городских автобусов, которые будут направлены в город Сухум.

В начале июля будет получено 15 школьных и 14 сельских автобусов. В Галский район будет направлено три автобуса.

Президент прокомментировал значение этой программы для государства:

«Имевшийся автобусный парк в значительной степени постарел, необходимо было его обновить. Автобусы нужны, нужно перевозить наших людей, туристов. Мы туристическая страна, и это приобретение принесет пользу и этой сфере».

Глава Нового Афона Феликс Даутия отметил, что автобусы станут важным приобретением для жителей Нового Афона:

«У нас своих автобусов не было, ни школьного, ни городского. От имени горожан хочу поблагодарить всех, кто занимался этим вопросом».

Необходимость замены устаревшего автотранспорта отметили также водители автобусов.

«Мы до сих пор ездили на автобусах компании Икарус, им около 40 лет, сами понимаете, как сложно найти запчасти на такой старый транспорт. Я сам из Ткуарчала, это удаленный город, автобусы нам были очень нужны», – сказал водитель автобуса Гурам Какоба.

Официальный сайт Президента Республики Абхазия

 

20 новых автобусов, закупленных в рамках Инвестпрграммы, передали в районы Абхазии 18 июня.

Это первая поставка автобусов из средств Инвестпрограммы. Всего планируется закупить 62 автобуса на сумму 162 миллиона рублей.

«Сегодня поступило 20 российских автобусов ГАЗ модель «Вектор Next». Все они будут распределены на нужды районов. 5 в Гагрский район, 5 в Гудаутский, 5 в Сухум, 3 в Ткуарчал, 1 в Очамчиру и 1 в Университет», – рассказал премьер министр Валерий Бганба.

По словам премьера, в начале в Абхазию должно поступить еще 42 автобуса, которые будут распределены в Сухум, в села, а также в школы районов.

Все автобусные парки в стране требуют обновления. По словам главы района Аиды Чачхалия, Ткуарчалский район не получал новые автобусы уже более 30 лет.

«Сегодня мы получили три автобуса. В связи с тем, что наш парк сильно изношен, мы планируем эти автобусы перенаправить на междугороднее сообщение», – отметила глава района.

Президент Рауль Хаджимба также подчеркнул, что имевшийся автобусный парк значительно устарел.

«Автобусы нужны, нужно перевозить наших людей, туристов. Мы туристическая страна, и это приобретение принесет пользу и этой сфере», – сказал глава государства.

Нужная газета

 

 

Герои национально-освободительного движения в Абхазии

Сергей Анатольевич Аршба родился в городе Ткуарчале в 1961 году. Окончив среднюю школу в 1979 году, поступил в Высшее военно-политическое училище в городе Львове. Через четыре года лейтенант Аршба по распределению был направлен в Военно-воздушные силы Северокавказского военного округа. Перед развалом СССР в 1990 году уволился из Вооружённых сил и вернулся в Абхазию.

– В 1990 году в армии появились первые симптомы развала советской системы, Советский Союз стал трещать по швам, уже не было того порядка и дисциплины, на которых меня воспитывали и учили, – вспоминает Сергей Аршба. – Когда я вернулся в Абхазию, мне посчастливилось познакомиться с большим патриотом и человеком с большой буквы Николаем Джонуа. Я начал работать с ним в газете «Айдгылара». В редакции нас было четверо: Коля – редактор, Мзия Бейя, Даур Миквабия и я.

Так военный политработник Сергей Аршба стал журналистом и оказался в центре национально-освободительного движения абхазского народа.

– Я воспитывался на моральных ценностях советской системы, – продолжает С.Аршба. – Поэтому для меня доминирующим аспектом моего эго был интернационализм, а национализм напрочь отсутствовал. За пять месяцев общения с Колей я стал ярым националистом в хорошем смысле этого слова, то есть человеком, любящим свою нацию. Я стал читать грузинскую прессу, выступления Гамсахурдия и Костава, у которых в то время был лозунг: «Грузия для грузин». На территории Абхазии стали появляться разношерстные грузинские военизированные формирования с криминальным уклоном. Жизненно необходимо было правильно им противостоять, сохранить свой народ от физического уничтожения. Всё это определило мою дальнейшую судьбу.

Помню, как-то на нашу газету хотел подать жалобу в суд председатель Цебельдинского сельсовета якобы мы опубликовали клеветнический материал о беспределе грузин по отношению к местному армянскому населению. Мы поехали разбираться в Цебельду – Дамей Квициния, Кристиан Бжания и я. После разборок они накрыли большой стол, поднимали за нас тосты, говорили, что мы их братья. И тогда Дамей сказал: «В отдельности вы все хорошие, а когда собираетесь вместе в Парламенте, что-то с вами происходит, вы в нас видите исключительно «апсуйцев», пришлых с Северного Кавказа и отобравших у вас Родину, врагов».

С января 1992 года – я в рядах Абхазской гвардии, возглавил взвод. Затем меня перевели командиром роты в Агудзеру, в которой было около 100 человек. Один из взводов возглавлял Лаша Когония, который погиб в ноябре 1992 года. Другой взвод – Динвар Асландзия, он погиб в 2001 году во время Кодорских событий. Тогда он уже был в звании полковника, возглавлял оперативное управление Минобороны. Был с нами и Беслан Цвижба, ныне заместитель министра обороны. Костяк роты был великолепным, офицеры, которые не задумываясь, готовы были отдать самое дорогое – свою жизнь ради свободы и независимости Абхазии.

Сегодня, мне кажется, что всё лучшее, что осталось у нас, осталось от СССР. За 25 послевоенных лет мы потеряли многое, что было создано советской системой. А новое создать не получилось, хотя, возможно, я сгущаю краски.

В середине девяностых годов силовыми структурами Абхазии в Галском районе контролировалась только трасса и центр Гала. Чтобы спуститься в нижнею зону приходилось задействовать не менее тридцати человек в полном вооружении и под прикрытием бронетранспортера. Однако колонны бензовозов и одиночных машин, груженных цветным металлом, сигаретами и прочим грузом без проблем продвигались к «экономическим» бродам через реку Ингур, которые контролировали криминальные бандформирования Дато Шенгелия. Так закладывался фундамент, начальный капитал отдельных представителей нашей финансовой элиты. А как у нас прошла приватизация государственных объектов, актива, доставшегося нам от СССР? Кулуарно, за бесценок, своим. А потом продажа их за десятки миллионов.

С болью в сердце говорит кадровый офицер Советской армии, полковник, командир Абхазской армии, кавалер ордена Леона, ветеран национально-освободительного движения и Отечественной войны народа Абхазии Сергей Аршба о сложной общественно-политической обстановке в стране. Он прошёл тернистый путь воина, патриота, человека, который в самое сложное для Родины время не бросил её, а героически отстаивал национальные интересы своего народа, самозабвенно защищал свою землю от врагов и тиранов, охранял границу своего государства от бандитов.

– В апреле 1992 года мы уже знали, что война с Грузией неизбежна, – продолжает С.Аршба. – Во всех властных структурах было двоевластие – от МВД до университета. Нужно было выиграть время, чтобы сорганизоваться, подготовиться, вооружиться.

С 1991 года Мушни Хварцкия занимался вопросами обеспечения оружием (с начала формирования Полка внутренних войск он был в числе его руководителей). В феврале 91-го Народный форум «Аидгылара» командирует нас с Геной Хашба и Ардой Миквабия в Ленинград: нам предстояло доставить в Абхазию оружие, которое Мушни каким-то невероятным образом скупал. Боюсь даже предположить у кого и каким образом. С того момента, как на Московском вокзале тогда еще Ленинграда, худощавый парень с густой черной аккуратно подстриженной бородой, протянув руку, произнес: «Будем знакомиться», – моя жизнь под влиянием неимоверной внутренней энергии этого человека существенным образом изменилась. Это был Мушни Хварцкия.

Почти неделю Мушни готовил оружие к транспортировке. Мы в этом участия не принимали: он не хотел подвергать нас риску. Мы наслаждались красотами города-музея. Нашим гидом и финансово обеспечивающим наше пребывание человеком был близкий Мушни человек из бзыбских грузин (чтобы не навредить, не стану называть его имени). Он уже года три жил в Ленинграде и имел кафе в самом центре города. Конечно, он был в курсе всего, чем занимался Мушни, не переносил политику националистов Гамсахурдиа, и помогал как мог, в первую очередь деньгами...

…И вот Мушни позвал нас. На Невском проспекте, в самом центре Петербурга, в подвальном помещении заброшенного дома, стояли два рюкзака и большая коробка из-под холодильника «Nord», аккуратно упакованная и обмотанная скотчем. В коробке – четыре пулемета Дегтярёва, гранатомет и карабины с боеприпасами. Мы вытащили все это на тротуар и стали думать: не в каждое такси войдет наш багаж. Колючий ветер, какой бывает в первых числах марта, продувал нас насквозь. От холода и напряжения мои зубы выстукивали чечетку. И тут в придачу к неприятностям погоды в поле моего зрения попадает милицейский УАЗ. Мы все четверо не сводим с него глаз, и УАЗ, словно заколдованный, начинает двигаться в нашу сторону… И тут Мушни стремительно бросается ему наперерез и, энергично размахивая руками, призывает патрульную машину остановиться. На переговоры с милиционерами уходит пара минут. Мы видим, как они утвердительно кивают и паркуются как можно ближе к нашей неподъемной ноше.

– Быстрее! – коротко бросает милиционер и, выйдя из машины, помогает грузить наш «багаж». И вот мы – все четверо – потеснившись, уже разместились на заднем сиденье. Милиционер, который нам помогал, интересуется: «Вы что, камни везете?»

– Мы – археологи, едем на раскопки, оборудование везём! – Мушни перехватывает инициативу в разговоре и до самого вокзала рассказывает что-то об археологии. Пишу «что-то», поскольку в слова в тот напряженный момент я даже не вслушивался. «Не знаю, какой ты археолог, но психолог – от Бога», – вот что думал я тогда. Так мы и подъехали к вокзалу на патрульной машине, потом свернули и оказались у нужного вагона. Кстати, перегрузили мы оружие из УАЗика тоже с помощью наряда ППС. Мушни обладал способностью магически действовать на людей (этого у него было в избытке!), а филигранный расчет обеспечивал успех его планам.

Больших трудов нам стоило перевозить оружие в Абхазию. Но хочу подчеркнуть особую черту характера Мушни, который мог с любым человеком найти общий язык – и с чиновником, и с бандитом. Он обладал какой-то магической силой, перед которой никто не мог устоять. В целях конспирации Мушни по всему Питеру в разных местах прятал оружие – в заброшенных домах, в подвалах.

Когда перед войной в апреле 1992 года, мы стояли на рубеже от Ингурского моста и до моря, нам удалось остановить продвижение грузинских формирований под командованием командующего внутренними войсками Грузии Ланчава, несмотря на многократный перевес в вооружении и численности со стороны Грузии. Патриотизм личного состава нашей гвардии зашкаливал. Мы готовы были даже на танк пойти с голыми руками.

Перед войной наш командир Владимир Георгиевич Аршба предложил заминировать обочины дороги перед рекой Галидзгой, подготовить фугасы и посадить подразделение, которое в нужный момент подорвёт вражескую технику. Однако это предложение часть наших абхазские депутатов не поддержало, мотивируя, что это будет равносильно объявлению войны. Настораживает и вызывает удивление факт, что за два дня до начала войны Мушни Хварцкия направили в Гагру, Владимира Аршба тоже вызвали в Сухум. Таким образом агудзерский батальон Абхазской гвардии 14 августа 1992 года оставался без старших командиров. Мне пришлось взять командование на себя. Поступил приказ от Гиви Камуговича Агрба выдвигаться к Келасурскому мосту, подготовить его к взрыву и организовать оборону в том районе. Выезжаю я из Агудзеры на трассу, и моя машина с 25-ю солдатами срочной службы 18-19 лет попадает прямо в колонну грузинских танков, причём не в первую, а уже во вторую. Двадцать вражеских гранатомётчиков берут нас на прицел. Вот такая дезорганизация была в первый день войны. Нас взяли в плен и закрыли в подвале. Меня поместили отдельно от моих ребят. Затем под охраной завели в комнату, где я увидел высокого холёного мужчину в гражданском костюме. Он представился. Это был Тэдо Пааташвили – член Госсовета Грузии, председатель партии «Хартия-91 за мир и гражданское согласие в Грузии». Вся комната была пропитана дымом от марихуаны. Пааташвили предложил мне выступить по телевизору, агитируя абхазов не брать в руки оружие. Я отказался. «Тогда придется расстрелять твоих пацанов, – сказал он. – Как мы это делаем, ты знаешь». За день до этого я видел как расстреляли молодого парня, Габуния. И добавил: «А тебя подвезём к Красному мосту и отпустим, и пусть с тобой разбираются их родственники». У меня не было выбора, я согласился, но с условием, что текст напишу сам. Мне пришлось... Это была плата за жизни моих ребят. Затем меня с моими ребятами перевели в Драндскую тюрьму. Через 12 дней обменяли на военнопленных грузин.

А затем война... Я собрал группу, мы находились в районе моста в Верхней Эшере. Потом меня ранило, оперировал Андзор Гоов. После госпиталя был командиром разведроты, командиром батальона специального назначения, начальником штаба батальона «Горец». Когда освобождали Сухум, я был командиром этого батальона. После войны опять разведка в Кодорском и Галском направлении. Меня всегда возмущал факт, что партизанами называли бандитов, которые бесчинствовали в лесах Гала и Кодорского ущелья. Никто из абхазских чиновников не удосужился открыть словарь и прочитать значение слова «партизан».

То, что сегодня мы имеем независимое государство, это заслуга двух-трех тысяч человек, за которыми пошли, которым поверили. Благодаря этому мы сегодня живы. А по спискам сегодня ветеранов войны 25 тысяч. Случаи, когда командиры вносили в списки ветеранов войны людей, которые держали оружие 2-3 дня, не редкость. А мотивация была следующей: «Его могли же убить в течение этих трёх дней?». Поэтому сегодня у нас такая картина. Комментарии тут излишни.

После ранения в декабре 1992 года Сергей Аршба женился на Наире Какалия из села Мыку Очамчырского района. У счастливой пары сын Саид – экономист, работает в Министерстве по курортам и туризму, дочь Анна – дизайнер, работает в Центре народного творчества. В 2010 году Аршба Сергей Анатольевич уволился из Вооруженных сил Абхазии с должности исполняющего обязанности начальника разведывательного управления Вооружённых сил РА. Говорят, время лечит. Но эта боль вряд ли утихнет. Война – всегда война.

Русудан Барганджия

Газета "Республика Абхазия"

 

Помощник руководителя представительства Россотрудничества в Абхазии Евгений Павлов рассказал, как будет проходить "Бессмертный полк" 9 мая.

СУХУМ, 3 мая – Sputnik, Бадрак Авидзба. Акция "Бессмертный полк" пройдет по всей Абхазии 9 мая, сказал в интервью Sputnik помощник руководителя представительства Россотрудничества в Абхазии Евгений Павлов.

"В Сухуме старт "Бессмертного полка" будет с площади Свободы в 11:00 сбор участников, и в 12:00 мы будем идти в сторону проспекта Леона. Далее движемся в сторону набережной к колоннаде, а уже оттуда движемся к могиле Неизвестного солдата", - добавил он.

"Бессмертный полк" традиционно собирает много людей, в столице будет около тысячи человек, отметил Павлов.

В мероприятии может принять участие любой желающий, если кто-то не успел по какой-то причине сделать фотографию родственника, участвовавшего в Великой Отечественной войне, они могут обратиться в Россотрудничество, принести фотографию, где ее оцифруют и отпечатают. За справками можно обратиться по телефону +940776-01-61.

В городе Ткуарчал акция начнется в 12:00, участники "Бессмертного полка" пройдут от здания администрации к Парку имени Владислава Ардзинба, затем к Парку Славы. После чего они направятся ко Дворцу культуры. Как сообщили организаторы мероприятия в Ткуарчале, при помощи Россотрудничества распечатаны фотографии участников Великой Отечественной войны, с которыми в "Бессмертном полку" пройдут люди 9 мая.

В Гудауте мероприятие, посвященное Победе в Великой Отечественной войне, начнется около памятника Нестору Лакоба в 10:00, участники "Бессмертного полка" пройдут в составе парада с фотографиями родных и близких.

В Очамчыре "Бессмертный полк" стартует от "Дома культуры" в 10:00, люди пройдут к памятнику участников Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. В акции будут участвовать три городские школы, от каждой из них около 70 человек. Сначала пройдет колонна детей, за ними взрослые, у памятника состоится возложение. Также дети с баннером, на котором изображены участники войны, будут стоять у памятника.

В Гагре акция пройдет во время проведения мероприятия в честь 74-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне в 10:00. "Бессмертный полк" пройдет в павильоне возле памятника Неизвестному солдату.

В городе Гал начало праздничных мероприятий начнется в 9:30, люди пройдут от Дома культуры к Парку Победы, колонна будет состоять из детей и взрослых, которые будут нести фотографии участников Великой Отечественной войны.

Впервые акция "Бессмертный полк" была организована в 2012 году в Томске по инициативе местных тележурналистов. Около шести тысяч человек вышли на центральную улицу города с двумя тысячами фотографий участников Великой Отечественной войны.

Впервые акция "Бессмертный полк" в Абхазии была проведена 30 сентября 2016 года. В ней участвовало около двух с половиной тысяч человек. Жители Абхазии прошли по улицам Сухума от Красного моста до площади Свободы с фотографиями своих родственников, погибших во время Отечественной войны народа Абхазии и после нее от полученных ранений.

 

Страница 1 из 18
Яндекс.Метрика