Домашний интернет за бонусы
 Ночной Интернет
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Всего за первые три месяца 2019 года россияне совершили почти 7,5 миллиона зарубежных путешествий.

СУХУМ, 12 июн — Sputnik. В первом квартале 2019 года туристы России чаще всего ездили в Абхазию и Финляндию, среди направлений в дальнее зарубежье наибольшим спросом пользовались Таиланд и Китай, передает ТурСтат.

В первую десятку наиболее популярных зарубежных маршрутов вошли Абхазия (803 тысячи поездок), Финляндия (731 тысяча), Казахстан (528 тысяч), Таиланд (494 тысячи), Китай (484 тысячи), Эстония (389 тысяч), Украина (380 тысяч), Турция (341 тысяча), ОАЭ (316 тысяч) и Германия (307 тысяч поездок).

Также в число популярных направлений вошли Италия, Вьетнам, Испания и Франция.

 

 

 

Продажи бутилированной воды в мире растут в среднем на десять процентов в год, и к 2020-му, как ожидается, превысят 280 миллиардов долларов.

СУХУМ, 11 мая — Sputnik. Населению развитых стран доступна практически бесплатная чистая водопроводная вода, люди упорно предпочитают воду в бутылках. Почему так происходит — в материале Максима Рубченко для РИА Новости.

Бизнес доктора Перье

Первый официальный бизнес по торговле бутилированной водой открылся в Бостоне в 1760-х годах: компания под названием Jackson's Spa разливала в бутылки минералку и продавала ее для "терапевтического" использования.

Этот рынок успешно развивался во многих странах до XX века, когда технология хлорирования водопроводной воды распространилась повсеместно.

Поскольку в каждом доме появилась чистая и почти бесплатная питьевая вода, бутилированную перестали покупать. На рынке осталась только вода из минеральных источников, за которыми закрепилась репутация целебных.

Французский врач Луи Перье в 1898 году открыл в городе Вереж клинику и наладил поставки воды из местного минерального источника в лучшие рестораны и отели Европы.

Это был сравнительно небольшой бизнес. В 1946-м компанию купил талантливый предприниматель Густав Левен и за несколько лет захватил половину французского рынка, потеснив главных конкурентов — Evian и Vittel.
К 1970-м бренд Perrier лидировал во всем Старом Свете и вышел на американский рынок.

Разворачивая бизнес в США, Левен сделал ставку на снобизм американцев и рекламировал Perrier как элитную воду для тех, кто добился успеха. Это сработало: с 1975 по 1978 год продажи французской минералки в Штатах выросли с 2,5 миллиона до 75 миллионов бутылок в год.

С бутылкой — за здоровьем

Левену помогла мода на здоровый образ жизни — бутилированная вода считается одним из его основных атрибутов.

В 1990-х в этот бизнес пришли гиганты индустрии безалкогольных напитков: PepsiCo вывела на рынок воду Aquafina, Coca-Cola — Dasani, Nestle — Pure Life. Гигантские маркетинговые бюджеты обеспечили бутилированной воде окончательную победу над водопроводной.

По оценкам Beverage Marketing Corporation, сейчас в мире ежегодно продается более 460 миллиардов литров воды в бутылках. На первом месте — Китай (около 80 миллиардов), на втором — США (45 миллиардов). Затем идут жаркие страны, где с питьевой водой всегда были проблемы, — Мексика, Индонезия, Бразилия, Индия, Таиланд.

А замыкают первую десятку благополучные европейцы — Германия (12 миллиардов), Италия (11 миллиардов) и Франция (девять миллиардов). Хотя с водопроводом там все нормально, средний итальянец потребляет в год около 190 литров бутилированной воды в год, немец — 150, француз — 145.

А ведь вода в бутылках в среднем в 2000 раз дороже водопроводной. Более того, во многих странах молоко, пиво и даже бензин оказываются дешевле минералки. Так, по данным общественной организации Food and Water Watch, в США литр бутилированный воды в три раза дороже литра молока и почти в четыре раза — бензина.

Водный обман

Главный мотив покупки бутилированной воды во всех развитых странах — она якобы чище, экологичнее и полезнее, чем водопроводная. Эти представления активно внедряются в сознание потребителей с помощью многочисленных рекламных роликов, но все это не имеет ничего общего с реальностью.

Исследователи американской Environmental Working Group подчеркивают: половина производителей бутилированной воды признают, что это та же самая водопроводная вода, "прошедшая дополнительную очистку".

Еще 18 процентов не раскрывают местоположение "минеральных" источников. Это означает только одно: "источник" — все тот же водопроводный кран.

В подавляющем большинстве случаев вода из бутылки ничем не лучше водопроводной. "Дополнительная очистка", о которой твердят разливщики, ничего не дает, поскольку во всех развитых странах водопроводная вода соответствует стандартам чистоты и безопасности.

Более того, ее качество контролируется государством гораздо жестче, чем той, что продается в магазинах. Поэтому, когда разгорается очередной скандал с вредными примесями в питьевой воде, речь, как правило, идет именно о воде из бутылки.

Так, в середине апреля ведущий американский потребительский журнал Consumer Reports сообщил, что в воде шести брендов — Starkey (принадлежит Whole Foods), Peñafiel (Keurig Dr. Pepper), Crystal Geyser Alpine Spring Water, Volvic (Danone), а также Crystal Creamery и EartH₂O — обнаружен ядовитый мышьяк в количествах, превышающих допустимый уровень.

Даже если производитель разливает безупречно чистую воду, со временем она загрязняется микрочастицами пластика, из которого сделана бутылка. К тому же при нагревании пластик выделяет токсины, поэтому пластмассовые емкости с водой нельзя держать на солнце.

Не верьте рекламе

То, что вода в бутылках вкуснее водопроводной, тоже не соответствует действительности. В исследовании, проведенном в Вермонтском университете, только треть дегустаторов смогла отличить по вкусу водопроводную воду от бутилированной.

Но даже если вода из-под крана отдает хлоркой, эта проблема решается бытовым фильтром, который обходится на порядок дешевле регулярной покупки воды в бутылках.

"Неправильно полагать, что бутилированная вода более чистая, здоровая или безопасная, чем водопроводная, — заявил изданию Business Insider президент Тихоокеанского института Питер Глейк. — Вода в бутылках не лучше регулируется, не лучше проверяется и не лучше контролируется, чем водопроводная. А когда возникают проблемы с водопроводной водой, решение состоит в том, чтобы инвестировать в обновление и ремонт наших систем водоснабжения, а не в воду в бутылках".

Наконец, с экологичностью бизнеса по розливу воды тоже все не так однозначно. Только в США в 2016 году на изготовление бутылок для питьевой воды ушло два миллиона тонн пластика, для которого понадобилось 64 миллиона баррелей нефти.

Всеобщая убежденность в том, что бутилированная вода по всем параметрам превосходит водопроводную, — результат широкомасштабных рекламных и лоббистских кампаний.

Как подсчитал Business Insider, Международная ассоциация бутилированной воды, Nestle Waters NA, Nestle USA и Coca-Cola за два года потратили на лоббирование в конгрессе США 28 миллионов долларов. И главное направление их лоббизма — сокращение бюджетных расходов на государственное водоснабжение. Они заинтересованы в том, чтобы качество водопроводной воды снижалось и людям приходилось покупать бутилированную.

"Крупнейшие корпорации регулярно проводят рекламные кампании, которые прямо или косвенно критикуют качество водопроводной воды", — отмечает Питер Глейк.

Главная тайна производителей бутилированной воды — рентабельность их бизнеса. Точные данные никто никогда не публиковал, однако эксперты утверждают: розлив воды по прибыльности способен сравниться с наркоторговлей. Это сотни и тысячи процентов.

Авторы американского документального фильма "Поток: ради любви к воде" (Flow: For Love of Water) 2011 года приводят такой пример. В начале нулевых Nestle Waters приобрела право в течение 99 лет добывать воду из источников в штате Мичиган. Компания заплатила за это 70 000 долларов, то есть, получается, примерно 707 долларов за год. А теперь зарабатывает на розливе воды 1,8 миллиона долларов — в сутки.

 

В результате селективных абортов острый дефицит невест стал уже реальной проблемой в таких огромных странах, как Китай и Индия. Но подобная проблема может в обозримом будущем возникнуть и на Кавказе, в частности, в Абхазии.

Неужели Абхазия пошла по пути Индии и Китая – в смысле опережающего роста мужского населения по сравнению с женским? Этот вопрос заинтриговал меня в самом начале этого года, когда 3 января подвел на «Эхе Кавказа» вместе со старшим инспектором Сухумского городского ЗАГСа Наалой Шадания некоторые итоги 2018 года – число браков, разводов, рождений в столице Абхазии. (Население Сухума составляет примерно четверть, если не треть, всего населения Абхазии, и, опираясь на эти данные, можно судить и о цифрах в целом по республике.)

Тогда моя собеседница поделилась наблюдением: в последние пять лет ежегодно ЗАГСом регистрируется в среднем на 10-15 процентов больше новорожденных мальчиков, чем девочек. До этого не раз слышал, что природа компенсирует уход из жизни мужчин в более раннем возрасте тем, что мальчиков рождается чуть-чуть больше, чем девочек, процентов на 3-4. Но слышал и о другом: в Индии, как и во многих других азиатских странах, мальчикам отдается настолько большое предпочтение, что индианки стали делать аборты даже на средних сроках беременности, когда узнают, что ждут девочку (УЗИ там практикуется лет тридцать). В итоге мальчиков в этой огромной по населению стране стало рождаться на десять с лишним процентов больше, чем девочек, отсюда превышение к 2019 году мужского населения над женским на 52 миллиона, проблемы с поиском невест и рост изнасилований. Неужели и в Абхазии пошли по пути «избирательных» абортов? Да, у нас уже несколько лет законодательно запрещены все аборты, но это у многих с самого начала вызывало улыбку: ведь от Сухума до Сочи ехать пару-тройку часов…

Но насколько можно основываться на статистических данных Сухумского ЗАГСА? Во-первых, это не вся Абхазия, есть и другие ЗАГСы – районные и городские. Во-вторых, многие женщины из Абхазии ездят рожать в Сочи и другие российские города, и значительная их часть там же регистрирует новорожденных (рассчитывая на определенные будущие преференции и льготы для них как рожденных в РФ). Так возникла мысль сходить в Сухумскую женскую консультацию, ведь там ставят на учет всех беременных, где бы они ни рожали. Заведующая консультацией сказала мне, что процентов 80 женщин рожает в Абхазии. А это значит, что больших отличий в соотношении полов новорожденных в целом быть не может.

А 26 апреля на очередном заседании кабинета министров Абхазии министр юстиции республики Марина Пилия, отчитываясь за прошлый год, сообщила:

«Органами ЗАГС Республики Абхазия зарегистрировано 4915 актов гражданского состояния. Рождений зарегистрировано 1610. Из ни детей мужского пол 859, женского пола – 751 регистрация».

Таким образом, и в целом по Абхазии новорожденных мальчиков зарегистрировано около 114 на 100 девочек.

Сравним это со статистическими данными в мире. В большинстве стран мальчиков рождается на 2-7 процентов больше, чем девочек. Но почти треть населения земного шара – 7,7 миллиарда человек – составляют два гиганта: Китай (почти 1,4 миллиарда) и Индия (почти 1, 35 миллиарда). Так вот, именно в них благодаря избирательным абортам на сто рожденных девочек приходится 113 и 112 мальчиков соответственно. А в целом соотношение численности женщин и мужчин в Китае 100 к 106, а в Индии – 100 к 108.

В среднем в мире, несмотря на пропорцию новорожденных девочек к мальчикам как 100 к 107, 8 (в России – 100 к 106,2), за счет большей продолжительности жизни, женщин в целом все же чуть больше, чем мужчин. Такова ситуация и в Грузии, где на 100 новорожденных девочек приходится 113 мальчиков. И в Абхазии.

Итак, несмотря на то, что по корреляции полов среди новорожденных Абхазия, по имеющимся статданным прошлого года, даже превзошла Китай и Индию, такого же перекоса среди взрослого населения у нас пока нет. Но именно «пока»…

Сегодня я обратился к заведующей физиологическим родильным отделением родильного дома при Республиканской больнице Абхазии Рите Трапш с просьбой прокомментировать ситуацию. Она сказала:

«Ну, такое есть. Многие, которые имеют двух-трех дочерей, естественно, отец хочет сына. Они едут… В Сочи эти анализы не делаются, они делаются в Ростове или Краснодаре.

– То есть на ранних сроках беременности…

– На ранних сроках беременности, до 12 недель. И они делают избирательные аборты. Теперь, еще какие бывают случаи. Женщины, которые имеют двоих-троих уже взрослых девочек, а муж хочет все-таки мальчика… И они идут на ЭКО, чтобы сделать мальчика. То есть они определяют пол и оставляют ребенка, если… У нас есть одна женщина возрастная, которая уже бабушка практически была, но родила двух мальчиков».

Понять такие семейные пары можно. Гораздо труднее понять тех, кто вообще не хочет в семье девочек, а хочет только мальчиков. Ну, а в целом в будущем может получиться то, что уже стало большущей проблемой для некоторых стран.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Сын Абхазии

С Владиславом Ардзинба я познакомился, когда мне было уже 30 лет. До этого о нем я ничего не слышал. В 1971 году, как по мановению волшебной палочки, или по неведомой мне силе, началось наше сближение. Возможно, это судьба. Весной того года ко мне как-то зашел мой школьный товарищ Азиз (Зурик) Хишба. Увидев, что я читаю какую-то книгу, он вдруг сказал: «А ты знаешь, у меня есть двоюродный брат, Владислав Ардзинба, тоже вроде тебя – сидит и все время читает книги». Я поинтересовался, а чем он вообще занимается. Ответил, что учится в Москве и скоро будет защищать кандидатскую диссертацию. На этом разговор о Владиславе закончился, и больше к нему мы не возвращались. И что интересно, несмотря на нашу долгую дружбу, Азиз никогда о нем ранее не говорил.

Через месяц-полтора из Гагры позвонил мой дядя Ирадион Джергения и сказал, что в Москве в ближайшие дни состоится защита Владислава Ардзинба – возможного кандидата в женихи его дочери Светланы. И что мне надо поехать в Москву и познакомиться с ним.

В те годы защита кандидатской диссертации абхазцем была событием, и поэтому не было у меня никаких проблем пойти на эту защиту. Так я оказался на защите у Владислава Ардзинба. Тема диссертации мне была не очень знакома – о хатах, хеттах, их культуре. Кстати, незадолго до этого наш ученый Ермолай Аджинджал в МВД Абхазии, где я тогда работал, прочел лекцию именно по этой теме. От лекции у меня осталось весьма смутное представление. Четким мое представление по этой проблеме не стало и после защиты. Единственное, я понял во время защиты, что это серьезная научная работа, не какая-нибудь компиляция прочитанных статей, а материалы по первоисточникам с использованием клинописных текстов. Несмотря на мои дилетантские знания, диссертация произвела хорошее впечатление, и сам диссертант – тоже. Видимо, он уже знал причину моего появления в Москве, и после защиты пригласил на банкет. Меня очень впечатлили участники банкета, выдающиеся ученые Института востоковедения, особенно запомнился известный к тому времени в Абхазии академик Михаил Коростовцев – человек с очень интересной биографией.

После банкета я приехал в Гагру и доложил родителям Светланы о выполнении мной порученной миссии. Недели через полторы в Сухуме я неожиданно встретился на улице с Владиславом. В тот день мы долго с ним общались. О чем говорили, не помню, но не о женитьбе. Так потихоньку стали складываться самостоятельные отношения. Потом мне стало известно, что он ездил в Гагру, и там были встречи жениха и невесты…

Спустя еще какое-то время меня в Гагру вызвал отец Светланы. Было тепло, двери и окна в доме открыты. Мы сидели на первом этаже с отцом и матерью. А дядя мой любил пошутить, и он то ли в шутку, то ли всерьез говорит мне: «К нам ходят свататься различные женихи, а мать, видимо, с ума сошла, готова выдать дочь за каждого из них. Запуталась». И дальше мы продолжали обсуждать этот вопрос. Вдруг в комнату заскакивает сама Светлана, видимо, слышала наши разговоры, и категорично заявляет: «Я не знаю, о чем вы тут говорите, но я выйду замуж за Ардзинба».

Они и поженились. И стали жить в Москве. Прожили там 16 лет, и там родилась их дочка.

По работе мне часто приходилось бывать в Москве – в Верховном суде, Министерстве юстиции СССР, и постоянно останавливаться у них. Со временем я так привык к Владиславу, что у меня появилось желание почаще встречаться с ним, даже придумывал себе командировки. К этим встречам я относился очень ответственно, как к лекциям и семинарам. Поэтому в пути я обдумывал темы предстоящих разговоров. И хочу добавить, что я человек рассеянный, и очень часто путал этаж, на котором жили супруги. И почему-то я постоянно стучался в дверь этажом ниже. А там жили другие молодожены. После нескольких таких приходов муж решил, что я любовник его жены, и у Владислава были серьезные выяснения отношений, доказывая, что я действительно ошибся этажом.

За эти годы я близко узнал Владислава. И ряд его качеств мне очень импонировали. Первое – это его любовь к науке, большая трудоспособность, четкость изложения своих мыслей. Будучи молодым кандидатом наук, он умел определять основные направления своей научной деятельности и очень интересно рассказывал об этом. Он активно общался с коллегами-учеными. Я неоднократно бывал с ним в институте и присутствовал при их разговорах. Видел, как за эти годы он рос как ученый и пользовался большим авторитетом в научной среде. В нем вырабатывались и лидерские качества. Поэтому его выдвигали на руководящие должности по работе и в общественной жизни. Видимо, ему было интересно и общение со мной. И мы допоздна говорили о различных проблемах. Но я рано засыпаю, и когда я не мог уже сидя говорить, он укладывал меня, садился рядом на маленькую скамейку и продолжал говорить со мной до тех пор, пока я окончательно не засну.

К годам 1984-1985-м он уже был готов к защите докторской диссертации. Но у него сложились непростые отношения с тогдашним директором Института востоковедения Евгением Максимовичем Примаковым, что затрудняло возможность защиты в стенах родного института. Как-то он позвонил мне в Сухум и попросил приехать обсудить один очень серьезный вопрос. В Москве Владислав показал мне письмо крупного грузинского ученого-востоковеда Г.Г.Гиоргадзе, в котором содержалось приглашение Владиславу в Тбилиси для защиты докторской диссертации.

Решение этого вопроса для нас было сложным. В течение всего времени нашей дружбы мы постоянно обсуждали вопрос взаимоотношений Абхазии и Грузии. У нас сложилось единое мнение о том, что грузинская элита планомерно занимается ассимиляцией нашего народа, причем она проводила двойственную политику. Публично она заявляла о дружбе и братстве наших народов. Кстати, эта идея официально поддерживалась некоторыми нашими политиками и учеными. А фактически делалось совершенно другое. Это – изменение топонимики, массовое переселение лиц грузинской национальности в Абхазию, закрытие абхазских школ и насильственное обучение абхазских детей грузинскому языку, приобщение к грузинскому языку и культуре, присвоение нашего народного творчества. И всё это делалось, как я указывал выше, под лозунгами братских отношений, различных встреч абхазских и грузинских районов, совместных празднеств. А настоящие отношения проявлялись в периоды обострения ситуаций. Сколько грязи и оскорблений было вылито грузинскими псевдоучеными, политиками на наш народ, на историю, на выдающихся представителей абхазского народа, являющихся нашей гордостью. Мы понимали, что рано или поздно надо будет коренным образом решать вопрос взаимоотношений. И постоянно думали, как найти пути выхода из сложившейся между нашими народами ситуации.

И все это мы обдумывали при решении вопроса о возможности защиты диссертации в Тбилиси.

Защита докторской диссертации в Грузии ко многому обязывала. По крайней мере, видимо, так думали люди, которые приглашали Владислава на эту защиту. Думаю, письмо Гиоргадзе не он сам готовил, и, возможно, приглашавшие его люди надеялись, что после защиты Владислав будет более уступчивым. Они понимали, что он является наиболее яркой фигурой в абхазском обществе, и какие виды они на него имели, нам было непонятно. Но приближение к себе для них было очень важным.

Мы тоже это хорошо понимали. Владислав хотел услышать мое мнение. Я думаю, что внутренне он готов был согласиться, а мое отношение к этому продемонстрировало бы ему, как это будет восприниматься со стороны.

После долгих обсуждений и обдумываний я сказал, что защита докторской диссертации в Тбилиси – это не идеальное решение, но лучшего нам не придумать. Время сглаживает всё. Факт защиты в Тбилиси уйдет на второй план и постепенно забудется. А официальное присвоение звания доктора наук останется навсегда и повысит его статус как в науке, так и в политике. Эта мысль подтвердилась в дальнейшем. Владислав не раз и не два в полемиках по различным вопросам заявлял, что он является доктором наук, а некоторые письма подписывал именно в этом качестве.

Защита прошла успешно. И то, что это произошло в Тбилиси, в настоящее время мало кого волнует. Зато на банкете в Тбилиси после защиты один из крупнейших ученых-востоковедов во всеуслышание заявил, что у хеттов родился новый царь. Статус доктора наук, несомненно, повышал уважительное отношение к Владиславу.

Я уже как-то писал, что мы вместе с Владиславом обдумывали, сможет ли он стать лидером маленького народа. Думаю, что это с одной стороны сложней, так как у нас было мало сил, а с другой – проще, так как масштабы проблем были гораздо меньшими.

Владислав хорошо понимал, что для решения проблем, волнующих наш народ, нужно быть лидером не по должности, а по моральному праву. Начавшийся в Советском Союзе распад государства свидетельствовал, что рано или поздно нам придется решать вопрос самоопределения. Многие из тех, кто ранее готовил себя к лидерству абхазского народа, не были готовы к возможной борьбе. И поэтому они занимали выжидательную позицию – по принципу: куда нас выведет судьба.

Владислав понимал, что таким путем мы ничего не сможем создать. И он сознательно избрал путь борьбы, понимая, что другого пути обретения независимости у нас нет.

Я вспоминаю, как 17 или 18 августа 1992 года мы с Владиславом были в Бамборском аэропорту и пытались организовать взаимодействие в борьбе с вторгшимися на территорию Абхазии грузинскими вооруженными формированиями. Там находились несколько российских генералов, которые, в общем-то, и не хотели нас слушать. Мы вынуждены были уйти от них ни с чем. И часа в 2 или 3 ночи, находясь на абсолютно пустом поле Бамборского аэропорта, мы обсуждали сложившуюся ситуацию. Владислав спросил меня: «Как ты думаешь, чем все это закончится?» Я ответил: «Если грузины победят, то тебя расстреляют как врага абхазского народа, и не исключено, что это сделают абхазцы. А меня или расстреляют, или арестуют. Другого пути у нас нет».

Не буду сейчас повторять то, что я писал и говорил о начале войны, боевых действиях и их результатах, через какие опасности и трудности вынужден был пройти Владислав Ардзинба. Во время войны он проявил себя выдающимся стратегом и организатором Победы.

А в 2002 – 2004 годах значительная масса нашего народа стала выступать против Владислава. Это были те люди, которые после его знаменитого выступления на съезде Верховного Совета СССР в Москве, во время предвоенных событий, во время войны и в первые послевоенные годы не пропускали ни одного застолья, чтобы произнести тост за Владислава. Что с ними случилось?

У Владислава, возможно, были ошибки, как у любого из нас, которые могли вызвать недовольства, но это были не такие ошибки, чтобы силовым путем врываться в его рабочий кабинет и крушить находящееся там имущество.

А выступлениями против Владислава руководили те, которые в сложное время занимали выжидательную позицию, а после Победы решили, что пришло их время и надо брать власть в свои руки.

Довольно часто говорят и пишут о первом Парламенте Абхазии как о «золотом». Но и он оказался не на высоте и сразу после окончания войны принял участие в обструкции против Владислава. Большинству тех депутатов может быть оправданием, что они не очень понимали, что происходит и что ими манипулируют те, кто стоит в очереди за президентским креслом. Все они обещали исправить сложившуюся в государстве ситуацию. А что из этого получилось? Ничего. Никакого улучшения не произошло. Жизнь показала, что они и не знали, что надо делать. Главной задачей было занять кресло. По сегодняшний день две третьих населения Абхазии не связана налогообложением с государством, а народ живет за счет теневой экономики и российской помощи.

Не скрою, и у меня были проблемы во взаимоотношениях с Владиславом. Меня тоже хотели привлечь к активной борьбе с ним. Вынуждали выступать против него, писать статьи. Обвиняли меня в трусости, что я этого не делаю.

Единственный, кто меня тогда поддержал, – это был Константин Константинович Озган, который сказал мне: «Ни в коем случае не выступай против Владислава». И я прислушался к нему. Единственное, что меня вынудили тогда сделать, – это на съезде «Амцахары» сказать, что принимаемые Президентом решения должны быть понятными. Больше ничего другого меня не вынудили сказать.

Мы часто ссылаемся на зарубежные примеры. Я тоже хотел бы показать, как относятся к лидерам освободительных движений в других странах. Хотя эти страны и по масштабам, и по значимости в мировом сообществе несопоставимы с Абхазией. Но их отношение к своим лидерам может служить для нас примером.

Как мне кажется, судьба Владислава Григорьевича больше всего похожа на судьбу великого француза Шарля де Голля – человека, который прошел две войны. Наиболее разрушительной для французского государства стала война с Германией в 1940 – 1944 годах. Значительная часть Франции была оккупирована немцами, а на юге страны было создано марионеточное вишистское правительство маршала Петена. Франция как одно из великих держав мирового сообщества перестала существовать. Часть французов смирилась с оккупацией и содействовала Германии в её войне против СССР и его союзников. Несмотря на предложение сотрудничать с коллаборационистами, де Голль ушел в Англию и сумел из ничего организовать часть французского народа на борьбу с фашизмом. Это дало возможность Франции вернуть статус великого государства, постоянного члена ООН. Фактически де Голль сумел собрать развалившееся государство, стал руководителем страны. И в период его руководства Франция добилась серьезных успехов в экономике, создала атомную бомбу, вступив тем самым в сообщество ядерных держав. Но в 1968 году молодежь Франции выступила против Шарля де Голля, в стране по её инициативе провели референдум и вынудили уйти его в отставку.

Де Голль провел второй референдум и вернулся к власти, а затем сам добровольно ушел в отставку и отошел от активной политической деятельности.

Не сумел французский народ оценить этого великого человека, да и особых успехов Франция после де Голля не добилась. А вот китайцы поступили более мудро. Мао Цзэдун, основатель великого китайского государства, в ходе своего правления допустил множество серьёзных ошибок. Чего только стоит культурная революция! Сменивший его в качестве лидера китайского государства Дэн Сяопин сумел исправить допущенные Мао Цзэдуном ошибки, которые можно квалифицировать и как преступления. Но он сохранил для истории и китайского народа имя этого человека – имя создателя Китайской Народной Республики, постоянного члена ООН. Этим самым подтверждена правомерность 30-летней войны китайского народа за свой суверенитет и сохранено имя человека, стоявшего во главе этого движения. Они объявили, что на 80% деятельность Мао Цзэдуна полезна, и поэтому он является великим человеком.

Сумели ли мы поддержать авторитет такого выдающегося государственного деятеля, как Владислав Ардзинба, когда врывались в его кабинет и ломали находящиеся там личные вещи основателя нашего государства? Выполнили ли свои обещания те, которые торопились сесть во властные кабинеты? Всему этому, я надеюсь, история даст объективную оценку.

Болезнь помешала Владиславу завершить свои задачи по созданию независимого государства, одну из которых он не смог из-за болезни реализовать, – это план по обеспечению продовольственной безопасности нашего народа и государства.

Он в своей деятельности стремился строить, насколько это возможно, на равных отношения с руководителями соседних государств. Во время его болезни представители России напрашивались к нему на прием. Можем ли мы сказать это о последующих после него руководителях?

Владислав был личностью, и это признавали его друзья и враги.

Не могу не рассказать о том, как был воспринят слух о тяжелом ранении или гибели Владислава Григорьевича. В январе 1993 года мы находились с ним в Москве, и нам в Кремле предстояли очередные ответственные встречи. По договоренности мы с Владиславом должны были встретиться у Спасских ворот Кремля в 17 часов. Он запаздывал. Без пятнадцати пять я позвонил Юрию Владимировичу Скокову и сообщил, что по каким-то причинам Владислав задерживается. Скоков же мне в ответ сказал: «А вы ничего не знаете?» Я: «Что именно?» «По радио передали, что Владислав тяжело ранен».

Я начал звонить по всем известным мне телефонам и никак не мог дозвониться ни до кого. Оказывается, все, кому звонил, также звонили друг другу и проверяли эти же слухи. Все это продолжалось минут 30, которые мне показались вечностью. Я почувствовал, как у меня поднялось давление. И я в это время думал только об одном: а кто его заменит, если, не дай Бог, что-то случилось.

Вдруг я увидел подходящего ко мне одного из охранников Владислава. Без слов понял, что всё нормально. За ним подошел и Владислав, а он ничего не знал. Оказалось, что его транспорт попал в пробку, и они не могли проехать. Я ему обо всем рассказал. И о чем думал – тоже. Он лукаво улыбнулся и спросил: «А ты не вспомнил, что я твой зять? И тебе меня не жалко как человека?» Я ответил: «Конечно, жалко. Но в этот момент для меня была важней судьба нашего народа, судьба государства».

Слухи о гибели Владислава дошли и до наших врагов. В течение длительного времени они ликовали и на радостях стреляли из всех видов оружия. А наместник грузин в Абхазии Надарейшвили в течение месяца доказывал, что Владислава нет в живых. Он успокоился только тогда, когда его заявления не подтвердились. Вот кто такой был для всех наш лидер Владислав Ардзинба!

Я не хочу сравнивать свои отношения с Владиславом с более важными событиями в жизни нашего государства. Но все-таки расскажу еще об одном факте. Я уже говорил, что наши дружеские и рабочие отношения в целом продолжались около 30 лет. Но был один период в начале двухтысячных годов, около двух лет, когда произошло охлаждение наших взаимоотношений. Я чувствовал, что мы можем прийти к этому и неоднократно говорил Владиславу: не верь никому в то, что говорят обо мне; нас просто хотят столкнуть лбами, и это делают твои и мои завистники. В моем представлении Владислав был как большой океанский лайнер, к днищу которого прилипают различные моллюски и планктоны и замедляют его движение. К сожалению, эти прилипалы сделали свое дело. И как известно, я был снят с работы.

Но как ни пытались наши недоброжелатели, они не смогли добиться моего противостояния Владиславу. Со временем Владислав понял, что произошло. Но изменить случившееся уже было невозможно. Мы стали с ним общаться уже после того, как он перестал быть Президентом. И в один прекрасный день он спросил: «А ты считаешь меня своим врагом?» Я сказал: «Нет». «Но я же снял тебя?» «Да, снял. Но этого не надо было делать. Мое снятие с работы пошло во вред нам обоим, и изменить ничего мы не можем. Но для меня ты остаешься создателем нашего государства, что кроме тебя никто не мог сделать. И это не идет ни в какое сравнение с моим снятием с работы».

К этому вопросу Владислав возвращался еще несколько раз, но я отвечал то же самое. Видимо, Владислав тоже переживал.

В заключение я хотел бы еще раз высказаться о роли Владислава Григорьевича Ардзинба в национально-освободительной борьбе 1988 – 2002 годов. Кое-кто пытается принизить его роль, утверждая, что в войне 1992-1993 годов победил наш народ. Это правда. Но не вся. В этой борьбе были две равновеликие силы – Владислав Ардзинба и абхазский народ. Народ в данном случае – это те, кто защищал Родину с оружием в руках и сделал вместе с Владиславом то, что казалось невозможным тогдашним и нынешним критикам. Без народа Владислав Ардзинба не смог бы выиграть войну, но и без него народ также не смог бы это сделать. С первых дней войны именно он и только он взял на себя ответственность за судьбу народа и уверенно заявил, что мы победим. А те, кто пытался принизить его роль, во время войны готовы были пойти на примирение с врагом, вплоть до создания абхазского варианта вишистского правительства (Лорик Маршания, Рауль Эшба, Аркадий Хашба и другие). Владислав Ардзинба, несмотря на всё это, несмотря на поражения в некоторых военных эпизодах, сумел объединить и организовать настоящих патриотов государства и привести наш народ к Победе.

Анри Джергения

(Записала Заира Цвижба)

Газета "Республика Абхазия"

 

Президент России Владимир Путин на встрече с главой Абхазии Раулем Хаджимба в ноябре прошлого года прокомментировал товарооборот двух стран, отметив что он растет, но "небольшими темпами".

Светлана Орлик для Sputnik

О том, как сегодня обстоят дела с российско-абхазским товарооборотом, от чего он зависит и какие меры для его стимулирования принимаются с российской стороны, рассказал в интервью торговый представитель России в Абхазии Владимир Некрасов.

- Как вы оцениваете торгово-экономические связи России и Абхазии в настоящее время?

- У нас стабильные торгово-экономические связи, мы видим, пусть не такую большую, но все-таки положительную динамику нашего товарооборота. Так, за 2018 год товарооборот Абхазии с Россией вырос на 11,8% по сравнению с 2017 годом и составил 17,7 миллиарда рублей, это нас радует. Если говорить об экспорте российских товаров в Абхазию, он составил 13,3 миллиарда рублей, увеличившись на 4,8%. Одновременно, поставки товаров из Абхазии в Россию увеличились на 40,3% и составили почти 4,4 миллиарда рублей. Россия, как известно, традиционно является ключевым торговым партнером Абхазии и занимает 74,5% в общем объеме внешнеторгового оборота республики.

- Есть ли у вас данные о других странах-торговых партнерах Абхазии? На кого приходится почти четверть внешнеторгового товарооборота республики?

- По данным наших коллег из Государственного таможенного комитета Абхазии, 5,6% во внешнеторговом обороте Абхазии в 2018 году пришлось на Турцию. Именно турецкие товары являются основным конкурентом российской продукции на абхазском рынке. Кроме того, Абхазией налажено успешное взаимодействие во внешней торговле с более чем 40 странами, среди которых Молдавия, Греция, Китай, Бразилия, Украина, Белоруссия, Болгария, Испания, Италия, Армения, Латвия и другие страны. В основном Абхазия сотрудничает с ними при осуществлении импортных операций.

- От чего зависит товарооборот с Абхазией?

- Рынок Абхазии объективно небольшой, объем потребления товаров и услуг в стране незначительный, поэтому и наш товарооборот не столь масштабный, как нам бы хотелось. Прежде всего, объем товарооборота зависит от сезонного фактора, от количества приезжающих в Абхазию туристов, поскольку это напрямую влияет на потребность в продуктах питания, ГСМ, товарах повседневного спроса. Поэтому динамика товарооборота находится в прямой зависимости от туристической привлекательности Абхазии. Кроме того, на объемы российско-абхазской торговли влияют и иные факторы: изменения рыночной конъюнктуры, погодно-климатические условия и прочее.

- Что скажете о привлекательности Абхазии для туристов?

- Как обыватель, я скажу, что Абхазия привлекает специфического туриста, и многие приезжают сюда несмотря ни на что, потому что им нравится климат, природные и исторические достопримечательности, абхазская хлебосольность, русскоязычная среда, рублевая зона, отсутствие необходимости оформлять загранпаспорт. Люди чувствуют себя в Абхазии как дома. Важную роль играет роль историческая память: с советских времен Гагра, Пицунда выступают символами летнего отдыха на море. Конечно, есть и те, кто жалуется на неразвитость инфраструктуры, на то, что сервис страдает, но в последнее время многое постепенно меняется к лучшему.

- Какие еще российские товары поставляются в республику? Над какими проектами ведется работа в настоящее время?

- Как пример, в 2017 – 2018 годах при нашем участии российские компании организовали поставки в республику мебели, строительных и отделочных материалов, сельхозтехники, коммунальной техники, а также колбас, мясных деликатесов, мяса птицы. Общий стоимостной показатель от реализации этих проектов составил более 6 миллионов долларов. Кроме того, в настоящее время Торгпредством прорабатывается проект по оснащению аэропорта Сухума современным аэронавигационным и светосигнальным оборудованием российского производства, эта работа ведется совместно с компанией ООО "НПО "РТС" из Челябинска.

- Какие российские компании присутствуют в Абхазии?

- Из крупных российских компаний на абхазском рынке присутствует "Роснефть", А-Мобайл (сотовый оператор Абхазии - ред.) – компания с российским участием. Из успешно реализованных в 2018 году проектов с российскими инвестициями следует отметить начало работы в Абхазии банка "Центр международных расчетов Абхазия", уставный капитал которого на 100% сформирован российскими участниками, а также запуск завода по производству вин ООО "Производственно-аграрное объединение "АБХАЗ-ВИНО" со 100% инвестициями российских участников. Но в целом мы вынуждены констатировать, что массовой заинтересованности крупных компаний из России в приходе на рынок Абхазии в силу его ограниченного объема нет, чего нельзя сказать о малых и средних российских предприятиях.

- Одна из задач Торгпредства – это выявление и устранение барьеров при торгово-экономическом и инвестиционном взаимодействии стран. Расскажите подробнее, что вам удалось сделать в этом направлении? Какие сложности существуют?

- Действительно, несмотря на стратегический уровень межгосударственного партнерства России и Абхазии и режим наибольшего благоприятствования в торгово-экономическом взаимодействии, закрепленный двусторонним соглашением о режиме торговли товарами от 2012 года, нами периодически выявляются отдельные противоречия, неурегулированные законодательством сферы.

К примеру, поступают сигналы от предпринимательского сообщества о необходимости устранения двойного налогообложения. Торгпредство получает обращения российских инвесторов о необходимости упрощения процедур регистрации в Абхазии как самих учредителей, так и приезжающих из России работников компаний. Сегодня эти процедуры многим кажутся сложными. Например, для открытия банковского счета необходимо получение разрешения на временное проживание в Абхазии, для чего, в свою очередь, нужно сдать медицинские анализы, пройти обследование, найти гражданина Абхазии и договориться с ним об оформлении временной регистрации, которую по существующим правилам необходимо продлевать ежемесячно. Со стороны бизнеса мы видим запрос на унификацию условий работы в России и в Абхазии.

Также Торгпредством в тесном взаимодействии с российским бизнесом выявлена необходимость имплементации норм упомянутого выше российско-абхазского соглашения о режиме торговли товарами в национальное законодательство Абхазии с тем, чтобы у участников внешнеэкономической деятельности было ясное и недвусмысленное понимание, что таможенные пошлины в отношении ввозимых в Абхазию российских товаров не применяются.

Есть и ряд других проблем, которые требуют своего разрешения на межправительственном уровне. Именно с этой целью в конце 2017 года при существующей Межправительственной комиссии по социально-экономическому сотрудничеству между Россией и Абхазией была создана межведомственная рабочая группа по инвестиционному взаимодействию, которая призвана рассматривать подобные вопросы. Первое ее заседание планируется провести в конце апреля.

- Как вы оцениваете широко обсуждаемый запрет иностранным гражданам, в том числе россиянам, на приобретение в Абхазии жилья? Отражается ли этот запрет на притоке инвестиций в республику?

- Конечно, для крупного бизнеса этот запрет не имеет значения. Крупные компании могут учреждать на месте дочерние структуры, то есть заниматься своей деятельностью дистанционно и в этом отношении не быть привязанными к месту ведения бизнеса. Но, повторюсь, к сожалению, крупный бизнес пока не идет на рынок Абхазии. Интерес к приходу в Абхазию проявляют малые предприятия и индивидуальные предприниматели, для которых важно самостоятельно приехать, организовать свое дело и непосредственно на месте им заниматься, обустроить бытовой комфорт для себя и своей семьи. И в этой связи невозможность приобретения жилья в Абхазии, безусловно, является сдерживающим фактором. Конечно, россиянин имеет возможность купить коммерческую недвижимость, производственный цех или тот же гостевой дом, но где-то же ему необходимо жить, одновременно решив вопрос регистрации. На наш взгляд, снятие или смягчение существующих ограничений было бы большим плюсом для привлечения в республику малого и среднего российского бизнеса, и, уверен, мы бы увидели серьезный приток инвестиций в страну.

- На ваш взгляд, меняется ли мнение руководства республики по этому вопросу, поднимается ли эта проблема при рабочих встречах, контактах?

- Этот вопрос нужно адресовать руководству Абхазии, все же это внутреннее дело Абхазии. Я лишь выражаю свое мнение, что запрет на приобретение жилья негативно сказывается на притоке российского бизнеса в республику. И вообще, в наших интересах, напротив, привлекать инвестиции из Абхазии в Россию, а также стимулировать российских инвесторов вкладывать средства и предпринимательский талант в свою страну.

- А есть ли абхазские инвесторы в России?

- Да, многие граждане Абхазии, большинство из которых, как известно, являются одновременно и гражданами Российской Федерации, постоянно проживают на территории России, вкладываются в покупку недвижимости, производственных предприятий.

- Возвращаясь к вопросу торгового оборота между странами, какие абхазские товары пользуются популярностью на российском рынке, и есть ли планы по увеличению поставок абхазской продукции в Россию?

- Основу поставляемой на российский рынок продукции составляют товары агропромышленного комплекса – вина и ликеро-водочная продукция, цитрусовые плоды, орехи. Традиционно высоким спросом у российских мужчин в преддверии 8 Марта пользуется абхазская мимоза. Кроме того, мы наблюдаем рост объемов поставок абхазских джемов, варенья, компотов, аджики, что говорит о появлении в Абхазии перерабатывающих производств, о необходимости организации которых много говорилось в последние годы. Развивается производство в республике томатов и овощей закрытого грунта, появились современные тепличные хозяйства, ориентированные на экспорт продукции в Россию. В условиях санкционных ограничений абхазский рынок плодоовощной продукции определенно интересен России.

Наши абхазские партнеры готовы и хотели бы увеличить объемы поставок этой продукции, но есть ряд сдерживающих факторов. Во-первых, это природные, климатические и экологические факторы. Например, в прошлом году был крайне скудным урожай ореха-фундука, который пострадал от распространившегося в Абхазии вредителя - коричнево-мраморного клопа. Этот вредитель нанес серьезный ущерб и цитрусовым в сезоне их сбора зимой 2017 -2018 года. В результате предпринимаемых властями Абхазии мер по борьбе с ним был собран неплохой урожай цитрусовых нынешней зимой, что положительно отразилось и на экспортных поставках в Россию.

Для наращивания объема поставок немало делается в рамках взаимодействия таможенных служб: в целях упрощения таможенных формальностей в 2017 году было принято решение о создании в Гулрыпшском районе Абхазии специализированного российского таможенного поста с целью оформления вывозимых в Россию товаров на месте. Таким образом, абхазскому экспортеру не нужно будет стоять в очередях на границе, собирать пакеты документов, проходить дополнительные процедуры досмотра груза и прочие формальности. Сейчас пост выстраивает технологию своей работы, алгоритм взаимодействия с таможенными органами и другими ведомствами Абхазии, и, я думаю, что уже в текущем году он начнет работать в штатном режиме, и абхазские организации-участники внешнеэкономической деятельности в полной мере почувствуют преимущества работы с ним.

Другое препятствие к проникновению на российский рынок связано с тем, что агропромышленный комплекс в Абхазии представляет собой мелкие, раздробленные хозяйства, а для России, где на месте базаров и рынков в последние годы создаются крупные продуктовые торговые сети, представляют интерес крупные консолидированные партии товаров. Торговые сети не заинтересованы в работе с мелким производителем (поставщиком), им нужны большие объемы, ритмичные поставки в строго определенные сроки, оплата товара с отсрочкой платежа, и все это - "в белую", банковскими переводами.

К сожалению, в настоящее время в Абхазии еще не в полной мере создана инфраструктура, которая позволила бы выращенную плодоовощную продукцию собирать, перерабатывать, хранить, калибровать, осуществлять процедуры сертификации и в дальнейшем значительными объемами поставлять в Россию. В этом мы видим большую проблему. Необходимо выстраивать каналы взаимодействия с российскими продовольственными сетями, уходить от практики челночного перемещения товаров на тачках, в коробках и авоськах через границу на реке Псоу. Хотя наши абхазские коллеги молодцы, они в России создают условия для продвижения своих товаров, в некоторых крупных торговых центрах в Москве, Подмосковье появляются так называемые торговые дома Абхазии, павильоны с абхазской продукцией.

Необходимо отметить, что помимо сельскохозяйственных товаров, в прошлом году возобновились поставки из Абхазии в Россию инертных материалов. Щебень, галька, гравий из Абхазии обладают достаточно высоким качеством и отличными физическими характеристиками. Сейчас их поставляют в Крым на строительство Крымского моста, подходов к нему, федеральной трассы "Таврида". В свое время абхазские инертные материалы в большом объеме поставлялись на сочинские стройки (во время подготовки к Олимпиаде в 2014 году – ред.) и принесли немало пользы для экономики Абхазии. К слову, Торгпредство также приняло участие в работе по снятию существовавших ограничений на поставки абхазских инертных материалов в Россию.

- Вернемся к российскому бизнесу. Какие бы рекомендации вы дали российским предпринимателям, которые хотят открыть свое дело в Абхазии? Республика не раз заявляла о заинтересованности в инвестициях из России, расширении торговых контактов, но на деле в российской прессе встречаются истории про россиян, которые, построив в Абхазии завод или магазин, подвергались давлению, ущемлению своих прав и интересов, а порой и лишались своей собственности.

- Многие бизнесмены, как показала практика, приезжают в Абхазию в частном порядке, договариваются с абхазскими партнерами, нередко сознательно включаясь в так называемые "серые" схемы.

В Торгпредство же и в другие официальные российские структуры, представленные в Абхазии, они обращаются лишь с возникновением проблем и угроз их бизнесу, имуществу, безопасности. Мы считаем такой порядок действий неверным и рекомендуем российским компаниям, которые хотят реализовать свои проекты в Абхазии, прежде всего, обращаться в наш адрес или в министерство промышленности и торговли Российской Федерации в Москве. Российским предпринимателям нужно рассказать о себе, своем проекте и своих ожиданиях, попросить содействия в поиске надежных партнеров, чтобы получить государственную поддержку при защите своих интересов. Торгпредство готово оказать российским предприятиям консультативную помощь по анализу рынка, условиям работы на нем, организовать бизнес-миссии и встречи с потенциальными партнерами.

Кроме того, на старте реализации проектов в Абхазии не менее важным считаем и выстраивание коммуникации с абхазскими государственными органами, прежде всего с Министерством экономики и созданным в 2015 году государственным Инвестиционным агентством, а также Торгово-промышленной палатой Абхазии. Как и мы, наши абхазские коллеги всегда открыты к общению, готовы помочь с разъяснениями о существующих преференциях и льготных налоговых режимах в отношении инвестиционных проектов, предоставить сведения о свободных инвестиционных площадках и иную актуальную информацию. К слову, эта информация размещена и на их информационных ресурсах в интернете.

 

Страница 1 из 4
Яндекс.Метрика