Аквафон Апра
Онлайн платежи
Приложение
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Известный абхазский политик Сергей Шамба 27 июля был назначен указом президента Республики Абхазия секретарем Совета безопасности. Занимавший ранее посты премьер-министра и министра иностранных дел, до последнего назначения бывший депутатом Народного собрания, новый глава Совбеза согласился ответить на вопросы радио «Эхо Кавказа». В беседе был затронут широкий круг тем – пандемия и борьба с преступностью, диалог с Грузией и Западом, отношение к абхазским НПО, паспортизация в Галском районе, продажа недвижимости и добыча нефти.

– Сергей Миронович, на ваш взгляд, какие угрозы безопасности сегодня существуют для Абхазии, и в чем вы их видите – какие угрозы внутренние и какие внешние?

– Внутренние угрозы у нас связаны с тем, что нужно больше внимания сейчас сосредоточить на защите безопасности граждан. Это и борьба с преступностью, и угрозы, которые сейчас исходят от этой пандемии, которая захлестнула весь мир, это и продовольственная безопасность, защита прав личностей. Все вопросы нашей внутренней политики в той или иной степени связаны с вопросами безопасности.

– Если говорить о пандемии, как вы восприняли открытие границы? Для безопасности и здоровья граждан – это позитивное решение или не очень однозначное?

– Неоднозначное, конечно, потому что у нас почти поровну разделилось мнение в обществе – на тех, кто за открытие, и тех, кто против открытия. Но, учитывая все-таки, что значительная часть нашего населения целый год ждет, когда наступит курортный сезон, потому что от этого зависит благополучие их семей, мы пошли на то, чтобы, несмотря на риски, которые в этом плане существуют, открыть границу. Также это было связано с тем, что весь этот период, когда был пик пандемии в мире, у нас была более или менее благополучная ситуация. Сейчас больше случаев заболевания выявляется, но пока это не связано с открытием границы. То, что мы сейчас имеем, связано с нашими внутренними проблемами. Будем ждать, когда появятся вакцины и лекарства. Я думаю, мы не можем изолироваться от всего мира, и то, что переживет все человечество, наверное, переживем и мы, просто нам нужно лучше готовиться к этому, больше внимания уделять нашему здравоохранению. Это тоже был сигнал – то, что произошло.

– Сергей Миронович, у нас такая ситуация сложилась, что единственного врача, который заболел коронавирусной инфекцией в тяжелой форме, увезли лечиться в Грузию. Как вы оцениваете готовность нашей медицины помочь тем, кто будет нуждаться в помощи?

– Ну, видите, опять же это связано с тем, что у нас не было таких сложных случаев до сих пор. А то, что произошло, – это сигнал на будущее. Я думаю, что из этого специалисты должны извлечь урок и искать уже новые пути лечения больных.

– Вы сказали, что одна из внутренних угроз – это безопасность населения. Вы имели в виду криминогенную ситуацию? Есть у вас видение, что нам нужно делать, все ли делается достаточно на данном этапе, и что нам делать, чтобы изменить ситуацию?

– Президент Аслан Бжания во время своей предвыборной кампании акцентировал внимание именно на том, что нужно начать борьбу с криминалом, потому что экономика может развиваться, только если будут инвестиции, инвесторы не могут прийти в условиях, когда нет надлежащей безопасности – все это взаимосвязано. Поэтому я тоже считаю, что первостепенная задача – это навести порядок. За последние несколько лет был такой всплеск преступности, что отпугнуло многих инвесторов, потому что было несколько случаев, связанных с российскими инвесторами, и это повлияло не только на то, что они отказались вкладываться в Абхазию, но и начало портить отношения с нашим стратегическим союзником – Российской Федерацией. Сейчас, мне кажется, это очевидно для нашего общества, что решительная борьба в этом направлении ведется, и я считаю, что нужно усиливать эту работу. И здесь речь идет не только об уличном криминале. Одна из главнейших задач – это борьба с коррупцией, если мы не будем наказывать людей, которые воруют большие деньги, а сосредоточимся только на тех карманниках, которые воруют в троллейбусах, это не будет понято обществом, и это будет неправильно.

– Как вы оцениваете низовую инициативу граждан, которые пытаются добиться принятия закона о декларировании доходов и расходов госслужащих и депутатов?

– Я всецело поддерживаю эту инициативу, потому что это один из важных факторов: если мы говорим о необходимости бороться с коррупцией, то мы должны принять эти законы, и люди, которые находятся на государственной службе, должны быть понятны и прозрачны, а их доходы и расходы должны быть известны обществу. Так что я здесь поддерживаю всецело эту инициативу и надеюсь, что это будет принято в свое время. Мы настроены на то, чтобы начать решать все вопросы, которые накопились за эти годы.

– Какие из этих вопросов наиболее острые?

– Есть много вопросов, которые не были решены, потому что внутри нашего общества между политическими силами трудно находить консенсус, его почти нет, и вся внутриполитическая деятельность, с моей точки зрения, чаще всего носит иррациональный характер: если власть, скажем, говорит, что это белое, то оппозиция обязательно скажет, что это черное. Это было и раньше, это есть и сегодня. В этом ничего полезного для нашего государства, для развития нашего общества нет. Напротив, это то, что тормозило все эти годы наше развитие. Одна из главных, может быть, задач – я намерен сосредоточиться на этой деятельности, – нужно найти способы преодолеть эту проблему иррационального подхода к нашим внутриполитическим и внешнеполитическим вопросам. Нужно начать диалог, чтобы приблизить стороны к консенсусу. Я, например, раньше всегда был сторонником того, чтобы в парламенте превалировала оппозиция, потому что считал, что это дает возможность исполнительной и законодательной власти найти консенсус по многим вопросам. Это сняло бы напряжение в обществе и привело бы к тому, что проблемы обсуждаются в парламенте, а не на улицах и площадях. Но, к сожалению, сегодня все политические силы у нас пытаются исходить из каких-то своих личных интересов и амбиций, а не из интересов общества.

– Будучи депутатом, вы предлагали закон о продаже недвижимости иностранным гражданам. На сегодняшний день как вы видите место этого вопроса в нашей внутриполитической повестке?

– Я не только в этом вопросе, но и во многих других вопросах, где у нас есть запреты, вижу, что там, где есть запреты, обязательно начинается какая-то подпольная, «серая» экономика и криминал. В наших условиях, когда достаточно слабая правоохранительная система, с этим бороться было практически невозможно. Мы прекрасно знаем, какие существовали «серые» схемы, чтобы люди могли купить недвижимость в Абхазии: для этого приобреталось незаконным путем гражданство Абхазии, что тоже, в свою очередь, порождало коррупцию. Люди находили разные схемы, потом это превращалось очень часто в то, что людей, которые покупали дом, обманывали, начинались тяжбы, и все это происходит до сих пор. Я говорил о том, что нужно найти выход из этой ситуации и извлечь пользу.

Если мы будем продавать недвижимость, как это сделать – это другой вопрос, я же об этом тогда не говорил, тут можно находить выходы. Не предоставляя гражданство, очень многие страны, благодаря притоку людей и их капиталов, извлекают из этого процесса выгоду. Я не вижу в этом ничего страшного. Можно было бы многие вопросы решить: например, если мы разрешаем торговлю первичным жильем и ставим условие, что какая-то часть – процентов 23-30 – должна выделяться муниципалитетам, городским администрациям, чтобы они могли решать вопросы людей, которые стоят в очереди на жилье, из этого можно было бы извлечь пользу. Если бы люди, которые имеют жилье в Абхазии, приезжали сюда, покупали товары, оставляли здесь деньги, – разве это не выгодно для Абхазии? Я считаю, что этот вопрос надо решать.

– Озвучьте те угрозы, которые на данный момент вы видите со стороны окружающего нас внешнего мира.

– На протяжении многих лет наша главная угроза исходила от Грузии. Мы до сегодняшнего дня в Женеве пытаемся договориться о необходимости подписания соглашения о мире, но этого не происходит в течение многих лет, потому что грузинская сторона считает, что это будет межгосударственный договор, и тем самым в какой-то степени признание Абхазии как равноправного партнера в переговорном процессе. Но я должен сказать, что в 1997 году, когда Владислав Ардзинба по инициативе (Евгения) Примакова посетил Тбилиси, я был в этой делегации – тогда был подписан в Тбилиси меморандум о том, что стороны отказываются от применения силы и даже от угрозы применения силы. Так что такой документ, который подписали два президента – (Эдуард) Шеварднадзе и (Владислав) Ардзинба – существует. Это – во-первых.

Во-вторых, после событий 2008 года и признания независимости Абхазии, подписания договора с Российской Федерацией у нас с Россией сегодня стратегический союз, и это дает нам хорошие гарантии безопасности, поэтому угроза со стороны Грузии перестала быть настолько актуальной, насколько она была все эти долгие годы после войны. И то, что было в 1998 году, дестабилизация ситуации в Галском районе, вторжение сюда вооруженных грузинских подразделений, то, что на территории Галского района действовали отряды «Лесные братья» и «Белый легион», террористические диверсионные группы и т.д., то, что происходило в верхней части Кодорского ущелья, – все это мы преодолели. Сегодня такой угрозы мы не видим со стороны Грузии. А дальше все угрозы, связанные с сохранением нашей государственности, нашего суверенитета, лежат внутри политической плоскости. Сохранению и упрочению нашей независимости и государственности могут помешать наши внутриполитические взаимоотношения – неспособность находить консенсус и отсутствие понимания того, что нужно все-таки рационально подходить к решению вопросов, имеющих общенациональный, государственный характер. Есть вопросы коренного характера, где невозможно говорить о компромиссах, – это сохранение нашего государства, независимого, демократического и суверенного. Здесь компромиссов быть не может. Во всех других вопросах, которые мы внутри обсуждаем, мы должны находить компромисс.

– Сергей Миронович, не так давно Аслан Георгиевич Бжания, выступая публично, сказал о том, что «нам нужен диалог с Грузией». С вашей точки зрения, что имелось в виду – нужно ли строить какие-то отношения с Грузией, и если нужно, тот как?

– Я сам неоднократно говорил о том, что нужен диалог, потому что совершенно очевидно, что есть целый ряд неразрешенных проблем между Абхазией и Грузией. А когда есть проблемы, нужно разговаривать, чтобы их решить. Я очень часто слышу как те, кто против такого диалога, говорят: «нет, пускай нас признает Грузия», «нет, пускай то сделают, это сделают», но для того, чтобы этого достичь, нужно разговаривать, переговоры нужны.

Я много лет был дипломатом, поэтому знаю, что любую проблему нужно решать путем диалога. Некоторые сложные вопросы можно десятилетиями решать, но у нас много потерянно времени. Однозначно, что мы с Грузией соседи, у нас соседи – Россия и Грузия, нам предначертано судьбой наши взаимоотношения определять.

Да, была война, но в нашей истории было много случаев, когда была интервенция со стороны Грузии на территорию Абхазии, была интервенция со стороны Абхазии на территорию Грузии – всякое было в нашей истории. И это не только в истории взаимоотношений Грузии и Абхазии, но и во всем мире – посмотрите, в той же Европе, я уже неоднократно об этом говорил и приводил пример, все страны воевали между собой, и кровавые войны были, но сегодня они живут дружно и развиваются прекрасно. Поэтому все время жить во вражде невозможно. Забывать мы не можем нашу историю – война… мы прекрасно знаем, кто был в этом повинен, как все это произошло, но эта страница уже перевернута, нужно думать о будущем, о наших детях. Мы не можем воспитывать молодое поколение в ненависти, этого нельзя делать, это разрушает душу молодых людей. Это все прошло, значит, надо думать о том, как выстроить дружественные отношения.

– Если диалог нужен, то какие вы видите направления, с которых можно было бы начать?

– Я бы начал все-таки с неформальной дипломатии, неправительственных организаций. Такие контакты, очень интенсивные, были даже при Владиславе Ардзинба. Были Шляйненгский процесс и разные другие встречи на разных уровнях – встречались общественные деятели, иногда государственные деятели участвовали в таких неформальных встречах. Можно с этого начать и постепенно определить темы, которые требуют обсуждения, – их немало. Те люди, которые говорят, что, «нет, не надо разговаривать», забывают, что у нас есть диалог. Я не говорю сейчас даже о Женевских встречах – вот, пожалуйста, ИнгурГЭС – это же наша общая проблема, и постоянные контакты есть между сторонами.

Я много раз говорил, что надо узаконить нелегальную торговлю, которая через реку Ингур у нас происходит, но многие выступали против. А недавно в парламенте была встреча, в которой участвовали все политические партии, встреча была с депутатами, и те аргументы, которые я приводил, получили поддержку большей части присутствующих, в том числе, и оппозиционных политических партий.

– Что это были за аргументы?

– Это реально происходит, просто запреты ничего не дают, весь поток идет мимо нашего бюджета, и на этом наживаются люди. Это было в течение многих лет, и против выступали именно те влиятельные силы, которые пользовались тем, что у нас дыра на границе. Мы помним прекрасно, как из Абхазии в Грузию шли потоки нефтепродуктов, бензина, потому что у нас он был дешевле, туда шли сигареты, туда сегодня идут орехи. Оттуда идет контрабанда – это можно увидеть в магазинах и на рынке. Как это происходит? Почему бы не установить таможенный контроль на границе и не узаконить все это?

Я не говорю о том, что нужно договор с Грузией заключить о торговле, межгосударственный – это нереально сегодня, сама Грузия на это не пойдет, но мы можем на границе брать необходимые налоги с тех товаров, которые оттуда идут или отсюда туда идут. Вот о чем я говорил.

– В общественном мнении мы видим негатив по отношению к абхазским неправительственным организациям, звучат даже призывы принять закон «Об иностранных агентах». Непонятно, на каком основании их часто обвиняют в том, что они сдают какие-то национальные интересы. Я знаю, что у вас всегда были контакты с неправительственными организациями – какова ваша позиция в вопросе абхазских НКО?

– Я считаю, что такое отношение – это зеркальное отражение того, что происходит в России. Да, там среди многих неправительственных организаций есть такие, которые приносят пользу, а есть такие, которые работают не на интересы государства, а на интересы каких-то внешних сил. Переносить эту ситуацию на Абхазию – это совершенно необъективный подход, потому что, во-первых, всех людей, которые в этом участвуют, мы знаем прекрасно, все они патриоты Абхазии. Я всех их прекрасно знаю и, будучи министром, поддерживал их в этом диалоге, потому что и тогда считал, и сейчас об этом говорю: нужен диалог не только на правительственном уровне, но и на неформальном уровне тоже – это очень полезная и важная вещь. Другое дело, если бы мы знали, что есть такие организации, которые работают не в интересах нашей страны, а в интересах других каких-то стран, тогда, конечно. Но я таких, честно говоря, не знаю. Если таковые есть, пусть называют, кто это такие. Есть для этого спецслужбы, которые должны определять. А так, огульно говорить и всех называть какими-то там агентами, – я бы не стал советовать вообще это делать, это тоже один из вопросов, который раскалывает наше общество.

– Как вы видите контакты с западным миром – они нужны Абхазии, должен быть этот вектор в нашей внешней политике?

– Несомненно. Мы – государство независимое и должны иметь полноценную внешнюю политику. Сегодня нас признала Россия, это очень важно для нас. Россия – огромная страна, где мы можем все свои интересы, если говорить об экономике, решить. Но наша задача – строить отношения со всем миром, мы должны быть признаны мировым сообществом. Для того чтобы мы были признаны мировым сообществом, мы должны показать, что на самом деле заслуживаем этого, что мы демократическое государство, что мы развивающееся государство, что мы хотим соответствовать тем ценностям, которые приняты в цивилизованном мире.

Поэтому всякие наши неконструктивные действия не могут нам придавать привлекательный имидж, они только создают нам отрицательный имидж, но мы еще не созрели, не дозрели до такого признания. Мы говорим о том, что не нужен диалог, не нужно разговаривать, мы агрессивно себя ведем, я не раз слышал от некоторых, что наша политика должна быть агрессивной. Я считаю, что наша политика должна быть дружелюбной, мы должны показать, что мы страна мирная, миролюбивая и хотим быть дружественными со всеми соседями. Когда мы показываем, что не способны с соседями разговаривать, то как мы можем ожидать, что нас и другие какие-то страны будут понимать, если они видят, что мы не можем с соседями договариваться. Наша внешняя политика должна быть направлена на то, чтобы как можно больше стран признавали Абхазию. Если мы хотим чего-то добиться, сначала нужно разговаривать, устанавливать диалог, определенная работа должна быть проведена – вот это задача внешнеполитического ведомства.

– Паспортизация жителей Галского района – им сначала выдали паспорта, потом их лишили этих паспортов. Как вы оцениваете всю эту ситуацию и как, по-вашему, сегодня Абхазия должна решать эти вопросы в Галском районе?

– Непростая ситуация. Я понимаю отношение к выдаче абхазского гражданства жителям Галского района, потому что она была основана на том, что эти люди имеют гражданство Грузии, а у нас с Грузией не предусмотрено двойное гражданство. У нас с Россией, кстати, еще не подписано соглашение о двойном гражданстве, но там у нас есть все-таки какие-то договоры и есть другие взаимоотношения. А с Грузией этого ничего нет. Я понимаю, когда этот вопрос был поднят… Здесь такая амбивалентная тема.

Если мы начнем копаться, кем были когда-то их предки, мы ничего хорошего из этого не извлечем и никогда не разберемся в этом вопросе
Вместе с тем, мне кажется, что мы не должны этих людей отталкивать, потому что это в большей степени коренные жители Абхазии, одного из районов Абхазии – Самурзакана, ныне Галского района, – и нам нужно как-то все-таки решить вопрос их гражданства в Абхазии. Сегодня они имеют права на вид на жительство, но я думаю, что это для них оскорбительно, потому что их предки жили на этой земле, многие из них были когда-то абхазцами. Я не сторонник того, чтобы в этом копаться, потому что если мы начнем копаться, кем были когда-то их предки, мы ничего хорошего из этого не извлечем и никогда не разберемся в этом вопросе. Расовый подход вообще неприемлем в цивилизованном обществе, и тем более у нас, где такое смешанное население, такой разговор, такая тема вообще не должны присутствовать. Надо, мне кажется, все-таки разбираться с их гражданством в Абхазии.

– А как разбираться?

– Сейчас я вам скажу: в демократическом мире ты можешь иметь какое угодно гражданство. Если нет межгосударственного договора о двойном гражданстве, остаются неопределенные вопросы службы в армии или голосования, а так, ты можешь иметь гражданство какой хочешь страны, просто эти вопросы не будет урегулированы. Поэтому зацикливаться на том, что они имеют грузинское гражданство, я думаю, все-таки неправильно. Мы не должны отталкивать этих людей, мы должны их абсорбировать в абхазское общество, мы должны их сделать полноценными гражданами нашей страны, чтобы они болели за интересы нашего государства, чтобы они участвовали в строительстве государства, чувствовали себя гражданами Абхазии, а не изгоями на земле. Так мы будем иметь только «пятую колонну» - для чего нам это надо? Я считаю, что это неправильный подход, все люди, которые здесь живут у нас, на нашей территории, должны быть гражданами этой страны. Я не имею в виду гастарбайтеров, которые приезжают временно, чтобы заработать и уехать. Я имею в виду тех, чьи предки здесь родились, кто сами здесь родились, живут и работают – они должны быть полноправными гражданами государства и должны вместе с нами участвовать в строительстве этого государства.

– У нас есть еще такой актуальный вопрос добычи в Абхазии нефти. Вот куда вы его относите – к внешним угрозам, может быть, вообще не к угрозам? Какова ваша позиция по добыче нефти?

– Угрозу можно создать на ровном месте, везде можно создать угрозу, а можно избегать этих угроз. Все зависит от того, как мы себя поведем. Что касается добычи нефти, тут сейчас идет период изучение – есть она или нет. Если она есть, то я считаю, что, конечно, этот ресурс нужно направить на благосостояние нашего общества. Те договоры, которые я сегодня видел, надо пересматривать. Доходы от добычи нефти должны идти на социальные проекты. Я считаю, что должна быть создана государственная компания, в которой будут сосредотачиваться доходы от добычи нефти, и все эти доходы должны быть направлены на социальные нужды. Это наши недра, это всеобщее достояние, и поэтому все люди должны почувствовать пользу от добычи этой нефти.

– Сегодня у нас существует явное недоверие населения к власти, и это связано в первую очередь с коррупцией. Часто говорят о том, что все это разворуется. Если сегодня или завтра в том состоянии, в котором мы есть, начать добывать нефть, то все доходы уйдут по карманам отдельных людей, а народу ничего не достанется.

– Такие опасения понятны. Нельзя сказать, что они необоснованны. Вся наша предыдущая история показывает, что это имеет место на самом деле. Но мы же говорим о том, что новая власть пришла для того, чтобы преодолеть негативные уроки прошлого. Если мы со временем увидим, что и эта власть повторяет ошибки прошлого, ну, тогда, конечно, будет разочарование в обществе.

Тот договор, который сегодня есть, – это неприемлемый договор. Нужно, чтобы власть была прозрачной, открытой и понятной для общества. Всякие кулуарные, закрытые формы правления как раз и приводят к тому, что люди прекрасно видят, что зачастую многие представители власти действуют исключительно в своих собственных интересах, а не в интересах общества. Это то, с чем мы должны бороться. В этом я вижу свою задачу на этом месте.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Спикер Парламента и министр культуры обсудили актуальные темы работы Минкульта.

Сухум. 22 июля 2020. Апсныпресс. Спикер Парламента Валерий Кварчия встретился с министром культуры Гудисой Агрба и скульптором Виталием Джения. В связи с проведением мероприятий, посвященных 75-летию со дня рождения первого Президента Республики Абхазия Владислава Ардзинба, участники встречи обсудили темы, касающиеся открытого международного конкурса на лучший проект памятника Владиславу Ардзинба. Спикер подчеркнул, что необходимо ускорить принятие решений по данному вопросу.

Гудиса Агрба также проинформировал Валерия Кварчия о том, что 20 июля в министерстве культуры состоялось заседание рабочей группой по проведению открытого международного конкурса на лучший проект памятника второму Президенту Республики Абхазия Сергею Багапшу.

Также Гудиса Агрба отметил, что на 29 июля запланировано заседание рабочей группы по конкурсу на лучший проект памятника Первому Президенту Республики Абхазия Владиславу Ардзинба.

Участники встречи также обсудили ряд актуальных тем, связанных с деятельностью министерства культуры РА.

 

 

 

Символ, выстраданный в борьбе за свободу.

Славная история создания Государственного флага Абхазии неразрывно связана с процессом восстановления многовековой абхазской государственности. В разные периоды нашей драматичной истории под знаменами Абхазии шли в бой ее доблестные защитники. В дни суровых испытаний, когда Цари абхазов звали свой народ к единству и сплоченности во имя свободы и независимости, полководцы и воины присягали на верность Государственному Флагу.

Исторические исследования свидетельствуют, что в разные периоды существования Абхазского государства, были разные Флаги, менялась их художественная форма. Однако идейный стержень, духовная основа государственных символов оставались неизменными. И они передавались из поколения в поколение, как жизнеутверждающая эстафета, как воплощение свободолюбивого национального духа.

Ныне действующий Государственный Флаг Республики Абхазия был принят 23 июля 1992 г. на заседании Верховного Совета (Первого Парламента) РА. Принятию данного судьбоносного решения предшествовал достаточно сложный процесс. Работу по подготовке политико-правовых документов по Флаг и Гербу РА возглавлял выдающийся национальный лидер, Председатель Верховного Совета В.Г. Ардзинба. Было немало противников принятия государственной (национальной) символики, как среди депутатов, так и грузинских политиков разных уровней. Они всячески препятствовали включению данного вопроса в повестку дня. Наши оппоненты понимали, что это один из первых решительных шагов по достижению выхода Абхазии из колониальной системы, созданной сталинским режимом. В конечном итоге, название Республики Абхазия было восстановлено, Государственный Флаг и Герб были приняты. Это стало возможным благодаря настойчивости, последовательности и принципиальности В.Г. Ардзинба и его соратников.

Автором Государственного Флага и Герба РА является выдающийся абхазский художник, общественный деятель, лауреат Государственной премии им. Д.И. Гулиа, заслуженный художник Абхазии, участник национально-освободительного движения, кавалер Ордена Леона Валерий Валикович Гамгия. Он вложил в мощный спектр цветов Флага, в изображения открытой ладони и семи белых звезд глубокий священный смысл единства народа, веротерпимости, незыблемости устоев национальной государственности, исчисляющейся двенадцатью столетиями. Синтетичность образа, созданного великим мастером, вобрала в себя глубокий историко-философский смысл и давно уже обрела классические очертания.

В период Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг., принимая присягу, бойцы Абхазской Армии, в которую вливались и добровольцы с Северного Кавказа и Юга России, давали клятву бороться с грузинскими агрессорами до полного освобождения нашего Отечества.

Немало экземпляров Государственного Флага Абхазии испепелено вражескими пулями. Некоторые из них хранятся в наших музеях. Вечная память Героям!

Слава Государственному Флагу Республики Абхазия! С праздником, дорогие соотечественники!

Республиканская политическая партия «Форум народного единства Абхазии»

Г.Сухум. 22.07. 2020 г.

Обращение

Высшего Совета Республиканской общественной организации ветеранов Отечественной войны «АРУАА» к руководству страны, ко всему многонациональному народу Абхазии

Уважаемые соотечественники!

Общественная организация ветеранов войны «Аруаа» была создана в 2007 году на учредительном съезде ветеранов войны. Первым председателем «Аруаа» был избран Герой Абхазии, первый министр обороны, генерал Владимир Аршба.

К первому съезду «Аруаа» с просьбой принять его в состав нашей ветеранской организации обратился наш национальный лидер Владислав Ардзинба. Мы гордимся и дорожим тем, что он до конца своих дней состоял в «Аруаа», и после ухода из жизни посмертно числится в списках нашей организации. В разное время на съездах "Аруаа" председателями избирались Вадим Смыр, Виталий Габния, Илья Гуния. В феврале 2020 года нашу организацию возглавил Темур Гулия. Все председатели «Аруаа» являются ветеранами войны, орденоносцами, известными в стране людьми.

Согласно уставу «Аруаа», членами нашей ветеранской организации могут быть только ветераны войны и члены их семей. Именно этим наша организация отличается от всех существующих политических партий. В соответствии с нашим Уставом съездом избирается Высший Совет «Аруаа», в составе которого после каждого съезда проходит ротация. Помимо поддержки ветеранов войны и членов семей погибших наших боевых товарищей, одна из главных задач «Аруаа» - стоять на страже завоеваний нашего народа, нашей свободы и независимости, оказывать помощь государству в патриотическом воспитании подрастающего поколения в духе беззаветной любви к нашей многострадальной Апсны. Наша организация объединяет более двух тысяч ветеранов войны и членов их семей, граждан Абхазии разных национальностей и вероисповеданий. Мы сотрудничаем с добровольцами и другими ветеранскими организациями Абхазии.

Так сложилась, что нашим главным политическим оппонентом является партия «Амцахара», в рядах которой состоят не только ветераны войны, но и люди, не имеющие к войне непосредственного отношения, но разделяющие цели и задачи этой партии. Мы с уважением относимся ко всем ветеранам, которые и после войны верой и правдой служат нашему Отечеству, вне зависимости от их политических взглядов.

Мы считаем, что настоящий ветеран должен быть примером честности и добропорядочности, иначе, как и любой гражданин, он должен нести ответственность в соответствии с нашими законами. В тоже время в нашей демократической стране, завоеванием которой является в том числе свобода слова и плюрализм мнений, любой гражданин страны имеет право на собственное мнение и открытую критику любого должностного лица. Не оскорбление чести и достоинства, да еще под анонимными никами, а открытое выражение своих взглядов и убеждений.

Как и все люди, и мы можем ошибаться, и мы готовы принимать критику в свой адрес, но никакое собрание даже самых уважаемых людей не имеет право говорить с нами неуважительно или лишать права высказать свое мнение. В нашей организации не принято скрывать свое мнение. Мы не боимся оказаться в разных политических лагерях и высказывать разные точки зрения.

Не так давно, председатель нашей организации Илья Гуния и член Высшего Совета Дмитрий Ардзинба подвергли жесткой критике правительство Рауля Хаджимба, проголосовали на сессии парламента за отставку правительства и против принятия бюджета. Нынешний председатель «Аруаа» Темур Гулия не поддержал Хаджимба на выборах 2019 года, считая, что власти не реагируют на критику в свой адрес. «Аруаа» всегда подвергала критике то, что считало вредным для страны вне зависимости от того, поддерживали мы на выборах данную власть или нет, и выступало в поддержку президента, когда, по нашему мнению, то или другое решение соответствовало государственным интересам. Но обращаем внимание на то, что никакие решения руководства, представляющие угрозу государственности, свободе и независимости нашей страны, нами не поддерживались и поддерживаться не будут.

Сегодня наша страна находится в очень трудном социально-экономическом положении, на грани банкротства, возрастает задолженность государства по зарплате бюджетникам, очень трудно обслуживать внешние кредиты. Из-за пандемии на грани полного провала курортный сезон, тысячи тонн бахчевых, сотни тонн меда, фрукты и овощи, выращиваемые нашими крестьянами к курортному сезону, остаются невостребованными. Объекты туристической индустрии (Ново-Афонская пещера, Рицинский заповедник, курорт Пицунда, Обезьяний питомник, Ботанический сад, многочисленные кафе и рестораны, гостиницы и турбазы), транспорт, сельское хозяйство уже понесли колоссальные убытки, которые никто не восполнит. Если у бюджетников есть надежда на российскую помощь, то частным предпринимателям и бизнесу наше правительство не сможет возместить потери.

С сожалением констатируем, что у руководства страны нет антикризисного плана действий. Мы понимаем, что «лежачего не бьют», но в то же время прекрасно помним, через что прошла страна за последние 6 лет - митинги, акции протеста, перекрытые дорог, штурм МВД, попытки насильственного свержения власти. Мы помним, что выборы были выиграны в результате государственного переворота людьми, которые обвиняли нас в событиях 2014 года и утверждали, что они таким путем к власти не придут. Мы таких гарантий никому давать не будем - все в руках народа и Всевышнего! Но главное, что мы хотим сказать - в этот тяжелый период для нашей страны надо оставить обиды и услышать друг друга. И даже если мы не сможем объединиться, то обязаны подставить плечо друг другу ради спасения государственности, за которую отдано столько жизней наших братьев и сестер. Как сказал на своей встрече с Высшим советом «Аруаа» лидер оппозиции Адгур Ардзинба: «Любые потрясения, перевороты или другие незаконные действия не просто сокрушительно бьют по имиджу страны, но рано или поздно могут привести к потере государственности».

Мы, ветераны войны, осознаем не только ответственность власти, но и свою. Мы, находясь в оппозиции, хотим быть полезными стране и народу. Поэтому заявляем, что не намерены использовать трудное социально- экономическое положение для раскачивания ситуации в нашем государстве. И, если власть готова услышать наши аргументы и требования, связанные с недопустимостью налаживания отношений с Грузией, до тех пор, пока наша страна не будет признана и мы не получим гарантий невозобновления войны, мы готовы объявить о полугодовом моратории на все протестные акции.

Мы ограничим свою политической деятельности собраниями в помещениях для проведения конференций или очередного съезда. Мы надеемся, что наши власти также осознают, насколько важно наше участие и в работе над выработкой антикризисных мер. Мы готовы помочь президенту страны в вопросах, связанных с национальными интересами государства. Но должны предупредить, что если наш конструктивный настрой будет игнорироваться и продолжится политика навешивания ярлыков «врагов народа» на ветеранов войны, это будет серьезной ошибкой власти.

Мы заявляем, что, учитывая трудное время, чтобы не потерять государственность, готовы протянуть руку помощи власти. Мы не претендуем ни на какие должности, не напрашиваемся в советники – мы переживаем за судьбу страны. Инициированные нами слушания в парламенте и поддержка нашей инициативы политической партией «Единая Абхазия» – это первый шаг в поиске выхода из трудной ситуации, в которой оказалась наша страна.

Анцэа Ду, хэухэоит Апсны уахылапш!

21.07.2020

Высший Совета Республиканской общественной организации ветеранов Отечественной войны «Аруаа».

Бывший вице-премьер Шамиль Адзынба в интервью Нужной газете рассказал о своем отношении к добыче нефти в Абхазии.

НГ: Шамиль, ваше отношение к добыче нефти в Абхазии вообще и к истории с частной нефтяной компанией Апсны-Ойл?

– Я отношусь к тем, кто против добычи нефти в Абхазии. Считаю это большим злом для нашей страны – это не нужно делать, это опасно. Более того, находясь в правительстве, я голосовал против продления лицензии на добычу нефти. Это моя принципиальная позиция, потому что все проекты, которые реализуются в нашей стране – экономические, политические – должны рассматриваться через призму экологии, и если это происходит не так, то я – против. Пусть это будет даже очень выгодно экономически, но экология пострадает, лучше этим проектом не заниматься. Для меня это важно. Мы должны думать о будущем поколении, сохранении природы и экологии нашей страны.

Нефть – несомненно, богатство. Но вместе с этим у нас прекрасные климатические условия, море, горы, богатейшая земля, вода, лес, биоресурсы. Мы же не в пустыне или на камнях живем – у нас столько источников заработать и стать благополучным самодостаточным и богатым государством. Добывать нефть в таких условиях нет никакой необходимости. Я считаю это попыткой небольшой группы людей получить «халявные» деньги и завладеть богатством, принадлежащим народу. Если нефть есть под землей, просверлил, качай. Но при этом, надо учитывать, что добывать нефть без вреда экологии невозможно, что бы нам не «пели» идеологи проекта. Тем более что у нас сейсмоопасная зона – ежегодно происходит несколько тысяч мелких землетрясений. Мы их не чувствуем, но на глубине бурения это создаст проблемы. Если нефтяная компания «British Petroleum» справилась с аварией на нефтяной платформе в Мексиканском заливе, потратив миллиарды долларов, то «Апсны Ойл» никаких гарантий по экологической безопасности не дает и не может дать по определению, так как у нее отрицательный баланс. Я говорю, про реальные гарантии, а не слова. И все эти вопросы лежат на поверхности и на них должны быть четкие и ясные ответы. Если мы, общество, их не получим – ни о какой добыче нефти и речи вести нельзя. Это утопия и надо быть врагом самим себе, своей стране, чтобы заниматься такими проектами. Это, во-первых.

Во-вторых: почему нефть должны добывать какие-то частные компании, когда есть государство? Какой интерес у нашего государства и нашего народа? Всем известно, что Договором и иными документами такие интересы не предусмотрены. Есть много форм сотрудничества, например ГЧП (государственно-частное партнерство), акционирование с контрольным пакетом у государства.

В-третьих: легкие деньги развращают людей, общество, которое должно быть вовлечено в процесс, развития и создания государства, если, конечно, мы строим демократическое государство. Потенциал и возможности у нас для этого есть. Но сегодня с нашим уровнем организации государственного управления и законности это очень опасно. Получится обратный эффект. Поэтому мое мнение – не добывать нефть.

НГ: Но есть и другое мнение в нашем обществе

– Да и оно тоже имеет право на жизнь. Я не претендую на истину в последней инстанции. Но в этом случае право принимать решение принадлежит не чиновникам, а истинному хозяину всех природных богатств – народу, как это прописано в конституции Абхазии. То есть этот вопрос можно решить только путем референдума. Вопрос нефти для абхазского государства – это политический вопрос, геополитический. Мы признаны пока не всеми странами мира, находимся в состоянии военного конфликта с Грузией, поэтому если у нас будет добываться нефть, то мы превратимся в ещё больший объект геополитического интереса, и этот интерес будет не в нашу пользу, что осложнит и без того непростую ситуацию в регионе в целом. Наверное, не надо напоминать Ирак, Ливию… Зачем загонять себя в угол, когда есть масса способов развиваться, богатеть? На мой взгляд, очевидно, что мы не сможем контролировать этот процесс. А значит, его за нас будут контролировать другие. Нам это нужно?! Да и важнейший вопрос это логистика – как вывозить нефть? Железная дорога не потянет, нет таких технических возможностей и объемов, да и опасно (диверсия приведет к экологической катастрофе). Трубопроводов и портов у нас нет. Ближайшие порты – это Туапсе и Анаклия. Если Туапсе ещё понятно, то второй порт никак неприемлем. Это еще один вопрос и ответ на него тупиковый.

Теперь о доходах: один чиновник на парламентском слушании назвал сумму 6 миллиардов рублей в год для бюджета. Это вызывает улыбку как минимум. Россия каждый год в виде софинансирования и социально-экономической помощи дает нам гораздо большие средства. Лучше правильно распределить приоритеты и не закапывать их в инфраструктуру или как говорят в народе в «бетон», а создавать рабочие места, развивать реальный сектор экономики и уже на полученные налоги развивать инфраструктурные проекты. Думаю так правильно.

НГ: Широкой общественности не известны учредители нефтяной компании Апсны-Ойл. Что Вам, как бывшему вице-премьеру об этом известно?

– Работая в правительстве, я интересовался этим вопросом, но не смог до конца прояснить ситуацию. Все завуалировано, скрыто и непонятно. Хотя все догадываются, кто стоит за этой кампанией. Но на догадках претензий не предъявишь.

НГ: Мы все время акцентируем внимание на «Апсны-Ойл». Но есть еще «Роснефть», которая так же планирует добывать нефть в Абхазии.

– Абсолютно верно, но что касается «Роснефти», то это немного другая тема. Есть ратифицированное парламентом международное соглашение. Нравится или нет, но теперь мы вынуждены его придерживаться. Есть преемственность власти. Должен констатировать, что оно принято на законных основаниях. Здесь есть к кому обращаться, чтобы получить ответы на свои вопросы, понятны учредители, есть с кого требовать и так далее. В конце концов, в случае аварии у них есть ресурсы для решения вопросов. В случае же с «Апсны-Ойл» даже непонятно кому предъявлять претензии. Есть персоны, которые обозначаются как руководители и так далее, но ответов на интересующие всех вопросы от них получить невозможно. По крайней мере, мне это не известно. Мне приходят на память слова В.Г. Ардзинба о Транснациональных корпорациях применительно к Абхазии. К сожалению, мы его очередной раз не услышали.

“Я неоднократно говорил, что категорически против разработки нефти в Абхазии как на суше, так и на шельфе. Это создает реальную угрозу уникальным природным условиям Абхазии. Кроме того, наше государство не обладает политическими и международно-правовыми инструментами для того, чтобы защитить свои интересы в случае разработки нефти транснациональными корпорациями, а также обеспечить свою безопасность”, – Владислав Ардзинба.

НГ: Почему тогда Вы говорите о референдуме, а незаконности существования этой кампании, незаконности выдачи ей лицензии?

– Рауль Хаджимба, и не только он, будучи депутатом, требовал остановить этот процесс, ликвидировать регистрацию в минюсте. Потом он стал руководителем государства и, наверное, имел все рычаги и информацию, чтобы закрыть вопрос. Почему этого не было сделано? Мне не понятно, почему лицензия была продлена, почему за это решение проголосовали члены правительства? Предпосылок к этому не было.

НГ: Но почему референдум?

– Почему я вопрос ставлю о референдуме? Потому что по Конституции все, что в недрах, принадлежит народу. А по проекту договора, который существует или известен, все добытое принадлежит нефтяной компании. Пусть учитывая это народ на референдуме и определит, нужно ли добывать нефть в Абхазии. Есть пример ОАЭ, Норвегии с одной стороны, и Нигерии, Венесуэлы – с другой. Надо решить и выбрать.

Встанет вопрос, а кто должен инициировать референдум, ведь, как известно он автоматически не произойдет сам? Моё твердое убеждение – это должен сделать глава государства, чтобы придать легитимность и законность данному вопросу. Иначе, в случае проблем, весь спрос с него, так как по нашему законодательству все права у президента. Он обязан разделить ответственность со всеми ветвями власти и самое главное с народом. Это слишком важный вопрос чтоб брать ответственность только на себя.

НГ: А если люди проголосуют за добычу нефти?

– Это право народа – тогда так и будет. Я прекрасно понимаю, что в обществе бытует мнение, что нефть – это благо и если мы начнем добывать нефть, то разбогатеем. Соцсети пестрят рассказами о странах, где гражданам ежегодно кладут на счет деньги от продажи добытой нефти, при этом «забывают» рассказать о степени организованности общества, уровне эффективности управления, законности и правопорядке в этих странах. Некоторые наивные граждане поверили в то, что какая-то частная компания будет заботиться об их благосостоянии. Конечно, не будет. О благосостоянии народа обязано заботиться собственное правительство, власть их для этого выбирают и назначают.

Все что можно ожидать от такой кампании как «Аспны-Ойл» – экологической катастрофы. А денег как не было в стране так и не будет, даже если будет, то немного, уповая только на нефть. Те самые 6 миллиардов которые, якобы попадут в бюджет, с учетом инфляции – это ничто.

Лишь в государстве с высоким уровнем эффективности управления, «сильным» квалифицированным парламентом, независимым объективным справедливым судом, где есть верховенство закона народ будет жить в достатке. Вот наша с вами цель. Даже без нефти и совсем без нефти. Примеров много. Вот над чем надо думать руководителям государства и всей политической элите нашей страны и народу. Только такой подход нас вытянет из политического кризиса, который грозит стать перманентным.

В принципе политико-экономические проекты, противоречащие конституции не должны и не имеют право на жизнь, потому что это незаконно. А наша задача, повторю еще раз – сохранить для наших внуков и правнуков страну, а также все существующие в её недрах богатства. Пусть наши потомки решают, когда придет их время.

Нужная газета

 

Страница 1 из 37