О том, как в галской школе № 2 учительница из Сухума обучает детей абхазскому языку, как она добирается в район, какие методики использует, и чего не хватает школе для полноценной работы, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

-Мшабзиақәа аҵаҩцәа (Мшабзикуа ацаюцва - Добрый день, дети – абх.), - громким голосом оповещает о своем приходе в класс учительница галской школы №2 Фатима Адлейба, невысокого роста, со строгим видом женщина.

Как обычно урок начинается с переклички – кто пришел, кто прогулял. Фатима Адлейба плавно переходит на разговор о погоде, временах года и, наконец, к домашнему заданию. Школа №2 в Гале большая, даже по столичным меркам - 800 учащихся.

Почти для всех учеников абхазский не родной язык. Учат дети его с нуля начиная со второго класса.

В школе этот предмет в расписании уже 20 лет. Первопроходцем в Галском районе была филолог Аза Агумава, которая практически на голом энтузиазме по крупицам собирала разрозненные материалы, составляла методики для обучения абхазскому мегрельских детей. Каких-то специальных учебников не было, как и учителей.

Аза Агумава постепенно начала набирать команду педагогов из других районов. Одной из первых отозвалась Фатима Адлейба. Сразу после окончания Абхазского госуниверситета Фатима начала работать в Гале.

"Какая у меня была цель? – задается она вопросом и тут же отвечает. – Это обучение галских детей абхазскому языку. Я уже работаю здесь много лет и дальше буду работать. Дети любят абхазский, да и родители заинтересованы, чтобы их дети понимали язык. Я делаю все, чтобы поднять уровень знания абхазского языка, не жалея себя".

Вот, уже 16 лет Адлейба обучает местных школьников абхазскому, ищет подходы и методики.

Долгое время учительница каждый день ездила на работу из Сухума в Гал. Дорога забирала много времени, сил и денег. Адлейба ежедневно преодолевала расстояние в 77 километров, чтобы попасть в школу. На маршрутку в день у нее уходило 500 рублей. Почти половина зарплаты уходила только на общественный транспорт.

"Зарплата у нас, конечно, для Галского района средняя, 20 тысяч рублей. Практически все уходило на дорогу, на питание. Но ведь у меня что-то должно оставаться. У меня семья: муж, ребенок. – объясняет Абдлейба. – Да, мы понимаем, что у нас миссия научить детей абхазскому. Но в то же время, мы здесь проводим все свое время, и потому, конечно, хочется, чтобы и зарплата была нормальная, достойная".

Шесть лет назад Фатима Адлейба решила обзавестись жильем в Гале, чтобы не мотаться между столицей и самым восточным городом Абхазии каждый день.

"Моя дочка, Сабина, учится здесь. Я ее сюда привела с первого класса, чтобы она у меня здесь была под присмотром. Она уже учится в шестом классе. Все хорошо. Мы приезжаем в понедельник утром и уезжаем в пятницу, потому что ребенок устает после уроков, а дорога совсем выматывает", – говорит преподаватель.

Новые соседи, утверждает педагог, доброжелательные, впрочем, как и все жители Гала. Помогают в любом вопросе.

Метод строго учителя

- Кто назовет тему нашего урока? - на абхазском спрашивает учительница. Кстати говоря, все 45 минут в классе звучит абхазский, лишь периодически, когда школьникам нужно перевести текст, они переходят на русский.

Тема урока, на котором мы присутствуем, – перевод и пересказ текста "Мы любим свою Родину" и стихотворение "Апсны" Дмитрия Гулиа.

Школьники при виде камер немного смущаются, робко смотрят на учительницу. Никто не решается первым поднять руку.

- Гулуа, – сама вызывает, наконец, Фатима Адлейба.

Ученица за второй партой мигом встает и начинает читать. С такой скоростью, что едва угонишься. Потом будут стихи Дмитрия Гулиа и работа у доски. Под конец урока, дети дружно штудируют новый материал.

Вскоре дети привыкают к присутствию журналистов. Некоторые даже входят во вкус и начинают демонстрировать свои знания абхазской поэзии. Невысокий светло-русый мальчик с пухлыми щечками живо встает и выразительно декламирует стих Георгия Чачба "Уарада". На этом Фатима Адлейба завершает опрос.

У Фатимы Адлейба семь классов, в каждом из них по 20 учеников. Проблем с книгами, по ее словам, в школе нет. Все дети обеспечены необходимыми учебными материалами. В классе есть и наглядные пособия, которые ученики смастерили своими руками.

Процесс обучения абхазскому языку, как признается Адлейба, в целом в школе идет хорошо. Во втором классе детям начинают проводить занятия по лексике, а уже с третьего проходят буквы. Нагрузка с каждым годом увеличивается, но все делается плавно.

У каждого преподавателя свои методы обучения. Фатима Адлейба склоняется больше к вербальной методике – чем больше разговариваешь с детьми, чем больше задаешь вопросов, тем больше желания у ребенка учиться.

"Читаем тексты, переводим, пишем много диктантов. Наши дети участвуют в республиканских олимпиадах. Занимают неплохие места. Если они что-то не понимают, то объясняю на русском. Дети учатся хорошо. Значит, моя методика подходит. Проводим уроки в игровой форме. Это тоже очень помогает. Разбиваем детей на две группы и проводим уроки в игровой форме. Детям это очень нравится. Особенно в младших классах. Так мы учим цвета, фрукты, овощи. Детям так проще запоминать", – объясняет Адлейба.

Она считает себя строгим и требовательным учителем, не приемлет вранья. И в то же время, она любит своих учеников и всегда поддерживает их. Дети это знают, и стараются не подводить педагога.

"Бывают, конечно, дети, которым очень сложно учить. Но им трудно удается не только абхазский, но и английский, и русский. В каждом классе есть такие дети. Но и с ними мы справляемся. Нет такого ребенка, который не знает алфавит, кто не может читать, кто на абхазском не может рассказать о себе, о своей стране, о своем городе, – добавила педагог. – У нас очень много детей, которые учатся на пятерки. Вот, например, у меня в классе дети и читают, и переводят, и пересказывают, и даже могут написать сочинение на абхазском языке. Мы понимаем, что им трудно, потому что дети нигде больше не слышат абхазский язык, кроме того, как в школе. Дома они разговаривают на своем языке. И за-за этого им немного тяжело".

По словам Адлейба, несмотря на явные успехи, в школе есть и проблемы. И это в первую очередь – отсутствие технически оборудованного кабинета по абхазскому языку, где дети могли бы смотреть фильмы и слушать аудио на абхазском.

 

Центр здоровья и досуга "Родник" открыли в селе нижний Пшап Гулрыпшского района в субботу 23 марта. О том, как выглядит соляная "пещера" и что она лечит, сколько рабочих мест было создано и что об этом инвестпроекте думают местные жители, читайте в материале корреспондента Sputnik.

Бадри Есиава, Sputnik

Пшапская "пещера"

Село нижний Пшап находится примерно в десяти километрах от столицы Абхазии – Сухума и в нескольких сот метрах от единственного в республике аэропорта. 23 марта 2019 года там состоялось открытие Центра здоровья и досуга "Родник", построенного за счет частных российских инвестиций. Выбранное название объекта неслучайно. Рядом с ним расположен небольшой родник, вода в котором бьет прямо из артезианской скважины в долине реки Кодор.

Свернув с дороги, слева от нее показалось небольшое здание с вывеской "Соляная пещера". Как минимум, звучало необычно. У крыльца этой "пещеры" в ожидании начала церемонии открытия собрались гости, которых встречал торгпред России в Абхазии Владимир Некрасов вместе с мамой и сестрой.

"Оздоровительный комплекс состоит из соляной "пещеры", где люди смогут проходить процедуры галотерапии, ионотерапии и фитотерапии. Жители Абхазии смогут получать здесь лечение, и у них не будет необходимости выезжать за границу", - разжег интерес гостей Некрасов и передал их в "руки" представителя компании по производству медицинского оборудования "Аэромед" Станислава Барановского.

Обстановка внутри "соляной пещеры", рассчитанной во время процедур на 7-8 человек, уютная. Стены из соли, приглушенный свет и натяжные потолки с голубым небом и белоснежными облаками предавали ощущения комфорта и спокойствия. По команде Барановского в помещение пустили сухой солевой аэрозоль, легкий привкус которого сразу почувствовался во рту. Увидеть этот процесс без специальной подсветки было бы невозможно.

Аппарат, который направляет в "пещеру" эти потоки, по словам специалиста, воссоздает природный микроклимат спелеолечебниц.

"В настоящих подземных пещерах лечит не воздух, как многие думают, а частички соли в воздухе. Причем, размер этих частиц должен быть от одного до пяти микрон. А вот концентрация их может быть различной. В настоящей спелеопещере – колеблется от одного до 25 миллиграммов на кубический метр", - рассказал Барановский.

Физиотерапевтические процедуры в таком помещении благотворно влияют на здоровье людей с заболеваниями органов дыхания, а оседание солевого аэрозоля на коже человека оказывает омолаживающий эффект, заверил Барановский. Существуют противопоказания. Проходить эти процедуры не рекомендуется людям при заболеваниях в стадии обострения.

Посла России в Абхазии Алексея Двинянина заинтересовали сроки окупаемости такого бизнес-проекта и сколько будет стоить одна процедура. Представитель компании затруднился ответить на вопрос, какая цена будет установлена в Абхазии, но привел в пример частные соляные комнаты в России, где одно посещение клиенту обходится от 150 до полутора тысяч рублей. В зависимости от того, из какого количества человек состоит группа посетителей. Примерный срок, за который владельцы планируют "отбить" проект, равен 4-6 месяцям.

Барановский объяснил, что после введения в эксплуатацию такой "пещеры", других затрат практически нет, так как оборудование уже закуплено, а поваренная соль стоит "копейки". За один час сеанса расходуется около 30 граммов этой соли.

Социально ориентированный проект

Красную ленту по случаю открытия Центра здоровья и досуга "Родник" перерезали вице-премьер Астамур Кецба и посол России в Абхазии Алексей Двинянин.

На территории "Родника", помимо развлекательных объектов, расположены кафе, гостевые дома, продуктовый магазин и пекарня.

Всего 15 рабочих мест, на которые были наняты местные жители. Резо Джгамазия уже десять лет работает пекарем, но так близко к дому, никогда раньше.

"Мы только начали работать и пока делаем по 50 буханок за один замес. Многие еще не знают, что здесь появились пекарня и магазин. Живет здесь около 20-25 семей и всем приходилось ездить в пекарню рядом с аэропортом или же выезжать в магазины на трассе. Теперь у нас всегда будет поблизости свежий хлеб", - поделился Джгамазия.

Ольга Циколия из нижнего Пшапа устроилась продавцом в новом продуктовом магазине. Девушка призналась, что работой довольна и "похвасталась" ассортиментом продукции, который, по ее словам, будет еще больше расширяться.

"Помимо свежеиспеченного хлеба, у нас будут собственного производства пирожные. В нашей пекарне также делают пельмени, вареники. Большой выбор в отделе бакалеи. Будут фрукты и овощи", - представила свой товар Ольга и добавила, что пока немного покупателей, но в том, что магазин будет пользоваться популярностью, она не сомневается.

Местный житель Аслан Аршба сам вызвался поделиться впечатлениями с журналистами и рассказал, что испытывает радость тому, что рядом с его домом наконец появился продуктовый магазин.

"Это стало для нас приятным сюрпризом. Теперь нам не придется далеко ходить за продуктами. Ассортимент и цены тоже вполне устраивают", - сказал Аслан.

Посол России в Абхазии Алексей Двинянин назвал этот инвестпроект шикарным и добавил, что ему было интересно узнать, что находится в этом месте, так как он часто проезжает здесь по дороге на пляж. Соляная "пещера" в нижнем Пщапе, считает дипломат, это отличный объект для восстановления здоровья и расслабления.

"Я считаю, что это очень хороший проект, тем более что напротив находится завод по производству хорошего качества воды. То есть, ты можешь здесь полежать в "пещере", попить чистую воду, посидеть в кафе. Со всех сторон позитивный проект", - отметил Двинянин.

Замминистра экономики Абхазии Заур Гулиа рассказал, что экономическое ведомство республики и Инвестагенство страны в меру своих полномочий и возможностей оказывали содействие в реализации этого проекта.

"Торговый представитель России в Абхазии Владимир Некрасов сумел сделать так, чтобы это было не только красочно снаружи, но полезно для людей, так как у нас в стране есть определенный дефицит объектов, которые предоставляли бы услуги в сфере здравоохранения", - сказал Гулиа.

К реализации этого инвестиционного проекта приступили около года назад и, поскольку он был поддержан российским государством, были установлены определенные критерии целей и задач, поделился Владимир Некрасов.

"Это проект несет в себе социальную значимость. В селе нет рабочих мест, отсутствуют объекты размещения для туристов и центры досуга. Поэтому было выбрано именно это место", - объяснил Некрасов.

Инвестиционный проект по строительству Центра реализован под патронажем Министерства экономического развития Российской Федерации и Торгового представительства Российской Федерации в Республике Абхазия. Объект возведен российской компанией ООО "Кейдас", специализирующейся на производстве модульных быстровозводимых зданий. Бенефициаром проекта в Абхазии выступает "Торговый дом России в Абхазии".

 

После капитального ремонта в Гудауте открылся противотуберкулезный амбулаторный пункт в пятницу 22 марта. О том, кто оказал в этом помощь, как изменилась работа сотрудников этого пункта и какова общая ситуация с этим опасным заболеванием в Абхазии, читайте в материале корреспондента Sputnik.

Бадри Есиава, Sputnik

Подвал с удобствами

Первое, что бросается в глаза, когда заходишь в теплое белоснежное помещение противотуберкулезного пункта в Гудауте – это аппарат обеззараживания воздуха, чем-то напоминающий робота на колесах. Сотрудники пункта называют его своей гордостью и никак иначе.

Сейчас уже и не скажешь, что совсем недавно вместо этого кабинета был подвал районной поликлиники. Медсестра Саида Пкин, которая уже восемь лет работает с заболевшими туберкулезом, вспоминает, что в старом кабинете условия были ужасными. Больные делили одно пространство с другими посетителями поликлиники, чего быть не должно.

"Некоторые не хотели туда приходить из-за ужасных условий, и еще они стеснялись, так как были на виду. Сейчас они приходят даже тогда, когда не обязательно посещение, потому что обслуживание стало совершенно другим, кабинет с ремонтом и оборудованием", - поделилась Пкин.

Открытие противотуберкулезного пункта в Гудауте, приобретение необходимого оборудования и мебели стало возможным благодаря проекту "Горизонты" Программы развития ООН. Активное участие приняла местная общественная организация "Амра-2014". Этот пункт стал третьим по счету после сухумского и очамчырского.

На сегодняшний день здесь наблюдаются 17 пациентов.

"Если у пациента выявили туберкулез, ему назначают лечение. Если он не заразен, то пациента направляют по месту проживания, и в неделю один раз он приходит за лекарствами сюда в пункт. Каждый наш пациент находится под наблюдением, и лекарства выдаются бесплатно", - отметила Пкин.

Ввести обязательную вакцинацию детей от туберкулеза по всей Абхазии, без которой не принимали бы воспитательные и учебные заведения, предложила фтизиатр Гудаутского района Ольга Хусни.

"Надо донести до родителей, что туберкулез - это не та инфекция, при которой можно отказаться от вакцинации. Весь мир поборол эпидемию этого заболевания с помощью обязательной вакцинации, и надо разработать какую-то концепцию для нас. Учитывая ситуацию в стране, мы все де-факто инфицированы", - считает Хусни.

Во многих районах страны зафиксированы вялотекущие очаги туберкулеза в семьях, где не считают болезнь опасной, добавила она. Есть случаи смерти.

Заместитель постоянного представителя ПРООН Туя Алтангерель выразила надежду, что вслед за амбулаториями в Сухуме, Очамчыре и Гудауте вскоре удастся отремонтировать такой же пункт в Галском районе.

Первые после ремонта

Медсестра Светлана Камкия призналась, что после ремонта ее рабочее место стало неузнаваемым. В старом помещении стоял один ветхий топчан, а капельницу приходилось вешать на вбитый в стену гвоздь.

Противотуберкулезный амбулаторный пункт начал работать в Очамчыре в 2015 году, но ремонта он дождался только спустя три года. На сегодняшний день лечение там проходят 15 пациентов.

"Сейчас у нас семь регулярных пациентов. То есть это те пациенты, которые проходят лечение амбулаторно, принимая препараты дома. Также бесплатное лечение у нас получают восемь детей, которых заразили туберкулезом родители", - рассказала медсестра противотуберкулезного амбулаторного пункта в Очамчыре Жанна Шалашава.

Препараты присылают из Республиканского противотуберкулезного диспансера, но не всегда больные охотно их принимают, с сожалением добавила она. Дело в том, что некоторые, после того как им становится лучше, отказываются продолжать лечение, что губительно не только для них самих, но и для окружающих.

Шалашава призналась, что старается всячески информировать пациентов о сопутствующих этому заболеванию опасностях, но не каждый к этому прислушивается. Один пациент с открытой формой туберкулеза может заразить десятки людей.

Противотуберкулезный амбулаторный пункт был открыт в Сухуме после ремонта в марте 2017 года во Всемирный день борьбы с туберкулезом.

В рамках программы

Противотуберкулезная программа была запущена в Абхазии практически сразу после окончания Отечественной войны народа Абхазии международной организацией "Врачи без границ".

"С 2011 года эта программу постепенно начали сокращать, и обязанности за ее реализацию взял на себя Минздрав Абхазии. Была создана Национальная противотуберкулезная программа, цели и задачи которой заключаются в уменьшении распространения этого вируса, стабилизации ситуации", - рассказала руководитель противотуберкулезной программы Шазина Хурхумал.

К марту 2019 года по всей территории республики функционирует восемь амбулаторных пунктов, в каждом из которых работают по одному врачу и медсестре. С учетом численности населения Абхазии количество пациентов с туберкулезным заболеванием невысокое, считает Хурхумал.
"Зарегистрировано 110 случаев активного туберкулеза в Абхазии, из них 55 новых. Учитывая эти данные, эпидемиологическая обстановка в стране по этому заболеванию стабильная, не растет. Но настораживает то, что по всему миру растет количество случаев с устойчивой формой туберкулеза, которая требует гораздо более длительного и затратного лечения", - рассказала Хурхумал.

Многие пациенты, по ее словам, выезжают на лечение за пределы Абхазии, и данные о них отсутствуют в профильных медучреждениях Абхазии. Многие не готовы принять факт заболевания и отказываются от лечения, тяжело его переносят.

Такие случаи специалисты называют "дефолтами". Чаще всего, сказала Хурхумал, это связано с психологическим состоянием и отсутствием осознания всей серьезности последствий.

"Случаи "дефолта" – это большая проблема в нашей программе, к решению которой необходимо подойти со всех сторон, потому что у нас нет закона об обязательном лечении. Когда человек опасен для общества, мы не можем заставить его это делать", - отметила она.

В борьбе с туберкулезом также нужно учитывать социальное положение каждого пациента, некоторым из них необходима психологическая поддержка, уверена Щазина Хурхумал.

 

Видео того, как молодые люди рассекают по Сухуму вместе с питоном в салоне автомобиля, быстро разлетелось по социальным сетям. Корреспондент Sputnik узнал, кому принадлежит эта змея и как она стала "звездой".

Sputnik, Бадри Есиава

Необычная поездка

Тигровый питон, который вальяжно лежит на передней панели автомобиля и с интересом изучает непривычное ему пространство, принадлежит восемнадцатилетнему Нарту Квициния из Сухума. В тот вечер, товарищ Нарта попросил показать ему экзотического питомца и вынести его на улицу.

"Мы решили прокатиться по городу. Люди стали обращать на змею внимание, собираться вокруг машины, когда останавливались. Они фотографировали ее и выкладывали в социальные сети", - поделился Нарт.

Реакция на необычного "сухумчанина" была разной, добавил он. Некоторые испугались змею и даже к ней не подошли, другие с удовольствием брали питона на руки и делали фото на память. Среди таких смельчаков было немало детей, отметил Нарт.

Нарт купил тигрового питона около года назад, но имени у змеи все еще нет. Это не собака и не кошка, на прозвище откликаться не будет, объяснил свое решение он. Несмотря на то, что безымянная рептилия выросла до двух метров, пока она считается небольшой. Питоны могут достигать 6-7 метров в длину, а мировой рекорд был поставлен в 2016 году в Малайзии. Там поймали восьмиметрового сетчатого питона весом 250 килограммов, который вошел в книгу рекордов Гиннесса, как самая большая змея в мире.

Тигровый питон
© FOTO / НАРТ КВИЦИНИЯ
Тигровый питон

Нарт признался, что с детства любит змей, а его нынешний питомец уже третий по счету.

"В разное время у меня были удав и питон, но они, конечно, были поменьше. Удава я продал, а первый питон умер. Мне кажется, что его продали мне уже больным, так как умер он спустя пару дней после того, как я привез его домой", - рассказал Квициния.

Живет питон в собственном большом террариуме в одном доме с Нартом и его семей. Поначалу, домочадцы были против такого соседства, но им пришлось смириться, когда Нарт привез змею домой и поставил их перед фактом. Со временем все привыкли к новому обитателю.

Хозяин рептилии кормит своего питомца раз в две недели. В его меню, в основном, входят кролики, курицы, перепелки. Пища подается в живом виде.

Тигровый питон
© FOTO / НАРТ КВИЦИНИЯ
Тигровый питон

"Звезда" интернета

В одном из роликов с питоном в салоне автомобиля зазвучала медленная музыка. Змея оживилась и грациозно вытянулась почти наполовину своей длины.

"Эта музыка ей нравится", - описали реакцию питона на музыку авторы видео.

То видео набрало более 15 тысяч просмотров на одной из страниц в Instagram и несколько десятков комментариев. Некоторые пользователи соцсети не скрывали восторга или же отвращения, другие предложили отпустить змею на волю.

"Какая прелесть", - написала madinatimur6.

"Как мерзко смотреть! Не то-что его в машине держать!", - не сдержалась mari_alik.

Пользователь mari_alik попросила увезти этого питона из города, иначе она в город не выйдет.

"Какой милый малыш", - растрогал питон kristinabartsits_.

Maka_djj написала, что много "ужастиков" смотрела и посоветовала участникам съемок быть осторожнее.

"Боже мой, как красиво прокатили роскошную змею, до чего же дух захватывает. Очень их боюсь, но оторваться не могу", - пишет vashe_slovo.

Были и те, кто в живом питоне увидели "хорошую сумочку".

 

Более месяца назад, 18 февраля, «Эхо Кавказа» рассказало о состоявшемся в тот день расширенном заседании парламентского комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии, на котором обсуждались экономическая обоснованность и экологическая безопасность разведки и добычи нефти в Абхазии. Напомню, что информационной бомбой тогда стало выступление на заседании депутата Алмаса Джапуа, который сказал:

«Я бы хотел, чтобы мое заявление считалось официальным обращением в Генеральную прокуратуру. В 2014 году президентом Александром Золотинсковичем Анквабом и правительством во главе с Леонидом Ивановичем Лакербая были подписаны договоры с некоей компанией «Апсны-Ойл». Основной ее учредитель находится в оффшорах на Кипре. Мое предположение заключается в том, что это крупная коррупционная схема, организованная самими этими господами, в том числе Александром Золотинсковичем Анквабом. Это предположение должна проверить Генеральная прокуратура. Далее, его близкий друг и соратник Леонид Иванович Лакербая подписывает эти договоры, крайне не выгодные для Абхазии. Хочу особенно подчеркнуть для наших граждан: ни один литр этой нефти Республике Абхазия не принадлежит. И все разговоры о том, что у нас там есть доля, это банальное вранье».

Генпрокуратура тут же приступила к проверке заявления Джапуа. Между тем Леонид Лакербая подготовил многостраничный ответ парламентарию и другим своим оппонентам. (Александр Анкваб ограничился 18 февраля предельно кратким откликом: «нелепости невозможно комментировать»). Этот ответ стал частями, а также в сокращенном виде публиковаться в различных абхазских СМИ. Мы обсуждали с Лакербая возможность интервью с ним на «Эхе Кавказа». Но когда сегодня я позвонил ему, он сказал, что решил воздержаться. Ибо позавчера на заседании сессии абхазского парламента была сформирована комиссия из 12 человек во главе с председателем профильного комитета Астамуром Тарба по вопросам разведки и добычи углеводородного сырья на территории Абхазии, и он решил не контактировать со СМИ, пока не изложит свою позицию членам комиссии.

Что ж, пусть и Генпрокуратура, и парламентская комиссия занимаются взвешиванием аргументов сторон. Но мне кажется, будет небезынтересно познакомить нашу аудиторию не с полемической составляющей работы Лакербая, где он то и дело обвиняет Джапуа и других оппонентов во лжи, некомпетентости и так далее, а с той ее частью, где он делает экскурс в историю вопроса – 15-25-летней давности. Для этого у него есть достаточно информации, ведь Леонид Иванович был не только премьер-министром Абхазии во время президентства Анкваба, но и вице-премьером в 1992-1995 годах, а затем некоторое время возглавлял Министерство иностранных дел республики.

Итак, напомнив, что поисковые работы по нефти и газу проводились в Абхазии в советские времена вплоть до 1990 года, что в результате их были открыты Гудаутская и Очамчырская группы поднятий, Лакербая говорит, что вскоре по завершении Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. в республике зашла речь о добыче нефти. Постановление кабинета министров от 31 августа 1995 года «О создании хозрасчетного опытного производственно-экспериментального участка по изучению возможностей добычи и переработки углеводородного сырья» было обусловлено сложным экономическим положением, усугублявшимся отсутствием достаточного количества нефтепродуктов. Примечательно, что за несколько дней до этого парламент страны отверг предложенный тогдашним российским руководством «Протокол о грузино-абхазском урегулировании», подразумевавший вхождение Абхазии в состав единого Грузинского государства.

«Ясно было, – говорит Лакербая, – что последствия дадут о себе знать. Дальнейшие события это подтвердили. Ситуация с горючим становилась критической. В январе 1996 г. Совет глав государств СНГ объявил Абхазии блокаду – экономическую, политическую, информационную. Пиком ее можно считать инцидент в начале марта 1996 г., когда танкеру с грузом дизтоплива из Турции не давали стать в Абхазии под разгрузку, требуя его досмотра в порту Поти из-за санкций СНГ. Аргументы, что Турция – не член СНГ, не срабатывали. Конечно, отсутствие горючего несло прямую угрозу нашей безопасности. Предстоявшая посевная срочно требовала горючего. Пришлось выводить БМП-2 на набережную в Сухуме и бить поверх российских сторожевых кораблей, не пускавших танкер в Сухумский порт. Все это можно было предвидеть из-за постоянно усиливавшегося давления на Абхазию».

Думаю, что этот инцидент 27-летней давности стал откровением не только для молодого поколения читателей. Даже мне, человеку, который и в ту пору активно работал в СМИ, он припоминается как нечто смутное, услышанное по сарафанному радио. Вот аналогичный инцидент, который окрестили «макароны по-флотски», когда российские пограничники отказывались пропустить в ту пору в блокадную, будем называть вещи своими именами, Абхазию, также турецкий корабль с грузом продовольствия, запомнился лучше – газета, которую я выпускал, о нем писала. Что касается случая с танкером, то информация о нем мелькнула, кажется, только на каком-то российском телеканале.

Но вернемся к нефти. Прекрасно помню, говорит Лакербая, что именно с попыткой добычи нефти, как считали тогда многие, было связано убийство депутата парламента, руководителя Госкомпании «Абхазтоп» Анатолия Какубава, благодаря усилиям которого весь военный период Абхазия не испытывала проблем с горючим – бензином, керосином, дизельным и печным топливом.

18 февраля 1998 года, по словам Лакербая, Сухум посетила Международная экспертная комиссия ООН по оценке ситуации в Абхазии. Комиссия дала оценку краткосрочных и среднесрочных потребностей Абхазии в социально-экономической сфере. В марте 1998 года Комиссия завершила свою работу и подготовила доклад по оказанию помощи Абхазии и механизму ее осуществления. В составе комиссии были консультанты из Продовольственной и Сельскохозяйственных организации ООН, Программы развития ООН, ЮНИСЕФ, Всемирной продовольственной программы, а также представители Всемирного банка. Последние активно включились в проблематику развития. Часть главы по этой тематике отведена в докладе проблеме транспортировки нефти.

Пункт 48 главы «Транспортировка нефти» гласит: «Перешеек «Новороссийск – Супса» мог бы пройти через территорию Абхазии. Второй важной особенностью такого соединения была бы возможность реабилитировать его в нефтяной терминал в качестве дополнительного выхода на Новороссийск, в особенности если учесть преимущественно хорошую погоду здесь в течение круглого года. Дополнительную гибкость системе может придать установка системы обратной перекачки между Супсой и Очамчирой в целях хранения нефти». Т.е. речь шла о транспортировке нефти через территорию Абхазии и строительстве морского нефтяного терминала.

28 июля 1998 года был издан указ президента В.Г. Ардзинба «О создании Абхазской международной нефтяной корпорации», и.о. руководителя которой (а это был Энвер Капба) в двухнедельный срок должен был представить предложения по организации деятельности корпорации. В Абхазию был осуществлен завоз оборудования на несколько десятков миллионов рублей.

Лакербая заявляет: «Тем, кто обвиняет меня в том, что тогда я был среди резких противников проекта, а сейчас веду себя иначе, хочу напомнить следующее: мы были в состоянии перманентной войны с Грузией, теряя при этом своих военнослужащих и гражданских. Ведь не прошло и двух месяцев после завершения майских событий в Гальском районе. Мое резко отрицательное отношение к проекту можно обозначить одной произнесенной тогда фразой: «По этому нефтепроводу к нам пойдут грузинские танки». Напомню, что проект был в итоге прекращен. Отмечу еще одну деталь: представители Всемирного банка проговаривали возможность в последующем ведения работ на шельфе, опираясь на большой опыт норвежцев в этом. Последняя известная мне попытка была предпринята в бытность Рауля Хаджимба премьер-министром страны (а это, напомню, 2003-2004 годы). Премьер вел переговоры с компанией «Лукойл». Надеюсь, все понимают, что «Лукойл» и тогда занималась добычей углеводородов, а не выпуском школьных альбомов для рисования».

Как полагает Лакербая сегодня, президент В.Г. Ардзинба отозвал премьера с переговоров в связи с появлением людей, желавших стать «кураторами» проекта. Мотивации у них были разные – от вложенных больших средств в оборону страны до «контроля».

После смены власти в стране уже при президенте Сергее Багапше прерванные переговоры с «Лукойлом» были возобновлены.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

Страница 1 из 98
Яндекс.Метрика