В результате проведенных оперативных мероприятий изъяты пять шприцев с наркотическим веществом у жителя Очамчырского района.

Житель с. Адзюбжа Очамчырского района Кекутия Кахабер Кишвардович 1977 г.р. задержан сотрудниками УКОН МВД РА совместно с ОУР ОВД по Гулрыпшскому району 4 февраля текущего года в результате проведенных оперативных мероприятий в с. Бабышьра.

На момент задержания гр. Кекутия следовал на а/м «Мерседес», в ходе проведения обследования данного автотранспортного средства в салоне, а именно, при осмотре содержимого находящейся между передними сидениями мужской сумке сотрудниками милиции обнаружен шприц со светлой жидкостью.

В ходе дальнейшего осмотра аналогичные шприцы с содержимой жидкостью в количестве 4 штук обнаружены и, соответственно изъяты, на коврике заднего ряда салона автомобиля.

Согласно справке экспертов, исследуемое вещество, содержащееся в изъятых шприцах, является наркотическим средством "Метадон".

Гр. Кекутия и сам пребывал в состоянии наркотического опьянения аналогичным веществом, за что отбывает 15 суток пока административного наказания.

Расследование уголовного дела, возбужденного в отношении Кахабера Кекутия, по факту незаконного хранения наркотического вещества проводит ОД МВД РА.

http://mvdra.org/

 

Каким был и остается в нашей памяти русский офицер Андрей Сердюков

О легендарном казаке по прозвищу Худой я была наслышана от многих. По понятным причинам, представляла его высоким, сухощавым и уже бывалым человеком с ироничной усмешкой. К тому же, солидную долю мистического его образу добавляли рассказы о фантастических подвигах боевого подразделения, которым он командовал.

И вот, наконец, я слушаю рассказ Ибрагима Чкадуа, который не просто знал Худого лично, но и был очевидцем и непосредственным участником боев на Восточном фронте. Ибрагим прошел войну сначала с фотоаппаратом, а после того, как получил оружие (его катастрофически не хватало), и с автоматом, примкнул в дни Тамышского десанта к группе «Эдельвейс». Именно так, «Эдельвейс», называл себя интернациональный отряд под командованием опытного советского офицера Андрея Сердюкова. Андрей происходил из казаков и, судя по всему, вырос в семье, где мужество, доблесть и честь были и остаются самыми важными качествами мужчины.

– Андрей был крупным, круглолицым, на вид обычным мужчиной тридцати с небольшим лет, – Ибрагим мгновенно рушит мои представления о внешности легендарного казацкого командира. – Прозвище Худой было дано ему, судя всего, по контрасту. Мне, вчерашнему студенту, хоть и прошедшему службу в Советской армии, он поначалу показался полноватым и неповоротливым. А оказалось, двигался Андрей бесшумно и легко, что чрезвычайно важно в боевых условиях. Возможно, такая барсучья легкость была частью его природы, но, безусловно, оттачивалась еще и постоянными тренировками. Я видел его в самых разных, в том числе и очень сложных боевых ситуациях. Ничего, что мы называем дурным словом «солдафонство», никакой грубости не было в этом человеке. Говорил он и даже приказы отдавал негромко и спокойно, и к нему тут же все прислушивались. Почему он оказался здесь? Я не задавал ему такого вопроса. Знаю только, что прибыл он к нам в Абхазию в самом начале войны в качестве добровольца. Думаю, что после того, как вместе с огромной страной перестала существовать и армия, на нашу войну Андрея привело острое чувство справедливости, желание помочь, тем более, что у него уже был опыт участия в военном конфликте, да еще в похожих на наши природных условиях, в Нагорном Карабахе. Он пришел к нам, потому что продолжал оставаться офицером с бесценными боевыми знаниями.

Я понимаю слова Ибрагима так: у настоящих офицеров все в крови – и дисциплина, и способность притягивать к себе нужных людей; они способны при отсутствии армии создать ее прямо здесь и сейчас, в месте, где находятся в конкретный момент.

– Не случайно Гиви Камуговича Агрба сразу заинтересовала анкета Андрея. Он предложил ему возглавить учебный лагерь: ведь Андрей знал все виды современного и вообще существующего на тот момент оружия, знал саперное дело, и у него уже был опыт участия в современном военном конфликте.

Ибрагим рассказывает, что, по свидетельству очевидцев, Гиви Камугович возлагал на Андрея Сердюкова немалые надежды как на человека, способного сыграть важную роль и в обучении бойцов, и при формировании тактических схем. Но Андрей считал, что больше пользы он принесет в реальных боях, и аргументировал, что в такой войне, какую уже вела Абхазия на обоих фронтах, важнее тактические схемы на месте – это поможет довести до минимума потери среди личного состава.

Остается гадать, отпустил ли Гиви Камугович молодого офицера или он сам, попросту говоря, «дизертировал» на Восточный фронт, где в то время было напряженнее и горячее. Потом вернулся на Гумисту и снова отправился на Восточный фронт – уже со всей группой «Эдельвейс».

– Я познакомился с Андреем Сердюковым и его группой в июле 1993 года во время Тамышского десанта, – рассказывает Ибрагим. – Сначала просто фотографировал, а потом меня приняли в ее состав. Группа «Эдельвейс», хотя не все в ней были людьми военными, была настоящим профессиональным отрядом. И к тому же отрядом интернациональным, прямо бригада испанского типа. Были в ней чеченцы, русские (один, кстати, коренной москвич, Олежка Туляков), украинцы, белорус, молдаванин, по прозвищу Румын, группа ребят из числа местных армян, один из Сухума, гранатометчик Сергей, второй из Аракича и третий – из Атары. Были в группе абхазы, среди которых мой двоюродный брат Олег Гамгия, трое ребят из Мордовии, которые также имели опыт участия в боевых действиях во время войны в Южной Осетии (они служили там в составе Миротворческих сил). Один из них – Моторкин погиб во время Тамышского десанта, другой, Саша Чистяков, трагически погиб уже после, вернувшись домой, а третий, Федя Фатьин, приезжал недавно к нам на день Победы с братом Саши Чистякова. Я был счастлив увидеть Федю живым и здоровым.

– Как-то после обстрела мы заговорили на интернациональную тему и стали вот так же перечислять: кого, мол, только среди нас нет, – продолжает мой собеседник, – пожалуй, все национальности, кроме евреев, у нас есть. И тут один сухумский парень, Андрей Першин (помню, он говорил, что тоже из Нового района), негромко вдруг так замечает: «Ну, это как сказать...»

Мы сразу оживились, обрадовались, стали шутить, здорово, мол… Известно ведь, что еврей ни за что не ввяжется в безнадежное дело.

В группе «Эдельвейс» все ребята были с юмором, а когда надо было идти, а на Восточном фронте приходилось практически постоянно передвигаться пешком, то любили Виктора Цоя петь: «Группа крови — на рукаве». Или еще одну песню собственного сочинения, в которой Шеварднадзе упоминался в припеве в не очень презентабельном аспекте.

Тамышский июльский десант, хоть он и сыграл очень важную роль во всей комплексной Июльской операции, дался и высадившейся группе, и встречавшим её бойцам-восточникам очень тяжело. В составе десанта было немало опытных воинов, прошедших Осетию, Приднестровье, Карабах, и все они говорили, что им впервые приходится принимать участие в операции такой высокой сложности.

Из-за обстрела десантироваться пришлось в неудобном болотистом месте, некоторых засасывало, люди погружались в трясину, теряли обувь. Но и здесь высадившихся бойцов настиг шквал перекрестного огня противника – с суши и с моря. Кроме того, каждый боец нес на себе не только собственное оружие, но и вооружение для Восточного фронта. И в таких условиях главным было не только самому выжить, но и донести, не утратить оружие.

Во время Тамышского десанта, когда группа уже достигла трассы, Андрей получил два ранения. Он подошел к убитому, а тот оказался раненым и успел дать очередь из автомата – к счастью, жизненно важные органы и кости оказались целы, но Андрей на какое-то время выбыл из строя. Первую помощь ему оказывала медсестра из Приднестровья. Она вспоминала потом, что командир не позволил разрезать на нем форму – ведь каждый комплект одежды для бойцов был на счету. Он согласился терпеть боль, когда с него стаскивали одежду, но форму портить не дал.

Прошло совсем немного дней, и группе «Эдельвейс» поступил приказ окружить и освободить от врага сопку Мишвел близ села Бедиа, с которой в просвет между горами враги постоянно обстреливали видимую им часть Ткуарчала. И хотя раны Андрея Сердюкова только начали затягиваться, он поднялся, чтобы возглавить операцию по прорыву к позициям врага.

Ибрагим рассказывает, что выдвинулись они ночью, двигались в соответствии с разработанным командованием планом, передвигались ползком по огородам, по кукурузным посадкам и подползли к окопам противника почти вплотную – все разговоры, которые вели грузины, были слышны в предрассветном воздухе.

Ибрагим вспоминает, что напряжение росло, и было, кто бы что ни говорил, очень тревожно. И когда в очередной раз приостановились, чтобы передохнуть, одна из медсестер вдруг вынула из вещмешка косметичку, зеркальце и стала... поправлять макияж!

– Это сразу сняло напряжение у всех, я это прямо физически почувствовал – на душе стало так легко. Сцена из мирной жизни превратила наступающий день в самый обычный. Раз он оставался таким для этой юной девушки, то таким же должен быть и для всех нас.

Первым шел Игорь Миквабия, он подвел нас в идеальное для штурма сопки место, и мы на «раз-два-три» взяли первую позицию, а затем он же первым поднялся и на саму высоту. К сожалению, в этой операции мы потеряли всеобщего любимца по прозвищу Малыш – из числа чеченских добровольцев. Ему было только восемнадцать.

Андрей Сердюков на сопку подняться уже не смог – все его раны сочились, швы разошлись, но он продолжал руководить операцией из первого окопа у подножия сопки. С ним осталась медсестра (помню, что она была из Гудауты). С другой стороны Мишвела подошла группа «Скорпион», и к обеду сопка была зачищена и обстрелы Ткуарчала прекратились.

Во время перемирия всю группу вывезли в Гудауту – через Сухум. По условиям, бойцы не могли взять с собой оружие. Многие свои автоматы подарили, кто-то просто спрятал, а потом, в сентябре, группа Сердюкова снова появилась у нас на Востоке с новым десантом.

Состав группы, конечно, менялся в ходе боев по понятным причинам… Но при условии, что все операции, в который участвовали ее бойцы, относились к категории сложнейших, потери были минимальными. И в этом, вне всякого сомнения, заслуга командира Андрея Сердюкова.

Вместе с группой «Эдельвейс» Ибрагиму довелось участвовать и в преследовании противника уже перед самой Победой. – Когда нас закинули на трассу в Адзюбже 26 сентября, мы уже знали, что вот-вот должны соединиться оба фронта, – вспоминает Ибрагим. – Помню, что меня поразили масштабы боев, которые были в этих местах до нас (мы как раз и были заброшены на смену подразделениям, которые вели здесь очень жестокие бои, удерживая трассу). Рядом с окопом, в котором я находился, дымились шесть или семь танков и бронемашин. Поймал себя на мысли, что это дежавю, меня словно перенесло во времени в Великую Отечественную войну, а ведь все это происходило у нас и с нами…

Мы вглядывались в бинокль: что там происходит со стороны Сухума? Видели дым, а точной информации не имели. И когда стало понятно, что два фронта соединятся вот-вот, я предупредил Андрея, что хочу поснимать (ведь фотоаппарат я так с собой и носил), но никаких скидок мне не нужно. И Андрей, по обыкновению, расставляя подразделение: впереди разведка, в центре – основной состав группы, замыкающие – тоже опытные грамотные бойцы, определил меня под прикрытие Федора Фатьина: «Тебе, Федя, направляю медсестер, и вот, интеллигенцию тоже...»

Несмотря на то что разница в возрасте у нас была всего лет семь-восемь, я постоянно чувствовал, что он относится к нам, солдатам своим, по-отечески.

Сам Ибрагим буквально за полтора месяца до начала Отечественной войны народа Абхазии защитил диплом на историческом факультете АГУ. Тема диплома – «Русский авангард как предпосылка революционной ситуации». Еще в студенческие годы Ибрагим всем остальным наукам предпочитал искусствоведение, и этот его интерес всячески поощрял и поддерживал научный руководитель Юрий Николаевич Воронов.

В тот счастливый день встречи двух фронтов история Абхазии и мира вообще представлялась совершенно другой – такой же счастливой и эмоционально наполненной любовью – к людям, к жизни, к земле, за которую без сомнений отдавали жизни молодые, только начавшие жить люди.

Самые важные слова Ибрагим говорит уже прощаясь:

– Ведь это же была первая в современной истории война, на которой бок о бок вместе с абхазами добровольно – за правое, безусловно, за правое дело, – сражались русские, казаки, чеченцы...

Как важно это помнить сегодня. И как важно ни в коем случае не забывать – никогда – подвигов добровольцев на нашей войне. И среди них – настоящего героя, потомственного казака, офицера Андрея Сердюкова.

Юлия Соловьева

P.S. Погиб Андрей Сердюков спустя годы после Победы, уже после Латской операции, в которой он также проявил себя геройски… Очень жаль, что он не дожил до наших дней. Светлая ему память.

Газета "Республика Абхазия"

 

В последнее время на сухумских улицах все чаще можно увидеть темнокожих молодых людей. Несмотря на то что Абхазия географически расположена довольно далеко от африканского континента, такое явление не ново, ведь уже на протяжении нескольких веков на территории страны живут африканцы.

О том, что в уже XIX веке здесь жили африканцы, слышал, наверное, чуть ли не каждый житель Абхазии. Но о том, как именно и почему эти люди попали на Черноморское побережье, существует множество легенд, каждая из которых хоть и датируется по-разному, но, возможно, по-своему верна.

Согласно одной легенде, легендарные нарты ходили в большой поход на полуостров Сомали, после которого вернулись на Кавказ с десятками темнокожих провожатых, часть из которых впоследствии осталась жить в абхазском селе Адзюбжа. Другая легенда рассказывает о причастности Петра I к появлению здесь африканцев: якобы российский император ввозил в Россию много арапов, а тех из них, кто не смог адаптироваться к суровым холодам Санкт-Петербурга, он дарил абхазским князьям. Существует также версия, что причиной появления африканцев в Абхазии послужило крушение во время шторма вблизи абхазских берегов османского корабля с невольниками, спаслись и основали здесь свое поселение. И, наконец, последняя легенда повествует о том, что князья Шервашидзе-Чачба ввезли на территорию Абхазии несколько сотен чернокожих рабов для работы на мандариновых плантациях.

В вопросе этнического происхождения африканцев единого мнения тоже нет: абхазские темнокожие могут происходить от египтян или от эфиопских иудеев.

Но, несмотря на все эти разнообразные версии, достоверно известно, что уже в XIX веке африканцы хорошо ассимилировались в Абхазии: они перемешались с местным населением, прекрасно говорили по-абхазски, позже и по-русски, и даже сами себя считали абхазами, чему коренные жители не противились и воспринимали без возражений. Так, например, в 1880-х годах в Адзюбже жила большая темнокожая семья: мать Халлыла с дочерьми и тремя сыновьями Амбером, Ква-Ква и Черином, которые женились на абхазских девушках. Фотографии середины 1910-х годов показывают воинов так называемой Абхазской сотни Черкесского полка Кавказской туземной конной дивизии, один из которых отличается черным цветом кожи. В советское время было много свидетельств о том, что африканцы жили в селах Адзюбжа, Кындыг, Меркула, Ачандара, Члоу и других, где занимались выращиванием разных фруктов и овощей, они также работали в Ткуарчальской угольной шахте. Помимо этого есть данные, что африканцы жили в Сухуме и работали на столичной трикотажной фабрике и в порту.

С религиозной точки зрения точно так же, как и коренное население страны, абхазские африканцы были очень пестрыми: среди них встречались не только христиане и мусульмане, но даже иудеи. Потомки выходцев из Африки до сих пор живут в Абхазии, только они настолько ассимилировались, что различить их уже невозможно.

История имеет свою цикличность, и сегодня, как несколько веков назад, на улицах Сухума снова можно увидеть темнокожих людей. В целом их около 30 человек, в основном это молодые мужчины из Республики Конго и Южно-Африканской Республики, которые учатся в России, а в Абхазии находятся по туристическим визам сроком на один месяц.

Как и раньше, появление африканцев в Абхазии в большинстве случаев не связано с сознательным выбором, а, скорее, является вынужденной мерой: чтобы продлить миграционную карту, которая действует всего 90 дней и оформление которой является обязательной процедурой для тех, кто хочет остаться в России легально, необходимо пересечь границу с любым другим государством. Самым удобным и дешевым в этом смысле вариантом является Абхазия, чем многие и пользуются.

Но есть и другие примеры, когда африканцы остаются в Абхазии работать. Так, футбольный клуб «Динамо» Сухум принял в свой состав Арнауда Стефана Тчиенге из Камеруна и Стивена Адеподжу из Нигерии.

20-летний Арнауд Стефан Тчиенге рассказал: «Я по профессии футбольный менеджер, живу в Москве почти два года. Вначале я приехал в Абхазию, чтобы отдыхать, но я футболист и познакомился с человеком, который мне рассказал про клуб «Динамо» Сухум, поэтому я приехал сюда, чтобы попробовать. Сейчас получилось, и у меня еще много времени здесь есть. В Сухуме очень хорошо, люди добрые, приветливые, и я могу сказать, что у меня будто родственники здесь есть. Мы случайно познакомились, но сейчас это люди, которых я считаю как маму, папу и брата».

Но не все истории одинаковые: например, 22-летний Стивен Адеподжу приехал в Абхазию из Нигерии специально, чтобы играть в футбол. О том, как получилось, что теперь в абхазском футбольном клубе играет нигериец, рассказал президент «Динамо» Сухум Астамур Адлейба: «Стивен Адеподжу играл в нигерийском третьем, по-моему, дивизионе. Приехал сюда его агент и сказал, что у него есть бесплатный футболист – он контракта не требует, то есть он приезжает, и нужны только зарплата и жилье. Мы пришли, посмотрели, оказался интересным парнем, и мы его взяли в команду. Он в основном составе является защитником. И сейчас второй (имеется в виду Арнауд Стефан Тчиенге) тоже претендует на место основного игрока – центрального защитника. У нас еще в команде были какие-то внутренние проблемы, была нехватка футболистов. Мы их взяли. Они молодые ребята, 20 лет, очень скромные, великолепно себя ведут, выполняют все требования старшего тренера. Мы всем довольны».

Появление африканцев на улицах города стало важной темой для разговора среди местных жителей и в целом очень позитивно воспринимается горожанами.

Дарья Папба

Эхо Кавказа

 

Осетр весом 54 килограмма попал в сети рыбаков в районе села Адзюбжа на прошлой неделе. О том, где и как подводный здоровяк стал угощением почти для 70 человек, что из него приготовили и можно ли в Абхазии ловить осетра, читайте в материале корреспондента Sputnik.

Бадри Есиава, Sputnik

Большая удача

Не прошло и двух недель со дня, когда любители рокфишинга из Адзюбжи поймали на спиннинг сибаса весом почти десять килограммов, как в том же месте из моря вытащили еще одного монстра. 54-килограммовый осетр длиной больше двух метров попался в сети местных рыбаков.

Это поистине благословение от Нептуна, так воспринял неожиданный улов Даур Квирая, в чьи сети попался осетр.

"Жить на берегу Черного моря и не побаловать себя и друзей рыбкой, думаю, это неправильно. В тот день в районе озера Скурча мы как обычно зашли в море проверить сеть, которая простояла всего одну ночь. В ней оказались рыба-лиса, морской кот, катран, небольшой горбыль и в конце сети, где то на 120-м метре, выплыл наш красавец осетр", — поделился Квирая.

За ночь рыба выбилась из сил и практически не оказала никакого сопротивления. Рыбаки легко затащили гиганта в лодку. 53-летний Даур Квирая увлекается рыбалкой с детства, и осетры попадались ему не часто, тем более таких размеров. Максимально вес таких "трофеев" в исключительных случаях достигал едва 20 килограммов.

Осетр в полцентнера не рекордсмен в Абхазии, сказал Даур и добавил, что знает о случаях, когда рыбаки вытаскивали из моря двухсоткилограммовых и даже трехсоткилограммовых белуг.

С тем, что дальше делать с осетром, решили не сразу. Кто-то предложил поместить его в хозяйском бассейне, построенном специально для небольших рыб, но улов был слишком громоздким и неудобным для транспортировки. Ответ на этот вопрос пришел сам по себе.

"В первую очередь мы приготовили из него уху, которая из осетра получается просто великолепная. Рецепт нехитрый. В кипящую воду нужно добавить зелень, обязательно, морковку, наш абхазский стручковый перец, укроп и лук, которые потом вынимаются. Затем, кладем голову и хвост. После того, как все это хорошенько разварится, можно класть тушу и в течение получаса все будет готово", — поделился личным рецептом Даур Квирая.

Подавать деликатесное блюдо тоже нужно правильно. Бульон отдельно, рыба отдельно. Конечно же, не вся рыба пошла на уху. Из филе осетра получаются неплохие шашлыки. Не такие, как из сибаса, но тоже вкусные, подчеркнул рыболов.

Пир длился несколько дней. Слухи о необычном улове разлетелись по друзьям и знакомым. По словам рыбака, попробовать осетра в жареном и вареном виде приехало не меньше 70 человек. Кое-что даже успели раздать.

"Этот осетр стал хорошим поводом для встречи. Мы посидели, отдохнули, пообщались и произнесли тосты друг за друга", — рассказал Квирая.

Рыба под запретом

Осетр весом больше 50 килограммов относится к категории выше среднего, рассказал старший инспектор-эколог по охране водной среды и рыбных ресурсов Госкомитета Абхазии по экологии и охране природы Джамал Дбар. Максимальный вес этой рыбы достигает 100 — 120 килограммов.

"Это хороший экземпляр. Осетр — довольно распространенный вид в Черном море. У нас встречаются четыре вида осетровых – это осетр, белуга, севрюга и шип. Они морские обитатели, но во время икрометания заходят в опресненные воды", — сказал Дбар.

Осетровые в Абхазии охраняются законом, и без специального разрешения ловить их запрещено. Если осетр в жизнеспособном состоянии попал в сети, что бывает нередко, рыбаки обязаны его отпустить и оповестить об этом органы рыбоохраны, добавил он.

Тот факт, что за столь короткий период времени у берегов Адзюбжи были пойманы огромный сибас и осетр, ученый назвал простым совпадением.

 

Самым важным событием недели стал, несомненно, официальный визит делегации Абхазии во главе с президентом Раулем Хаджимба в Сирию. В ходе визита состоялась встреча с главой Сирии Башаром Асадом. Главы двух стран наградили друг друга высшими орденами своих стран, подписали ряд соглашений, направленных на развитие торговых и экономических отношений. Делегация Абхазии приняла участие в Дамасской международной ярмарке, где представила возможности экономики Абхазии, предложила идеи для инвестирования и продемонстрировала в своем павильоне продукцию из Абхазии.

Напомню, что Сирийская Арабская Республики и Республика Абхазия установили дипломатические отношения в мае нынешнего года. В ответ на признание Абхазии и Южной Осетии Грузия разорвала дипотношения с Сирией.

Во время визита президента в Сирию обострилась внутриполитическая ситуация в Абхазии. На заявление еще одной организации с амбициозным названием «Общенациональное движение по защите государственности», провозгласившей своей фактически единственной целью досрочную отставку главы государства, отреагировала республиканская партия «Форум народного единства Абхазии». В заявлении отмечается, что такого рода призывы «противоречат выборному законодательству и Конституции Абхазии»:

«Полномочия президента регламентированы соответствующими законами, он не нарушил Конституцию, не отступил от присяги, не совершал никаких действий, ущемляющих интересы государства и народа, и поэтому нет никаких юридических оснований для его досрочного ухода с поста президента».

По мнению членов Форума, действия нового движения направлены не на консолидацию общества, а на уничтожение государственности Абхазии.

Напомню, что о создании «Движения по защите государственности» заявил на прошлой неделе бывший вице-президент Михаил Логуа, который баллотировался на выборах 2011 года вместе с Александром Анкваб, а на выборах 2014 года возглавлял штаб кандидата в президенты Аслана Бжания. В движение вошли партии «Единая Абхазия» и «Амцахара» и несколько малочисленных общественных организаций, отпочковавшихся в разные периоды от партии «Амцахара». Михаил Логуа не скрывает, что объединение этих партий и организаций – весьма кратковременное, и, скорее всего, его участники разбегутся, не дожидаясь выборов.

Среди неполитических событий уходящей недели самым важным стал ремонт республиканской детской больницы, который проводится впервые за весь послевоенный период, да еще и за счет средств республиканского бюджета. А еще в Абхазии произошла вспышка заболеваемости корью, на которую СЭС прореагировала объявлением о дополнительной («подчищающей») вакцинации для детей от одного года. По словам главного санитарного врача Людмилы Скорик, вакцинация проводится для детей до одного года, «которые не успели ее пройти». Однако на пресс-конференции, которую дали врачи, выяснилось, что беспокойство врачей связано с тем, что зафиксирован один случай заболевания корью.

«Эпидемии еще нет, но необходимо принять профилактические меры в виде вакцинации, чтобы избежать эпидемии», – отметила детский главврач Ада Абухба на пресс-конференции. Она подчеркнула, что «от кори не существует специфического лечения, только своевременная вакцинация спасет от данной инфекции. Родители, отказывающиеся от вакцинации, подвергают своего ребенка большому риску».

Отвечая на вопросы журналистов, главный санитарный врач отметила, что вакцину от кори Приорикс применяют в Абхазии более 10 лет, и «она никогда не вызывала побочных реакций, опробована во многих странах и имеет положительные отзывы специалистов».

Ну и о необычном. Редкого обитателя Черного моря рыбу сибас огромных размеров выловили рыбаки-любители на нынешней неделе в районе села Адзюбжа. Рыба 90 сантиметров в длину и 25 в ширину весила 10 килограмм. Директор института экологии Роман Дбар, комментируя невиданный улов, отметил, что это редкая для Абхазии рыба, чаще всего она встречается в Средиземном море и Атлантическом океане. Наиболее крупная особь, которая известна ученым на сегодняшний день, достигает почти 12 килограммов.

Страница 1 из 2
Яндекс.Метрика