Общественность Гагры недавно остро поставила вопрос рыбной путины. Речь шла о том, что лов рыбы производится с превышением квот и рыболовецкие сейнеры работают в запретной пятисотметровой зоне. Варварские способы лова приводят к уничтожению хамсы как кормовой базы разных видов рыбы и к нарушению экологии моря. Кабинет министров принял постановление, которое должно было усилить контроль за выловом рыбы, однако активисты считают, что оно не только не изменило ситуацию к лучшему, но, наоборот, увеличило квоту и число кораблей, занимающихся ловом рыбы в абхазской акватории.

21 декабря 2018 года в Абхазии началась рыбная путина, а 27 декабря первые сейнеры вышли в море. Семи рыбоперерабатывающим предприятиям кабинет министров выделил квоту на вылов хамсы в размере 27 тысяч тонн.

Размер квоты определяет Азово-Черноморский институт рыбного хозяйства совместно с Институтом экологии Республики Абхазия на основе изучения рыбных запасов и возможности их добычи без вреда для популяции.

Эта квота явно не устраивает производителей рыбной муки из хамсы, так как заводы могут быть рентабельными при получении на переработку не менее шести тысяч тонн рыбы.

Общественность ставит вопрос о том, что предприятия на самом деле добывают и перерабатывают намного больше, чем разрешенная квота.

Вторая проблема, которая возмущает общественность, – это нарушение кораблями-ловцами пятисотметровой зоны. Закон разрешает лов только за пределами этой зоны, это связано с тем, что у берега рыба отдыхает и нерестится, а также с тем, что кошельковые неводы в прибрежной зоне разрушают экологию дна. Ловля хамсы в этой зоне приводит к тому, что в сети попадают разные виды рыбы, в том числе, запрещенные к вылову.

На той неделе три корабля-нарушителя были арестованы в гагрской бухте, их судьба в настоящее время не известна.

5 февраля президент Абхазии Рауль Хаджимба провел совещание по вопросам усиления контроля за соблюдением правил вылова рыбы в ходе текущей рыбной путины. Речь шла о нарушении рыболовецкими предприятиями установленных правил, а именно, 500-метровой зоны, превышении установленных квот и вылове рыбы, неразрешенной к добыче.

Генеральной прокуратуре и Министерству внутренних дел было поручено в течение недельного срока провести необходимые проверки, по итогам которых будут приняты решения о привлечении кораблей-нарушителей к надлежащему виду ответственности, вплоть до уголовной.

Президент поручил администрации президента и кабинету министров в течение двух дней подготовить изменения в Постановление правительства, регламентирующее вылов рыбы, направленные на ужесточение мер ответственности нарушителей, ввести запрет на экспорт всех видов рыб, за исключением хамсы.

Уже 8 февраля в целях сохранения, воспроизводства и рационального использования водных биологических ресурсов премьер-министр Валерий Бганба подписал ряд документов.

Их прокомментировал председатель Федерации спортивного рыболовства и охоты Альберт Бондаренко, который был в числе тех активистов, которые выступали против нарушений и озвучивали проблемы нынешней путины.

Альберт Бондаренко сказал: «Нас интересует пункт второй этого постановления, где написано «ограничить общее количество судов, единовременно осуществляющих промышленный лов хамсы» 39-ю единицами. Первое и второе постановления кабмина от 21 декабря 2018 года и январское, не помню точно число, когда оно было издано, там было указано число кораблей – 26 единиц. То есть идет увеличение судов, которые, соответственно, будут ловить большее количество рыбы. Мы говорим о том, что нужно уменьшить количество судов, уменьшить квоту, потому что имеет место перелов хамсы. Об этом говорят и Роман Дбар, директор Института экологии, и представители Азово-Черноморского института. Почему же мы увеличиваем количество судов? И я вам так скажу: новое постановление ничего не меняет к лучшему, оно не только не ограничивает, а увеличивает права тех предприятий, которые вылавливают хамсу для переработки и для экспорта».

Постановление кабинета министров увеличило не только количество кораблей, но и квоту вылова хамсы с 27 тысяч тонн до 39 тысяч тонн. Ничего хорошего для экологии Бондаренко в нем не видит.

В постановлении кабинета министров в осенне-зимнюю путину 2018-2019 гг. запрещен экспорт промысловой рыбы, за исключением хамсы, а также привлечение к промыслу рыбы для обеспечения внутреннего рынка иностранных рыболовецких судов, вылавливающих рыбу при помощи тралов. Вылов рыбы рыболовецкими судами в 500-метровой зоне от береговой линии запрещен повсеместно, как лов рыбы и стоянка рыболовецких и транспортных судов в запретных районах и в предустьевой зоне рек Псоу, Бзып, Мчыш, Гумиста, Кяласур, Кодор, Аалдзга, Ингур.

На комитет по экологии и охране природы возлагается обязанность обеспечить контроль за недопущением превышения установленного количества судов, а также за надлежащей очисткой предприятиями, осуществляющими добычу и переработку рыбы, жидких стоков и газообразных выбросов в атмосферу.

Альберт Бондаренко считает, что осуществить контроль, который возложен на экологов, они не в состоянии, потому что у них нет ни плавсредств, ни людей, которые бы могли этим заниматься.

На вопрос о том, известна ли ему судьба трех арестованных кораблей, Альберт Бондаренко ответил: «Пограничная служба Российской Федерации арестовала эти корабли, зафиксировала документально и должна была послать эти документы в наш комитет по экологии, который, в свою очередь, после обработки посылает их в экологическую прокуратуру. Но так как президент поручил заниматься этим Министерству внутренних дел, то сейчас ни у МВД, ни у экологов никаких документов нет. Эти корабли, насколько я знаю, стояли в порту Сухума и ждали своей участи, то есть штрафа, который они должны оплатить, так как их лов прекращен до того момента, как они штраф оплатят. Еще неизвестно, какие санкции будут этим кораблям выписаны: за лов в запретной зоне (3000 рублей с корабля) или они будут оштрафованы за то количество и тот вид рыбы, которую они выловили, а это – десятки тонн, и там штраф уже совсем другой».

Начальник отдела информации МВД Ирина Киут сообщила, что для исполнения поручения президента министром внутренних дел назначена проверка правомерности ведения рыбного промысла в республиканской акватории Черного моря. В отношении ряда юридических лиц, специализирующихся на данном виде деятельности, отделом дознания МВД проводится проверка законности ведения добычи рыбы. По результатам проверок будет принято процессуальное решение. О результатах проверки обещали в ближайшее время проинформировать общественность.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Отделом дознания УВД по Гагрскому району проводится доследственная проверка по факту нанесения телесных повреждений школьнице 2010 г. р. в результате укусов собак бойцовской породы.

Инцидент имел место примерно в 14.50 час. 8 февраля текущего года в п. Бзыбь по ул. Эшба. В результате нанесения укусов животных ребенок с рваными ранами в области лица и ног госпитализирован в медучреждение.

По данному факту будет предоставлена дополнительная информация.

МВД Абхазии

 

О существующих проблемах в системе электроснабжения Гагрского района и возможностях их решения рассказал директор Гагрского филиала РУП «Черноморэнерго» Темур Гулия.

– Темур Лесикович, какие сложности возникают в работе Гагрского филиала РУП «Черноморэнерго»?

– Проблем достаточно, но все они решаемы. Естественно, они не могут не отразиться на нашей деятельности и влекут за собой проблемы, связанные с подачей электроэнергии населению. В числе этих трудностей необходимо отметить, что мы не очень тесно взаимодействуем с местными органами власти. Энергетики должны входить в состав архитектурной комиссии, а также в комиссию по выделению земельных участков. Зачастую, когда тот или иной житель нашего города начинает стройку, он приходит к нам с просьбой либо отключить, либо перенести линию передач, опору, так как они ему мешают. В нашей работе это создает определенные сложности, так как это связано с отключением электроэнергии. Поэтому я считаю необходимым энергетикам находиться в составе названных выше комиссий. У нас остаются открытыми и нерешенными вопросы, связанные с несанкционированными подключениями к электросети (к трем фазам). Можно смело сказать, что в нашем районе наибольшее количество потребляемой электроэнергии. Это связано и с курортным сезоном, и с увеличением новых построек. Большая часть новых объектов не законна, т.е. без согласования с нами подключаются к электросети, что приводит к нагрузке и поломке линий электропередач. Самые загруженные улицы в городе – это Гечба, Сосналиева, Гумистинская, Шапсугская. На этих улицах сосредоточена одна трансформаторная станция с мощностью около двух мегаватт. Этого достаточно для населения, однако не для отдыхающих и не для объектов, которые начинают функционировать в летний сезон. В таком случае необходимо установить еще один трансформатор. Жители нескольких улиц, у кого имеются объекты курортного значения, могли бы своими силами установить его, официально оформив и пройдя необходимые процедуры по его техническому устройству. Проблема была бы решена.

– В продолжение этой темы: в условиях того, что с каждым годом растет количество объектов курортного значения, как вы поставляете потребителю необходимое количество электроэнергии?

– Как известно, по инвестиционной программе РФ социально-экономического развития нашей страны, с нуля построена подстанция «Гагра 1». Также модернизированы подстанции «Гагра 2» и «Гагра 3». Это дает возможность принимать и доставлять электроэнергию с большей мощностью. Однако многие линии электропередач, как подземные, так и воздушные, сегодня находятся в убогом состоянии, не соответствуют техническим нормативам. Конечно, в таких условиях доводить до потребителя необходимое количество электроэнергии тяжело, но мы стараемся, чтобы у наших горожан всегда в домах было светло и тепло. Я надеюсь, что и они пойдут нам навстречу. Это касается тех лиц, которые подключаются к сетям несанкционированно, и злостных неплательщиков. Здесь также хотелось бы отметить, что у некоторых коммерческих организаций имеются свои линии электропередач. Но и они находятся в плачевном состоянии. В случае какой-либо поломки гагрская электросеть не несет никакой ответственности. Если они хотят обновить свои линии, им необходимо прийти в Гагрский филиал РУП «Черноморэнерго», оформить свои сети в соответствии с постановлением кабинета министров и распоряжением РУП «Черноморэнерго».

– Помимо строительства подстанции «Гагра1» в последние годы какие еще были проведены работы в системе электроснабжения района?

– В 2017 году в Гагрском районе было установлено 286 опор линий электропередач, в аварийном состоянии остаются 63 опоры. Трансформаторов, находившихся в аварийном режиме, было установлено 63, по плану – 23. Протяженность линии электропередач составляет в целом16 тысяч 800 метров.

Гагрский филиал РУП «Черноморэнерго» является структурным подразделением республиканского унитарного предприятия «Черноморэнерго». Наш филиал осуществляет эксплуатацию распределительных сетей 04, 06, 10 тысяч ватт. Работа по обеспечению электроэнергией ведется каждый день, без выходных и праздничных дней. Аварийные бригады оснащены техническими средствами. Также Гагрский филиал РУП «Черноморэнерго» в преддверии зимнего и летнего периодов проводит плановые работы по расчистке ЛЭП и трансформаторных станций. Всего в филиале работают 53 сотрудника. В четырех бригадах нашего района, это Цандрипшская, Гагрская, Бзыпская и Пицундская, имеется 12 единиц спецтехники. Аварийные машины укомплектованы необходимыми инструментами и материалом.

– Сегодня в городской черте и за ней проводят интернет, при этом зачастую используя опоры электросетей. Не приводят ли эти работы к поломке ваших линий?

– Интернет, проведенный по опорам линий электропередач, вызывает определенные сложности в нашей деятельности. Энергетикам нелегко обслуживать опоры. Здесь необходимо подчеркнуть, что любая фирма, занимающаяся данной деятельностью, должна иметь согласованность с РУП «Черноморэнерго». Это приведет к минимизации проблем. Владельцы фирм уведомлены о необходимости заключения договора, и они готовы с нами сотрудничать.

– С наступлением холодов мы часто наблюдаем перебои в системе электроснабжения. Что нам ожидать от этого зимнего сезона?

– Ежегодно мы готовимся как к зимнему, так и летнему периоду в плановом режиме. Лучшая профилактика для линий электропередач – это обрезка деревьев, мешающих им. Такие работы уже ведутся. Привели в надлежащий порядок подстанции. Где-то были заменены рубильники, проведены новые линии электросетей. Некоторые эти работы были сопряжены с отключениями, но не долгими.

– Темур Лесикович, спасибо, что нашли время и ответили на наши вопросы!

Мадина Тарба, собкор газеты «Республика Абхазия» по Гагрскому району

 

 

Одно из «сезонных» сообщений МЧС о пожарах привлекло мое внимание указанным в ней адресом. К счастью, тогда, 20 декабря прошлого года, обошлось без жертв и пострадавших, хотя весь частный двухэтажный дом выгорел полностью. А случилось данное событие на улице Жданова в Сухуме.

Я немножко оторопел, когда прочелэто. Какой такой Жданов? Тот самый подручный Сталина, глава его агитпропа, секретарь и член политбюро ЦК ВКП(б), душитель свободы творчества в советской культуре, гонитель Ахматовой, Зощенко и других выдающихся писателей, которых он именовал «литературными подонками»? Наверняка так, ибо был только один Жданов – Андрей Александрович, после смерти которого в 1948 году в возрасте 52 лет по СССР покатилась волна переименований в его честь, в частности, его родной город Мариуполь на Азовском море сорок с лишним лет после этого носил название Жданов. И только в конце 80-х на шестой части земной суши словно очнулись…

Было бы абсурдным предположить, что в администрации Сухума, Собрании города «окопались» тайные идеологические последователи и поклонники Андрея Жданова, который, кстати, никакого отношения к Абхазии никогда не имел. Мелькнула даже мысль: может, как это зачастую у нас бывает, улица давно переименована, но в СМИ просочилось старое название, которым по привычке продолжают пользоваться жители? Но нет, последняя версия отпала после того, как я набрал в поисковике «ул. Жданова в Сухуме». Один, как говорится, клик компьютерной мыши – и вот где, оказывается, находится эта улица: на северо-западной окраине города, близ улицы Кабардинской, ниже села Нижняя Яштхуа. И тут все прояснилось: улица, отдаленная от центра, малозначительная (возможно, если бы не этот пожар, я никогда бы и не узнал о ее существовании, хотя живу в той же части города), вот до ее переименования и не дошли руки. Нельзя исключать, что многие во властных структурах города не осведомлены о существовании в нем такой улицы, а представители молодого поколения и вовсе имеют смутное представление, кто такой Жданов.

Кстати, это распространенное явление: из-за названий больших, центральных улиц порой разворачиваются целые битвы, когда одна инициативная группа лоббирует одно, а другая – другое название, а про некоторые вообще забывают. Вот еще одна сухумская улочка – с диковинным названием Абрыба. О ней, коротенькой и расположенной близ моря, у Национальной библиотеки и завода «Сухумприбор», мало кто знает даже из коренных сухумцев. Произошло оно от названия организации «Абхазская рыба», которая некогда там дислоцировалась. Хотите верьте, хотите нет, но я прикалывался в прессе над названием этой улицы еще в советские годы, в сатирической заметке о неудачных, а то и нелепых наименованиях в столице Абхазии. И что же? Данное название (российские туристы как-то спрашивали: «Это такая абхазская фамилия?») успешно пережило и брежневский застой, и горбачевскую перестройку, и власть правительства Автономной Республики Абхазия, и продолжает существование в частично признанной Республике Абхазия…

Про сухумскую улицу Жданова, а заодно и про улицу Абрыба я вспомнил и рассказал в прошлую пятницу в Союзе писателей Абхазии, когда члены СП собрались для составления коллективного письма в Собрание Гудаутского района. А смысл письма был в следующем. Какая-то инициативная группа в Гудауте обратилась в районное Собрание с предложением о переименовании городской улицы в улицу имени одной из жертв сталинско-бериевских репрессий: мол, этот человек на ней некогда жил. И все бы хорошо, только эта улица уже давно носит имя известного абхазского писателя Михи Лакрба (русский вариант – Михаил Лакербай), автора знаменитых новелл, умершего в 1965 году. При всем уважении к памяти репрессированного, его имя можно, думается, увековечить каким-то иным способом – назвать им, скажем, школу или еще что-то, но не создавать конфликт на ровном месте. Конфликт же был неизбежен, ибо имя Михи Лакрба известно каждому абхазу, и как-то непонятно, почему инициаторы думали, что никто не возразит по поводу такого переименования.

По ходу разговора в Союзе писателей выяснилось: зампредседателя районного Собрания, с которым говорили по телефону, сказал, что, да, такое обращение инициативной группы поступило, но поддержки у депутатов не получило. Тем не менее писатели решили все же направить в Собрание письмо, в котором высказали свое резко отрицательное отношение к возможному переименованию улицы Михи Лакрба.

Будем надеяться, что в данном случае возобладает… не буду даже говорить «мудрость», а элементарный здравый смысл, и упомянутая инициативная группа переориентируется на другой способ увековечения памяти жертвы репрессий.

Тут нельзя не вспомнить об эпизодах послевоенной истории Абхазии, когда из-за названий улиц разгорались нешуточные страсти. После того как по предложению одной инициативной группы Бзыбское шоссе в Сухуме было переименовано в улицу Бориса Адлейба (руководитель Абхазии позднесоветского периода), начались протесты в целой исторической области Абхазии – Бзыбской. И тяжба по этому вопросу продолжалась весьма долго, включая полемику в СМИ и даже народные сходы, пока не остановились на некоем компромиссном решении. Вот так, на ровном месте возникло обострение так называемого районного противостояния в Абхазии.

В другом случае – с переименованием сухумского проспекта Мира – в основе противостояния была внутриполитическая составляющая. После ухода из жизни в 2010 году первого президента Абхазии Владислава Ардзинба по предложению оппозиционных тогда политиков, тесно связанных с семьей покойного, было решено переименовать улицу Аиааира (Победы – абх.) в улицу Владислава Ардзинба, поскольку именно по этой улице пролегал его последний путь во время похорон в село Нижняя Эшера. Но убрать вообще с карты города название «Аиааира» было бы опрометчиво для любой политической силы, и потому инициативная группа предложила назвать так проходящий параллельно проспект Мира. Но тут уж воспротивился тогдашний президент Сергей Багапш, заявивший, что это слово очень дорого для жителей столицы Абхазии, и предложивший переименовать на «Аиааира» другую улицу в центре города. Тем не менее Собрание г. Сухума, первое решение которого он своей президентской властью отменил, вторично проголосовало за переименование проспекта Мира… В итоге разразился, считай, политический кризис – ни одна из сторон не хотела уступать, не желая «проявить слабость». Подобно тому, как бывает двоевластие, одни сухумцы долго употребляли старое название проспекта, а другие – новое… И лишь уход из жизни Багапша это «двоевластие» потихоньку прекратил: сейчас на всех зданиях проспекта красуются таблички с названием «Аиааира».

Кстати, в ходе встречи в Союзе писателей вспомнили, что близится 90-летие со дня рождения Фазиля Искандера, ушедшего из жизни два с половиной года назад, но так пока и не принято решение о том, какую улицу в Сухуме назвать его именем. Ничего, конечно, страшного нет в том, что с этим решением медлят; главное – чтобы оно оказалось взвешенным, соответствовало бы значению писателя для его родины и всего постсоветского пространства и устроило бы всех.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

В Абхазии продолжается череда новогодних выходных, и в отсутствие событий, требующих незамедлительного освещения, у меня возникло решение обратиться сегодня к одному из моментов новейшей истории грузино-абхазских отношений, а конкретнее – периода стремительного нарастания напряженности в них последних лет существования СССР.

В начале 1990 года в издательстве «Мерани» в Тбилиси вышла в свет 20-тысячным на грузинском языке и 5-тысячным тиражом на русском (перевод Р. Златкина) брошюра под названием «Правда об Абхазии». Небольшого, «карманного» формата, объемом чуть больше четырех печатных листов. Авторы – Миминошвили Роман Северьянович и Панджикидзе Гурам Иванович. Недавно наткнулся в своей домашней библиотеке на экземпляр русского издания этой брошюры, купленный мной в том году в одном из сухумских то ли газетных киосков, то ли книжных магазинов. На экземпляре сохранились мои еле различимые карандашные пометки. Вообще-то я с детства к любой книге отношусь с пиететом, поэтому не имею привычки делать такие пометки, но тут пришлось – во время работы над ответной публикацией...

Нельзя сказать, что это было нечто совершенно новое в грузино-абхазских отношениях; уже несколько лет, по ходу развития горбачевской перестройки, время от времени в печатной периодике Грузинской ССР и Абхазской АССР появлялись полемические статьи, с которыми выступали в основном грузинские и абхазские историки. При этом надо отметить, что в подцензурной советско-партийной печати на русском языке публикации, отражающие абхазскую точку зрения, пробивали дорогу на газетные страницы с гораздо большим трудом, чем, скажем, в Тбилиси. Исключение представляла только гудаутская районная газета «Бзыбь» (на абхазском и русском языках), ибо подавляющее число ее читателей составляли абхазы, так же, как в Тбилиси – грузины. Выходившая же, скажем, в Сухуме республиканская газета на русском языке «Советская Абхазия», в которой я тогда работал, касалась темы межнациональных отношений, как правило, лишь в подборках коротких читательских писем, причем, чтобы там появились, допустим, два письма, написанные с абхазской точки зрения, в подборке для баланса должно было быть как минимум два с грузинской.

В основу книги «Правда об Абхазии», как было сказано в ее начале, легла статья, написанная соавторами по поручению президиум правления Союза писателей Грузии в ответ на «Абхазское письмо» (очевидно, имелось в виду Лыхненское обращение 18 марта 1989 года) и опубликованная в газете «Литературули Сакартвело» в декабре 1989-го. Но именно русское издание книги, большим тиражом распространенное в Абхазии, произвело в абхазском обществе эффект разорвавшейся бомбы. Впервые в открытой печати к абхазам обращались с такими ненавистью, пренебрежением и одновременно с таким обилием фактических и логических ошибок в тексте. Возмущение абхазских читателей вызывало в ней все – начиная с безапелляционного названия и черного цвета обложки («ее содержание такое же черное, как обложка», – эмоционально реагировали некоторые абхазы).

И сейчас, спустя почти тридцать лет пролистывая эту брошюру, я вновь утверждаюсь в тех ощущениях, которые охватили меня при первом ее прочтении: что это очень и очень надолго, что вот эти счеты друг к другу двух соседних народов, копившиеся многие десятилетия под спудом «советского интернационализма», все эти аргументы будут отныне вновь и вновь в разных интерпретациях и лишь с добавлением фактажа последних лет повторяться – как в сказке про белого бычка – все новыми поколениями. Пройдет, как писал когда-то детский поэт, «и сто, и двести лет, и триста лет пройдет». Хотелось бы верить в обратное, но пока, увы, не вижу света в конце тоннеля...

Пару слов о соавторах книги. Гурам Панджикидзе был к тому времени всесоюзно известным прозаиком (автор романов «Камень чистой воды», «Седьмое небо», «Год активного солнца», «Спираль»). Умер в 1997 году в Тбилиси, в возрасте всего 64 лет. В 2012 году его дочь Майя стала министром иностранных дел Грузии.

Что касается Романа Миминошвили, то слышал о нем как о литературном критике и главном редакторе выходившего в Тбилиси на русском языке журнала «Литературная Грузия». Ничего о его биографии в Рунете не нашел, упоминается только названная его именем улица в Тбилиси.

В 1990-м в среде абхазской интеллигенции сразу же родилось намерение выступить с симметричным ответом – издать книгу, в которой бы последовательно опровергались доводы авторов тбилисской «Правды об Абхазии». Помню, как человек двадцать-тридцать собралось в Союзе писателей Абхазии, в здании, где размещался и Форум народа Абхазии «Аидгылара» (после войны в этом историческом здании недалеко от сухумской площади Свободы расположился Абхазский институт гуманитарных исследований). На намерении «ответить книгой» сошлись все, но на практике в Сухуме сделать это тогда было намного сложнее по многим причинам. Впрочем, прежде всего надо было подготовить текст. Я был одним из вызвавшихся написать его, но предложил выступить в соавторстве с каким-нибудь историком, чтобы все было по правилам и «комар носа не подточил»: в книге было много исторических экскурсов. На это предложение откликнулся кандидат исторических наук Гурам Гумба (ныне – зам. директор АбИГИ).

Через некоторое время многие из участников встречи снова собрались в том же помещении, чтобы обсудить написанное. Кроме нашего с Гумба текста рассматривался еще один – Надежды Венедиктовой, но это, скорее, был небольшой публицистический отклик. Наш, обстоятельный, по пунктам, вариант ответа был удостоен одобрения, но один из писателей сказал, что есть одно «но»: вышедшую в Тбилиси написали маститые писатели, а этот ответ – молодые авторы, без имени. С этим было трудно спорить, но какой выход предлагался – взять кого-то из маститых в соавторы?

В общем, книга так и не вышла. Попытка напечатать нашу статью в «Советской Абхазии», разумеется, не увенчалась с успехом: редактор газеты Юрий Гавва страшно боялся «нарушить баланс». Но к тому времени, помимо упомянутой «Бзыби», где нашу статью напечатали в сокращении, в Абхазии выходил орган НФА «Аидгылара» – в двух разных изданиях, на абхазском и русском языках. Последнее, называвшее «Единение», печаталось тиражом в 10 тысяч экземпляров. И там, в №6 за декабрь 1990 года и в №1 за январь 1991 года, мы разместили с продолжением полный вариант статьи «Потакая чувству собственной непогрешимости» с подзаголовком «Размышления о книге Романа Миминошвили и Гурама Панджикидзе «Правда об Абхазии» и о некоторых других публикациях последнего времени».

Вот несколько примеров нашей полемики.

«Если, – писали авторы книги, – верить абхазским экстремистам и их последователям, грузины якобы угнетают абхазский народ, присваивают принадлежащую ему территорию, словом, чувствуют себя колонизаторами в завоеванной стране. Оказывается, пока абхазы освобождали от немецких фашистов территорию Советского Союза, грузины захватывали территорию Абхазии... Прежде, чем углубиться в эти вопросы, обратимся к следующим статистическим сведениям. В Абхазии по переписи 1979 года собственно абхазы (апсу) составляют 17,1 процента, грузины – 43,9, русские – 16,4, армяне – 15,1 процента».

Тут не совсем, правда, понятно, почему в книге обратились к данным Всесоюзной переписи десятилетней давности, хотя в прессе уже оперировали данными Всесоюзной переписи 1989 года, но не это главное. Главное – то, что авторы книги, явно собираясь выложить контраргумент против утверждений «абхазских экстремистов», по сути, привели аргумент «за». Поскольку, если не пытаться ерничать (на фронтах Великой Отечественной, освобождая территорию СССР, абхазы и грузины сражались бок о бок), то, действительно, деятельность треста «Абхазпереселенстрой», специально созданного для переселения ударными темпами крестьян из районов Западной Грузии в Абхазию, разворачивалась, в частности, в 1941-1945 годах. Безусловно, это был лишь один из этапов превращения в течение века Абхазии, после опустошившей ее депортации большинства абхазов в Османскую империю, из почти в моноэтнической страны (в 1886 году абхазы составляли 85,8 процента ее населения) в уникальный регион, где титульная нация составляла лишь 15 процентов населения в 1959 году и 17,9 процента в 1989 году. Но об этой динамике авторы «Правды об Абхазии», разумеется, умолчали, ибо это совсем не та правда, которая была им выгодна. Для них пресловутые «17 процентов» являлись как бы исходной точкой рассуждений. Как является ею для их единомышленников и поныне.

«Угнетающая» грузинская нация, – продолжали пытаться ерничать авторы книги, – открыла абхазам университет, который назвали Абхазским... Любопытно, что он называется Абхазским: ведь в Советском Союзе (да и нигде больше в мире) нет такой практики. Существуют Московский, Тбилисский, Кембриджский, Сорбонский, Гарвардский, Харьковский, Львовский, Ташкентский, Казанский (а не Татарский) и другие университеты».

Рассуждение о том, что грузины «подарили» абхазам университет, было в 80-е годы очень популярным в Тбилиси, хотя решение о преобразовании в университет Сухумского пединститута было принято постановлением ЦК КПСС и буквально вырвано абхазами в результате «волнений» – целого ряда народных сходов 1978 года, где озвучивалось среди других и это требование. Что же касается намека на некое национальное высокомерие абхазов, проявившееся в названии университета, то тут авторы книги проявили поразительную, просто детскую неосведомленность. Достаточно было удосужиться заглянуть в любой справочник для поступающих в вузы СССР, чтобы увидеть там также Азербайджанский, Белорусский, Башкирский, Удмурдский и т. д. университеты, а также, к примеру, Грузинский политехнический институт.

В своей ответной статье мы, кстати, высказали предположение, что маститые авторы «Правды об Абхазии» не писали ее текст сами, а по практике тех лет подписали нечто скомпонованное из принесенного разными референтами, в том числе и не очень образованными. Это подтверждалось ощущением эклектичности книги, немалым числом повторов и логических неувязок в ней.

Вот, цитируя опубликованную ранее статью другого грузинского автора, в «Правде об Абхазии» приводят доказательство того, что «исторический абхаз и современный абхаз – это два разных названия двух разных народов». Знаете какое? То, что самоназвание абхазов – апсуа. Логика, что называется, убийственная. Но тогда и грузины, писали мы в статье, «спустились с гор», подменив настоящих грузин, поскольку их самоназвание «картвели».

К достойному оппоненту, дотошно точному в деталях и обладающему безукоризненной логикой, невольно проникаешься уважением. Но «Правда об Абхазии», ввиду перечисленного и многого другого, стала одним из самых грубых выпадов в межнациональном диалоге, которые стремительно приближали конфликт к его горячей стадии. В своей статье с Гурамом Гумба мы писали об этой брошюре так:

«Сказалось, наверное, то явление, которое можно назвать «эффектом митингового мышления». Когда придерживающиеся во многом различных позиций люди объединяются в «праведном гневе» против кого-то или чего-то и каждому хочется выглядеть «большим католиком, чем папа римский», тут уж главное для них – кто громче выкрикнет свое слово, а точность его и взвешенность отступают, увы, на задний план, вокруг ведь одни единомышленники, которые все равно за неточность не осудят, для них единственно важно, чтобы выступление было «верной» направленности. И тогда уже обычно вступает в силу принцип: вали кулем, потом разберем...»

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

Страница 1 из 6
Обновление тарифов
Аквафон 06 Конструктор
Аквафон 05 Конструктор
Аквафон 04 Конструктор
Аквафон 03 Конструктор
Аквафон 01 Конструктор
Previous Next Play Pause
Яндекс.Метрика