В ходе предварительного следствия предъявлено обвинение в совершении разбойного нападения двум ранее задержанным гражданам.
 
Как ранее сообщалось, преступление имело место 22 января текущего года в селе Нижняя Эшера Сухумского района, когда в домовладение жительницы 1949 г. проникли на тот момент неустановленные лица, вооруженные пистолетом и ножом, где с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, совершили разбойное нападение в отношении временно проживающего в данном домовладении гражданина 1957 г.р., в результате чего причинили потерпевшему  материальный ущерб в крупном размере.
 
Сообщение о преступлении поступило в дежурную часть районного отдела милиции 4 февраля. Принятыми оперативно-розыскными мерами по подозрению в совершении данного преступления 14 февраля Сотрудниками УУР МВД РА совместно с ОУР и УУМ по Сухумскому району задержан Торосян Сергей Месропович 1982 г.р., житель Сухумского района.
 
 
Гр. Торосян сознался в содеянном, что подтверждено в ходе процедуры проверки показаний на месте совершения преступления. Задержанный также опознан потерпевшим гражданином. 
 
Ранее, при обыске на приусадебном участке по месту жительства Сергея Торосян  оперативниками были обнаружены похищенные предметы - монитор, мобильный телефон, планшеты, ноутбук, гитара, болгарка и документы потерпевшего.  В спальной комнате задержанного под матрацем обнаружена спичечная коробка, в которой находился бумажный сверток с серо-зеленым веществом растительного происхождения, так же обнаружен полиэтиленовый пакет с аналогичным  веществом. Обнаруженное вещество в установленном порядке изъято и направлено на экспертизу, где установлена его принадлежность к наркотическому средству «каннабис», т.е. «марихуана».  При этом и сам задержанный пребывал под воздействием аналогичного вещества. За незаконное хранение наркотического вещества в отношении  гр. Торосян  следственной группой Сухумского РОВД возбуждено уголовное дело по ч.1.ст. 223 УК РА и выделено в отдельное производство. 
 
По факту разбойного нападения последнему предъявлено обвинение по ч.3 ст.159 УК РА и Сухумским районным судом санкционировано его содержание под стражей сроком на два месяца.
 
В ходе предварительного следствия установлен второй подозреваемый в совершении данного преступления, а именно - Хварцкия Алма Асланович 1995 года рождения. В результате проведённых оперативных мероприятий сотрудниками УУР МВД РА совместно с ОУР и УУМ ОВД по Сухумскому району последний был задержан 19 февраля.  Алма Хварцкия так же опознан потерпевшим как лицо, совершившее на него разбойное нападение.
 
 
Гражданину Хварцкия предъявлено обвинение по ч.3 ст.159 УК РА, последний содержится под стражей.
 
 

Воспоминания Виталия Габния о «горьких» днях марта 93...

Сухум. 16 марта. Апсныпресс. В день годовщины Мартовской наступательной операции в Отечественной войне народа Абхазии кавалер ордена Леона Виталий Габния в рассказе «Горькие дни марта 93-года» вспоминает о самом тяжелом и трагичном периоде 1993-го.

* * *

С первых дней формирования линии Западного (Гумистинского) Фронта зона позиционного противостояния в районе Верхнегумистинского моста была закреплена за гудаутским (группа «Замостянка») ополчением под командованием Владимира Начач. В наши ряды влилось и с десяток сухумчан, которые отступали из столицы до первой естественной преграды – реки Гумиста, которая впоследствии стала линией фронта. Три месяца мы находились на позиции безвылазно, только потом появилась возможность организовать смены. За полгода окопного противостояния мы настолько основательно изучили местность, что даже по характеру свиста летящей в нас пули могли безошибочно определить места скрытых огневых точек противника.

В ходе подготовки к наступлению 15-16 марта 1993 года в район Верхней Эшеры было переброшено ещё несколько штурмовых подразделений нашей армии. При спешном наращивании сил на столь узком участке возникла суматоха, которая привела к трагедии: на минах подорвались два бойца, одному из которых (брату погибшего в том же наступлении Игоря Дармава) оторвало обе ноги. Самое горькое, что подорвались они на наших же минах, которые в первые дни войны, до чёткого закрепления линии фронта, выставлялись без схематических карт – их расположение было известно только нашему подразделению.

За сутки перед наступлением, в ночь на 15 марта, наша разведка, форсировав реку выше моста, начала разминирование подступов к скрытым укреплениям противника. С ней выступил и наш командир, Владимир Эминович Начач, хотя незадолго до наступательной операции он был переведён на должность военного прокурора республики и передал полномочия командира замостянского батальона Фридону Авидзба. Непосредственно разминирование проводил Вадим Буравов, уроженец Гудауты, выпускник профильного высшего военного училища. Хорошо ещё, что, за исключением этого участка ущелья, в то время противник не минировал удержанную территорию, так как лелеял надежды на собственное грядущее наступление.

Казалось логичным, что мы будем прорываться именно на этом, так хорошо изученном нами участке фронта. Но на следующий вечер неожиданно был получен приказ выступать значительно ниже по течению реки Гумиста, в зоне ответственности роты из Верхней Джирхвы под командованием Сосо Чачибая. Мы не спали уже вторые сутки, но адреналин насыщал кровь, оставляя голову ясной.

Форсировав реку, мы присоединились к группе «Эвкалипт», бойцы которой рассредоточились вдоль естественного укрытия – среза оврага. Нарастив силы, мы двинулись в наступление. Первое ранение в нашем взводе получил мой друг Пашка Орлов из Сухума. Раненый в щиколотку, он продолжал вести прикрывающий огонь и только с рассветом следующего дня добрался до наших санитаров. Через несколько шагов получил две пули – в голову и под сердце – Даур (Дука) Кардава, каким-то чудом оставшийся в живых, хотя и пришлось ему лечиться потом около года.

 

Перед взводом разведки стояла задача: продвигаться в тыл, отсекая бронетехнику противника. Выйдя на развилку дорог, мы столкнулись с первой БМП, которая шла на всех парах от кемпинга в город. Конфуз был в том, что она выскочила нам в спину, мы попросту не успели среагировать, отскочив на обочину. Но, когда навстречу нам неторопливо вылез танк, выбирающий цель, мы дважды выстрелили по нему из гранатомёта «Оса», начиненного кумулятивными снарядами: один заехал в башню, другой повредил гусеницу.

Фейерверк получился знатный – искр было много, но реального урона башне наша лобовая атака не нанесла. Тем не менее, монстр одним боком, описывая окружности, стал пятиться назад. Сказать, что танк в ближнем, да ещё ночном бою выглядел страшно – всё равно, что ничего не сказать! Укрыться было негде, а мощь его снарядов была такой, что контузило только от звука башенных залпов.

К тому моменту подоспела и основная часть батальона во главе с Фридоном Авидзба. Мы приступили к дальнейшему выполнению задачи, поставленной перед подразделением: выйти по республиканской трассе до подступа к городу (где сейчас стоит заправка «Роснефти»), с выходом на сопки близ кладбища (район «Универсама»), что дало бы возможность контролировать перекрёсток на Новый Район, а в случае удачи – выйти по сопке в район железнодорожного вокзала.

Близкий рокот вражеской бронетехники и непроглядная ночь заставляли двигаться с особой осторожностью. Пройдя две трети пути, мы наткнулись на стоящую посередине трассы заведённую БМП с открытым люком.

Первой мыслью было закинуть в него гранату, но у нас была инструкция: по возможности не уничтожать технику, которая потом могла пригодиться нашей армии. Обойдя урчащую машину со всех сторон, мы постучали по корпусу – тишина. Решив, что экипаж бросил БМП, свернули налево в сторону сопок – и тут она крутанулась вокруг собственной оси, дала залп и рванула в сторону центра города! В результате нашей беспечности шестеро бойцов вышли из строя: двое убитых, четверо раненых. Астику Дзидзария оторвало обе ноги, они держались лишь на лоскутах брюк, Баталу Мхондзия из Псху выбило колено.

Начинало светать. Мучило понимание: что-то идёт не так, рация издохла, боеприпасы были на исходе, кумулятивные снаряды, которыми можно останавливать технику, отстреляны, на руках раненые и убитые. Но главное – не было слышно о действиях второго эшелона!

Тем не менее, командир батальона Фридон Авидзба вместе с командирами взводов приняли нелёгкое решение: продолжать выполнять поставленную задачу. Вытянувшись в цепочку, подразделение двинулось по лощине между двух сопок, к плато в районе «Универсама».

На середине подъёма нас окликнули на грузинском языке: «Вы кто такие? Из какого батальона?!» Мы замерли – оказывается, противник находился над нами, с обеих сторон, в укрытиях, и мог запросто забросать нас гранатами. Шли ставшие невероятно длинными секунды... Вдруг кто-то из наших ответил по-грузински: «Мы из такого-то батальона, нам дана задача окопаться на этих высотках». Последовал ответ: «Мы уже сидим на этих высотках, а вы спускайтесь к трассе». Так нам удалось выйти из капкана – благодаря общей неразберихе и умению одного из нас говорить на грузинском языке! Я так и не понял до сих пор: то ли они и правда в потёмках приняли нас за своих, то ли подыграли, не желая лишний раз ввязываться в бой. Когда мы вернулись на дорогу, я подошёл к бойцу, чьи познания нас спасли. Он сказал, что его зовут Чак, боец группы «Эвкалипт».

Надо было опять решать, как действовать дальше. Уже было ясно, что второй эшелон не перешёл в наступление: стрельба слышалась вдалеке, где-то у реки. Продолжать наступление в нашем положении: с ранеными и убитыми на руках, в светлое время суток – грозило большими потерями без малейшего шанса на успех. Поэтому было принято решение: отступать в боевом порядке по самому короткому пути, через поля и виноградники, избегая дорог, по которым рыскала вражеская техника.

Сейчас, возвращаясь мысленно к событиям тех дней, я понимаю, что нужно было действовать иначе. Знай, мы тогда, что немалые силы наших закрепились ниже, в «зелёном доме»! Могли бы в сумерках вернуться тем же путём и, воссоединившись с ними, на рассвете вновь пойти на прорыв! Дневной бой в районе кемпинга, с последующим уходом по ущелью, выше моста, по пути, который мы же и разминировали – тут у нас были бы неплохие шансы. Знай мы тогда...

А в тот момент наш план был таков: те, кто остался из взвода разведки, перевесив автоматы через плечо, двигаются впереди основной группы. В случае обнаружения противником – сближаться с ним вплотную, выдавая себя за грузинских гвардейцев, а потом действовать, используя фактор неожиданности. Поэтому я попросил Чака пойти с нами: его знание языка могло вновь выручить в нашем, прямо скажем, отчаянном положении. В случае вступления разведки в контактный бой, следующая за ней основная группа (с ранеными и убитыми на руках) уходит в бреши, которые появятся, когда враг бросит новые силы на отражение нашей атаки.

Без потерь мы прошли открытые участки пути и вышли близ линии фронта, у военного городка бывшего Восьмого полка. Следуя выбранной тактике, мы пересекли плац в самой открытой части, между позиций противника. Конечно, нас сразу заметили, но стрелять не стали: приняли за своих, ведь мы шли уверенно, с автоматами на плече. Когда дошли до центра площади, к нам вышли двое гвардейцев и что-то спросили. В тот момент впереди оказались я и Гена Чамагуа из Ачандары – оба не владели грузинским, а оборачиваться на Чака уже не было времени. Мы молча сократили дистанцию до минимума, неторопливо сняли автоматы и в упор открыли огонь. До сих пор помню их недоуменные глаза. От моей очереди (из автомата калибра 5,45) они удержались на ногах, но после очереди Гены – из мощного автомата калибра 7,62 – их отбросило навзничь.

Отстреливаясь, бросились к берегу: спасительная река была так близко, да и надо было воспользоваться замешательством врага! Но мы не знали, что на втором этаже здания, примыкающего к плацу, располагались их пулемётные расчёты, развёрнутые в сторону Гумисты...

В спину ударил шквальный огонь. Боковым зрением уловил, как скосило нескольких наших замостянских ребят, в том числе Отара Аргун, всего пару метров не дотянувших до укрытия – небольшой ложбинки прямо у реки. Уцелели только я и Оскар Гвазава из «Эвкалипта» – геройский парень, погибший в самом конце войны, в боях за Сухум. Перейти Гумисту не было никакой возможности, пришлось лежать до заката, изредка огрызаясь в направлении пулемётов. Лишь в сумерках удалось перебраться на наш берег.

Пока шёл этот короткий бой, основная группа, согласно плану, стала обходить военный городок справа. Как рассказали потом выжившие однополчане, в лощине меж мандаринников они напоролись на БМП противника: погиб Славик Аджба, мой друг и однокурсник, которому было всего 18 лет. Адгур Шамба (группа «Замостянка») отклонился правее – до сих пор его судьба неизвестна, числится в пропавших без вести. Дима Аргун ударил по БМП последней, осколочной, «Мухой», попал в башню, контузив экипаж, что дало ребятам несколько бесценных мгновений.

Бойцы ринулись вперёд, к другому зданию, на сотню метров правее, где, как и в нашем случае, на втором этаже располагался пулемётный расчёт. Потеряв троих: командира Фридона Авидзба, пулемётчика Германа Кове и комиссара Алика Нанба, бойцы заняли первый этаж и организовали круговую оборону. В здании они захватили высокопоставленного грузинского офицера, что дало возможность начать переговоры с противником. Договорились, что наши отдадут пленного только после того, как вся группа – без обстрела! – отойдёт к реке. Чтобы выполнить эти условия, кому-то из ребят надо было остаться с раненым грузином, который уже начинал хрипеть. Было ясно, что тот, кто останется, уже никогда не вернётся. Вызвался Игорь Дармава, которого с того дня ни живым, ни мёртвым уже никто не видел, нет никаких известий о его судьбе.

Благодаря самопожертвованию Игоря, остатки группы смогли перебраться на наш берег Гумисты. Но на этом их мытарства не закончились, так как нужно было ещё пересечь открытую галечную насыпь, которая полностью обстреливалась противником. Шанс дойти до укрытия мог выпасть только с наступлением темноты. Все были измотаны, подавлены, обмёрзшие, без боеприпасов. В середине дня из ущелья зашёл пикирующий штурмовик СУ-27, скинул 500-килограммовую бомбу – явно метил в наши позиции, но промахнулся, попал в середину реки. От взрыва стеной поднялась масса воды и гальки, накрывая всё вокруг. Удар был такой силы, что бойцы, лежавшие ближе всех, получили контузии, без памяти вскочили – и попали под пулемётный огонь врага.

Когда мы с Оскаром добрались к следующей ночи до штабного блиндажа у Верхнеэшерского милицейского поста, выяснилось, что к тому моменту никто не вышел из окружения, кроме нас двоих. Такая весть чуть не лишила нас рассудка: только мы двое – из нескольких штурмовых подразделений! К счастью, в течение следующих четырёх дней вернулись ещё ребята: с большими потерями, но вырвались! Выжил и Чак – Вадим Чкотуа из Гудауты.

Конечно, я не владею информацией по общей картине боевых действий 15-16 марта, так что не знаю, по какой причине командование приняло решение остановить наступление, не дало отмашку второму эшелону. И все-таки до сих пор не могу понять: как можно было бросить на произвол судьбы лучшие силы абхазского ополчения – без поддержки, без возможности отхода. Это преступление, которое, по мне, ничем не может быть мотивировано!

Приходится слышать и такое: неудачные наступления в январе и марте 1993 года дали ценный опыт, который потом помог добыть Победу. Но – ради опыта начинать операцию на самом узком участке фронта, с залитой в бетон двойной линией эшелонированной обороны противника, с подавляющим огнём его артиллерии, при полном его превосходстве в боевой технике?!

Планировать наступление, рассчитывая лишь на боевой дух нашей пехоты и её готовность к самопожертвованию?! Видит Бог, мы и так выиграли войну на грани человеческих возможностей. Ещё одна такая разработанная Генштабом ломовая операция, и Победы вовсе могло не быть! Только последнее наступление, где линия боёв была растянута по горной гряде над Сухумом (от сёл Ахалшени, Каманы до реки Келасур), где в основном пехота противостояла пехоте, стало успешным.

Тема энергетики последнее время более, чем актуальна. Что только не произошло в этой сфере за несколько месяцев: нехватка воды в водохранилище Ингур ГЭС, веерные отключения света, переток электроэнергии из России, отключение майнеров, перерегистрация льготников…

Об оплате за потребленную электроэнергию и ее качестве

Одно очевидно: до тех пор, пока население не начнет в полной мере оплачивать потребленное электричество, мало что удастся изменить. Однако, жители Абхазии, видимо, не прослеживают прямой связи между оплатой за потреблением и качеством электроэнергии.

Чтобы улучшить качество предоставляемой электроэнергии, необходимо провести реконструкцию сетей, но единственная возможность сделать это – решить вопрос с оплатой. Круг замкнулся.

«С той ситуацией, которая у нас с оплатой сейчас, сделать серьезную работу физически невозможно. Если говорить в цифрах: тариф у нас 40 копеек за киловатт, который не включает в себя генерацию. Вы знаете, что электроэнергию мы получаем с Ингур ГЭС бесплатно, получается, тариф включает в себя только транспортировку и расходы на содержание наших сетей. Но даже этот тариф для физических лиц, больше чем на половину меньше того, который бы уводил наши расходы в ноль. Условно, если около рубля обходится содержание сетей, то тариф 40 копеек. Это тоже самое, что производить хлеб, который обходится рубль и продавать его за 40 копеек. Долго ли сможет существовать предприятие, которое занимается таким бизнесом? Конечно, нет», – объясняет директор «Энергосбыта» Инал Лазба.

На сегодняшний день общий долг физических лиц перед «Черноморэнерго» составляет 250 млн рублей за год. На эти деньги, по словам сотрудников ведомства, можно было бы полностью решить вопрос энергоснабжения таких сел, как Хуап, Дурипш, Блабырхуа, Калдахвара, Лыхны, Джирхуа. Жители шести сел больше не страдали бы от плохого напряжения и частого отключения света. Но мы предпочитаем продолжать нашу «политику неоплаты», жалуясь на плохое качество, хотя на самом деле очень многое зависит от нас самих.

«Качество электроэнергии не удовлетворяет нас с вами. Покупая электроэнергию за 40 копеек, человек должен понимать, что эта электроэнергия качественной не будет. Это один из аргументов, чтобы не оплачивать электроэнергию. Но если они не будут оплачивать, то это качество ни они, ни их соседи никогда не получат. Но нет понимания, что действительно напрямую связаны оплата и качество подачи электроэнергии, то есть донести эту мысль до общества пока не удается», – говорит Лазба.

Между тем, есть районы, где был проведен ремонт сетей, старые трансформаторы заменены на новые, более мощные. Таким примером является ул. Титова в Сухуме. Качество получаемой электроэнергии у жителей микрорайона улучшилось в разы, но, как показала практика, если оплата влияет на качество, то в обратном порядке схема работает не всегда: качество предоставляемой электроэнергии на конкретной улице не улучшило собираемость платы.

«Мы привели все в порядок, установили приборы учета, надеясь, что у нас в определенном микрорайоне не будет проблем с энергоснабжением, с оплатой, и мы имеем моральное право не слышать эти упреки в наш адрес, приходить и собирать денежные средства. Что мы получили на выходе: у людей, которым хватало меньшей мощности трансформаторов, после того, как его заменили на чуть ли не в два раза больший, возникли серьезные нагрузки. Новый трансформатор не выдерживает, а вопрос с оплатой по-прежнему на прежнем уровне. Ситуация не поменялась, если не стала хуже», – рассказывает директор «Энергосбыта».

Основная проблема, по мнению заместителя главного инженера по распределительным сетям Валерия Пентьюхова, это отсутствие учета электроэнергии и невозможность ограничения потребления в домах и квартирах.

«Увеличение потребления и незаконное потребление увеличивает аварийность сетей, то есть получается, как труба с водой, по которой можно прокачать 100 литров воды, но 1000 литров за определенное время ты из нее не вычерпаешь. Тоже самое и пропускная способность электрических проводов. Сети у нас остались советского времени в основном, когда потребление на жилые дома было ограничено, максимальное ровнялось порядка 1,5-2 кВт на частный дом. Сейчас же каждый частный дом потребляет порядка 7-20 кВт, то есть какая разница. Мы увеличили количество электроприборов, но система не предусматривает установку такого количества оборудования. Для того, чтобы нам было позволено их использовать и включать в сеть, необходимо провести большую реконструкцию сетей – установить дополнительные подстанции, изменить природу линий, то есть изменить сечения проводников, дополнительно построить линии электропередач, чтобы доставить до потребителя электроэнергию в должном качестве. Этого в принципе мы сейчас сделать не можем – все эти действия связаны с огромными капиталовложениями, которых у нас нет», – разъяснил он.

И опять мы упираемся в оплату. По мнению Лазба, дисциплина оплаты будет только в том случае, если будет воздействие на налогоплательщика, то есть злостные неплательщики будут нести наказание, как это и происходит в других странах.

О непростой работе контролера

Но в нашем государстве все иначе. Сотрудников «Черноморэнерго» на пороге своего дома встречают с угрозами, а иногда и с оружием, категорически отказываясь платить за электроэнергию по каким-то нелогичным причинам.

«За каждым контролером закреплены места. Но есть дома, в которые контролер не ходит один, потому что, если ему один раз сказали, сюда больше не приходи, второй раз он придет, условно, только через год, а может и через два. Может, просто скажут, а может в грубой форме, он посчитает, что не стоит рисковать своим здоровьем, и не идет. Мы по таким абонентам стараемся проводить мероприятия с руководством, приезжаем вместе и уже реакция другая. Абонент уже пытается найти общий язык, у нас разговор сводится к тому, что мы даем какое-то время на оплату задолженности, спустя время приезжаем на отключение. Бывают случаи, когда кто-то не хочет видеть нашу работу и слышать нас не хочет», – рассказал один из сотрудников ведомства.

Используется и иной способ воздействия на сотрудников ведомства: абонент, не оплативший потребленную электроэнергию и отключенный от сети, находит знакомых или родственников и через них пытается «вернуть свет в свой дом». Сегодня «Черноморэнерго» не способно сломить ситуацию только собственными силами, для этого нужна поддержка силовых органов.

«Сегодня рядом с нами нет никаких силовых структур, которые готовы были бы нас поддержать. Более того, когда происходят отключения по селам, соответственно, люди, недовольны, что село отключили. А между прочем, отключали села, которые платили ноль рублей, то есть нет ни одного абонента, который несправедливо отключен, если говорить юридически. Мы приезжем в это село, проводим разъяснительные работы, давая время, но, когда даже это не дает результата, мы вынуждены отключить от сети», – поясняет Лазба.

О вложениях в энергосферу

Все прекрасно понимают, что уровень жизни в селах сегодня невысокий, между тем, каждый находит возможность пополнить счет своего мобильного телефона, посетить каждую свадьбу, но не находит небольшой суммы в месяц на оплату электроэнергии. Более того, большое количество жителей сел обладают льготами, то есть платят не полную сумму за потраченную энергию. Неоплаченный долг копится годами и уже становиться неподъемным грузом для абонентов.

«Корень проблемы в том, что ежемесячной оплаты нет, если бы он каждый месяц платил, для него это не было бы проблемой. Но, когда это доходит до огромных долгов, абонент уже не видит смысла оплаты этого большого долга, а смысл видит в том, чтобы создать конфликт и вообще не платить», – добавляет Лазба.

Что касается качества подачи электроэнергии, что часто служит оправданием для неоплаты, то «Черноморэнерго» придерживается следующей политики:

«Получая от жителей что-то, мы должны, в свою очередь, что-то дать. Допустим, если село Нижняя Эшера оплачивает 2 млн рублей в год, и если сегодня вложить в это село 1 млн рублей, мы понимаем, что в течение полугода мы эти денежные средства получим обратно в виде оплаты и сможем их куда-то направить. Соответственно, жители села заинтересованы в том, чтобы платить, а мы их не обделяем вниманием.

Другое село, например, Отап, которое заплатило 1000 рублей за январь. Если мы возьмем эшерские деньги и вложим эти 2 млн в село Отап, при оплате 1000 рублей в месяц – это в год 12 тысяч – понадобится более 160 лет, чтобы получить эти 2 млн обратно. Если 300 дворов платят в месяц 50 тысяч рублей, мы понимаем, что с этого села минимум 500 тыс. рублей в год мы будем иметь, соответственно, мы готовы инвестировать туда 1 млн рублей и какой-то район села реконструировать, чтобы они тоже понимали, что не просто так платят. Такие работы окупятся в течение 2 лет, далее эти же деньги можно вложить в другое село. Но вкладывать в села, которые вообще ни рубля не хотят платить, это просто несправедливо по отношению к тем районам, которые платят. Так как ситуация везде одинаковая, лучше помогать тем, кто платят, и мы будем делать. Населенные пункты, которые оплачивают, всегда будут в приоритете», – поясняет директор «Энергосбыта».

По мнению заместителя главного инженера по распределительным сетям Валерия Пентьюхова, если бы все абоненты добросовестно оплачивали ту незначительная сумму, которую сейчас выставляет «Черноморэнерго» за потребленную электроэнергию, это позволило бы улучшать качество электроэнергии каждый год, постепенно реконструируя участки сети.

«Если взять задолженности физических лиц за один год – это порядка 250 млн рублей. По сути, четвертая часть Гудаутского района была бы реконструирована. Полная реконструкция прошла бы в некоторых селах – полностью замены линии электропередач с подведением до абонента провода, установка счетчиков, замена трансформаторных подстанций, дополнительная установка трансформаторных подстанций, которые бы улучшили качество напряжения. Во многих селах люди живут очень далеко друг от друга, сети достаточно длинные и за все года сильно обветшали. А наши абоненты просто перестали топить печки, считая, что электроэнергия дармовая и ее можно потреблять бесконечно. Сети нагружают, не задумываясь о том, что любые подключенные электроприборы приводят к снижению напряжения в сети. Чтобы улучшить качество, необходима четкая пропускная способность линий, чтобы доставить до потребителя нужное количество киловатт», – говорит Пентьюхов.

После реконструкции сети, по утверждению специалистов, люди могут жить десятки лет спокойно, не оглядываясь на то, что у них будет плохое напряжение или могут произойти аварии – аварийность сети в таких случаях не превышает 2%.

«От правильности эксплуатации потребителями своих электроустановок, своего хозяйства тоже многое зависит. Все они должны быть защищены, должны быть убраны всякие скрутки, которые у есть многих, аварийные кабели должны быть убраны, поскольку все это приводит к коротким замыканиям в общей системе и, соответственно, к ухудшению работы линий, к пожарам.

На днях случилась авария в Гудауте, из-за большого потребления энергии загорелись кабели. Выгорели все кабели, которые выходят из-под станции, что привело к обесточиванию большого количества потребителей. А возможности подать им напряжение откуда –либо нет, нет таких резервов, на которые можно переключиться», – отмечает Пентьюхов.

В ведомстве отсутствует так называемый аварийный запас материалов, которые должны лежать на складах и использоваться только для устранения аварийных ситуаций. Должны быть и запасы материалов – кабели, опоры, провода, различная арматура, изоляторы, которые будут использоваться для плановых работ, проведения реконструкций, капитальных ремонтов, для нового строительства линий. А этого всего нет из-за недостатка средств, объясняет зам главного инженера.

Об угрозе потери энергетики

Сегодня по факту электроэнергия в нашей стране дается в долг, нет возможности получать оплату и уже по факту предоставлять электроэнергию потребителям. А это как раз и могло бы спасти ситуацию.

Важно понять, что отказ от оплаты за потребленный ресурс грозит нам потерей энергетики как таковой. Государство будет вынуждено искать источники финансирования извне, и, если даже они будут найдены, а инвестор произведет реставрацию, он, в первую очередь, сделает это из собственных бизнес-интересов, и о цене в 40 копеек при таком раскладе не может быть и речи.

«Пока у нас есть возможность получать электроэнергию за этот мизерный тариф. Но, если общество рядом с нами не встанет, чтобы сохранить ее, не начнет платить, когда-то мы все поплатимся и потеряем наши сети, которые мы не можем содержать», – считает Инал Лазба.

О задолженностях и отключении абонентов

Если брать задолженности физлиц за 4 года, это около 1 млрд рублей. За эти деньги можно было бы реконструировать полностью Сухумский либо Ткуарчалский район вместе с селами, провести реконструкцию сетей, которая позволит эксплуатировать эти сети еще 20 лет. Все это можно было бы сделать самостоятельно, без дополнительного финансирования.

«Это колоссальные деньги для нашей энергосистемы, но аварийность сетей съедает еще большее количество средств, по сути, эти средства уходят в пустую. После устранения аварий не происходит улучшение сети, мы локализуем то место, в котором произошли обрывы, падения или пожары. Чтобы привести сеть в надлежащее состояние, необходимо отремонтировать полный участок. Это требует колоссальных капиталовложений», – рассказал Валерий Пентьюхов.

Сегодня в Абхазии есть возможность дистанционно отключать неплательщиков от сети при помощи современной системы учета. Но она рассчитана только на 17 тысяч абонентов. Удаленное обесточенные избавляет сотрудников ведомства от конфликта с абонентом, а также сокращает затраты на отключение.

«Когда мы отключаем физлицо дистанционно, мы сталкиваемся со следующей проблемой. Если мы отключили абонента, он должен появиться у нас и оплатить долг. Но мы обнаруживаем, что абонент не приходит к нам, не оплачивает задолженность, и тогда приезжем на объект, который был отключен дистанционно и обнаруживаем, что абонент подключился напрямую, нелегально, и счетчик уже не считает. У нас это очень часто происходит, когда мы отключаем в Новом районе точечно абонентов, которые не оплачивают, приезжаем туда и обнаруживаем, что они включены. Мы на месте можем только устранить, чтобы счетчик снова писал, а задолженность остается», – рассказал сотрудник «Энергосбыта».

Проблема в том, что штрафы за такое нарушение минимальные, и, хотя в законодательстве прописано соответствующее наказание, начислять штраф бессмысленно, считают энергетики, долг только увеличится.

«Это и так должник, он должен 30 тысяч, предположим, он их не может заплатить и ухищряется, зовет электрика, который ему там химию какую-то устанавливает. Выписать ему еще штраф мы можем, иногда это практикуем, но это бессмысленно», – считает Лазба.

О льготах

Лазба отмечает, что помимо тех абонентов, которые просто не хотят платить за электроэнергию, есть и те, кто действительно не имеет возможности оплачивать потребление. Это незащищенные слои населения, такие как многодетные семьи и инвалиды I группы.

В январе этого года «Энергосбыт» начал перерегистрацию всех льготников. Делается это для того, чтобы обновить данные, которые существуют с 1996 года и уже сильно устарели. Кроме того, по старому закону, льготами наделены сотрудники правоохранительных органов, судьи – то есть те, кто вполне могут полностью оплачивать потребленную электроэнергию. Дело в том, что в то время, когда создавалось это законодательство, правительство пыталось поддержать силовиков, давая им льготы. Многие рисковали своей жизнью, работая на границе с Грузией, а зарплаты были низкие. Но прошло время, и ситуация поменялась. Сотрудники ведомств уже не нуждаются в подобной поддержке. Тем временем, социально незащищенные слои населения остались вне этого закона.

«База была обновлена, и сейчас количество льготников составляет 2 тысячи человек. Это в 6 раз меньше, чем было раньше, но регистрация продолжается, только к концу года можно какие-то конечные цифры давать. Но мы прогнозируем минимум двукратное уменьшение количества льготников в базе и, соответственно, увеличение оплат. Но незащищенные слои населения, такие как инвалиды I группы и многодетные семьи, до сих пор не имеют права пользования льготой. Я недавно выкладывал в соцсетях публикацию о том, что к нам обратился отец 11 детей с просьбой поставить ему льготу. Это простые люди, они ждут от нас понимания и у них нет возможности. Мы законно не имеем права им поставить льготу, потому что не предусмотрено законодательством. Конечно, раньше она стояла, потому что по-абхазски вошли в положение, нелегально ему поставили. Но, понимаете, сегодня один нелегально пришел попросил, ему кто-то помог, а те, которые не пришли? Это же должно быть системно. Мы надеемся на правительство, что они нам в этом помогут, на парламент надеемся, который сейчас как раз углубленно будет заниматься вопросами энергетики, и этот вопрос мы тоже озвучим», – сказал Лазба.

Он выразил надежду, что в ближайшее время этот вопрос будет вынесен депутатами на обсуждение в парламенте. Сейчас «Энергосбыт» готовит необходимые для этого документы – финансовое обоснование, количество льготников:

«У нас будут обновленные правильные цифры, мы будем понимать, во что нам этой выльется, сколько мы отменили льгот, сколько ввели. Нужна статистика – если многодетные семьи, то скорее всего, с 4 и больше детьми, их порядка 4 тысяч семей. Законодательство должно быть справедливым к своим гражданам. Мы свою задачу выполнили, ждем депутатов. Но сейчас поднимается очень много тем, наш вопрос уходит куда-то на второй план, но это не та проблема, которую стоит откладывать, потому что она конкретно касается людей, которые живут сегодня здесь и сейчас, и им нужно помочь решить их проблемы. Я уже не говорю о том, что было бы справедливо некоторых полностью освободить, но это уже зависит от возможностей государства. Но хотя бы льготы мы можем себе позволить установить. Тем более столько льгот у нас установлено бессмысленных, которые потеряли свою актуальность, хотя бы за счет них мы можем сегодня себе это позволить».

О майнерах и перетоке электроэнергии из России

Казалось бы, не хватало нам всех вышеперечисленных проблем, так еще появился вопрос с майнингом криптовалюты. В месяц одна мини-ферма по майнингу тратит большое количество электроэнергии. У нас нет возможности сегодня предоставить бизнесменам требуемые ими мощности, учитывая, что часть электроэнергии сейчас мы получаем из России. В связи с этим правительство приняло постановление «О временных мерах по ограничению потребления электроэнергии отдельными категориями абонентов», которое временно ограничивает майнинг криптовалют сетях РУП «Чернорморэнерго».

«Вы видите, какая ситуация у нас сложилась на плотине, мы только на днях договорились о перетоке. И знаете, этот переток государству обходится гораздо дороже, чем 85 коп., и это было бы вредительством для государства покупать за гораздо большие средства и продавать за 85 коп. майнерам. Переток для государства – это всегда дополнительный расход. Покупать более чем за 2 рубля и продавать за 40 коп – это отрицательный финансовый результат.

Люди сами убедились в том, что существуют серьезные энергетические проблемы, которые решаются пока таким путем – получением этого перетока. В данный период, когда мы покупаем свет из России, 10 МВт отдавать майнерам было бы губительно», – прокомментировал Лазба.

По словам директора «Энергосбыта», из 19 майнеров 80% какое-то временя укрывались от выплаты, пока не были обнаружены в ходе рейдовых мероприятий. Им был выставлен счет и произведена частичная либо полная оплата:

«Есть майнеры, которые все это время оплачивали за электроэнергию добросовестно, а есть те, кто вопросу оплате подошел недобросовестно. За 2017-2018 годы майнеры потребили электроэнергии на 52 982 млн рублей, а оплатили только 19 млн рублей, то есть меньше половины. Сейчас объекты обесточены – это единственный способ сегодня влиять на неплательщиков всех видов. Парламент республики проводит разбирательство о законности временных мер по ограничению деятельности майнеров, в котором задействованы правоохранительные органы – прокуратура, МВД, ОБЭП. Несмотря на то, что возникают вопросы о законности самого постановления правительства, в «Черноморэнерго» надеются, что прокуратура разберётся и в наличии задолженности майнеров.

Юридически пока существует постановление и временные ограничения на данный вид деятельности. Возобновлять его до тех пор, пока не будет проведена комплексная работа, в том числе и на самой плотине, в сетях, пока не будут решены глобальные проблемы энергосети – губительно. Каждый мегаватт для нашего государства на вес золота, в зимний период мы забираем всю выработку электроэнергии Ингур ГЭС и нам этого недостаточно, страна вынуждена покупать электроэнергию в несколько раз дороже из России.

«Если сегодня откроется какой-нибудь крупный завод, который захочет 8 МВт, мы не сможем ему их дать, тут дело даже не в майнинге, а в отсутствии мощности, которую можно распределить на бизнес. Нам нужно в существующих реалиях ограничивать свое потребление. Это нужно делать за счет экономии каждого, в том числе и на предприятиях, и за счет реконструкции сетей, уменьшения потерь, за счет чего мы можем определенный скопить резерв, который можно будет дальше использовать», – поясняет Лазба.

О ситуации на Ингур-ГЭС

14 февраля абхазские журналисты совершили пресс-тур на Ингур-ГЭС, чтобы вооочию увидеть состояние водохранилища и объем воды в нем. Ресурсы водохранилища действительно оказались минимальными – вода опустилась ниже эксплуатационного уровня в 348 метров. Абхазия в сутки потребляет 7500-7800 млн кВт/часов, что вызывает сработку водохранилища на один метр каждый день, сообщил председатель совета директоров ИнгурГЭС Леван Мебония.

«В водохранилище аккумулировано воды эквивалентом около 574 млн кВт/часов, плюс приток за многоводные месяцы январь-март, который дает 800-900 млн кВт/часов. А потребление Абхазии за этот период переваливает за миллиард кВт/часов, так что дефицит налицо. В прошлом году было больше осадков, и не такое высокое потребление. Но подобная ситуация складывается регулярно», – сказал Мебония.

Единственный выход, по его мнению, – ставить счетчики, упорядочивать хозяйство, рационально использовать ресурс, и даже повышать тарифы. Все это непопулярные меры, отмечает он, но другого выхода из сложившейся ситуации не видит – если с плотиной что-то случится, «будет огромная катастрофа для всего региона – западного побережья, Турции и России».

О результатах работы «Черноморэнерго»

В 2018 году «Черноморэнерго» активно работало с юридическими лицами и достигло определенных результатов – 90% оплат за потребленную энергию со стороны юридических лиц. Из 232 млн рублей, начисленных предприятиям за прошлый год, 209 млн рублей было оплачено. Недобор составил 23 млн рублей в год, и, как поясняют сотруднике ведомства, этой суммы хватило бы на один трансформатор, который можно было бы установить, например, на Бзыби.

Представители «Чернаморэнерго» отмечают, что работать с юридическими лицами всегда проще, чем с физическими, показатель оплат всегда выше. Хотя и тут бывают проблемы, так «были случаи, когда абонент с автоматом выходит расстреливает вышку, всякое бывает. Мы понимаем, что наша работа конфликтная. Наш основной инструмент – убеждение».

В августе «Черноморэнерго» должно было опубликовать списки должников на сайте для общего доступа, но никаких списков так и не появилось. Руководство предприятия объясняет это тем, что публикация подобных списков должная иметь результат, но количество должников настолько большое, что для публикации списка понадобится создавать специальную программу, в которой будет возможность поиска.

«Критерий был физические лица, не оплачивающие электроэнергию более 3 лет. Программа нам выдает 30 тысяч абонентов, которые ни одного рубля за это время не заплатили, это только по Сухуму. Как опубликовать этот список, чтобы был результат? Надо проработать программы, куда можно зайти, посмотреть. Если бы это был список 10-15 абонентов, можно было бы публиковать, это имело бы результат, все бы видели и себя бы увидели», – рассказывает директор «Энергосбыта» Инал Лазба.

Ольга Джонуа

Нужная газета

 

 

Я уже не раз рассуждал на «Эхе Кавказа» об этом знаменательном для Абхазии дне – 4 марта. Начиная с 2005 года, в самом начале которого президентом стал Сергей Багапш, день рождения второго президента страны совпал с днем установления советской власти в Абхазии. Этот день когда-то, семь десятков лет после 1921 года, пышно праздновался, а затем исчез из «святцев». Лишь при президентстве Багапша усилия Компартии Республики Абхазия увенчались тем, что этому дню был придан статус памятного. А в 2010 году, после ухода из жизни первого президента Абхазии Владислава Ардзинба, за пять лет до этого сложившего полномочия главы государства, двойное совпадение дат стало тройным.

Сегодня один российский политолог опубликовал в Фейсбуке пост: «4 марта 1921 года в Абхазии была установлена советская власть.
4 марта 1949 года родился ее второй президент Сергей Багапш.
4 марта 2010 года умер ее первый президент Владислав Ардзинба.
Один день из жизни маленькой страны». Абхазская активистка Фейсбука прокомментировала: «Абхазский сюрреализм».

Пытаться увидеть в этих совпадениях дат некую мистику, конечно, нет смысла: Совпадения – они и есть совпадения. Но можно поговорить о том, как они могут влиять на ход развития событий. Скажем, после того, как в конце 2009 года С. Багапш во второй раз стал президентом, абхазские коммунисты, насколько слышал, хотели добиться большего и сделать день советизации Абхазии, как его издавна называли, еще и праздничным выходным. Но после того как смерть основателя современного абхазского государства привнесла в день 4 марта и трагическую ноту, добавила к красному цвету этого дня еще и черный, они поняли, что даже обращаться к властям с таким предложением отныне будет как минимум неуместно и неловко.

Кстати, буквально на днях, на последнем заседании Комиссии по увековечению памяти Фазиля Искандера в связи с его 90-летием было объявлено, что в администрацию Сухума будет направлено предложение о переименовании улицы 4 марта, на которой стоит дом, где вырос всемирно известный писатель, в улицу имени Фазиля Искандера. При этом, согласно предложению, улица Марухская будет переименована в улицу 4 марта. Для чего понадобилось последнее переименование? Именно для того, скажем так, чтобы «не обиделись коммунисты». А вот в ответ на исчезновение с карты-схемы города улицы Марухской, названной, очевидно, в честь Марухского перевала, наверняка никто обижаться не будет.

И еще о влиянии совпадения дат. Как известно, в истории взаимоотношений Ардзинба и Багапша были времена не только плодотворного сотрудничества в совместной борьбе и работе, но и отдельные моменты внутриполитического противостояния. Так вот, день 4 марта, когда в Абхазии дружно возлагают цветы к памятникам обоим, сближает в памяти народа эти исторические фигуры, затушевывая разногласия, которые когда-либо имели место между ними.

Если вернуться к мероприятиям, проводимым ежегодно 4 марта, то даты, связанные с двумя первыми президентами Абхазии, в последние годы явно отодвинули на второй план дату «советизации». При этом естественно, что на самый передний план выдвигаются поочередно круглые, то есть кратные пяти, даты. Нынче это 70-летие со дня рождения Сергея Багапша.

Сегодня его мемориал в селе Джгярда Очамчырского района посетили руководители Абхазии во главе с президентом, представители общественности, зарубежные гости. После возложения цветов к мемориалу российский политический, государственный и научный деятель Сергей Бабурин отметил: «Сергей Васильевич был могучей личностью, профессионалом в политике и государственной деятельности. Он был одним из тех, кто и в Абхазии, и находясь в Москве, сделал все для отпора агрессору, чтобы сохранить право абхазов на свою землю по своему усмотрению, по своему выбору. Что такое суверенитет? Это – право выбора. Именно во время его руководства Российская Федерация признала РА и установила дипломатические отношения с Абхазией. В историю Владислав Ардзинба вошел как президент, победивший в войне, а Сергей Васильевич – как президент, который закрепил победу и сделал ее международно признанной».

Среди приехавших в Абхазию почтить память двух ее президентов был и экс-президент Южной Осетии Эдуард Кокойты, которого с Сергеем Багапшем и Раулем Хаджимба в пору вице-президентства последнего связывали многие эпизоды совместной борьбы за международное признание независимости РА и РЮО. Во время встречи с президентом Абхазии Эдуард Кокойты сказал:

«Наши с вами встречи помнятся. Те наработки, которые нами делались, дали свои результаты. История наших народов – это как история двух близнецов-братьев, и мы рады вашим успехам».

В селе Нижняя Эшера, у Мемориального комплекса Владислава Ардзинба, также сегодня прошла церемония возложения цветов. Почтить память первого президента Абхазии пришли президент РА Рауль Хаджимба, спикер парламента Валерий Кварчия, премьер-министр Валерий Бганба, представители правительства, гости страны, политические и общественные деятели, учащиеся высших и средних учебных заведений.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 9
Яндекс.Метрика