Более месяца назад, 18 февраля, «Эхо Кавказа» рассказало о состоявшемся в тот день расширенном заседании парламентского комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии, на котором обсуждались экономическая обоснованность и экологическая безопасность разведки и добычи нефти в Абхазии. Напомню, что информационной бомбой тогда стало выступление на заседании депутата Алмаса Джапуа, который сказал:

«Я бы хотел, чтобы мое заявление считалось официальным обращением в Генеральную прокуратуру. В 2014 году президентом Александром Золотинсковичем Анквабом и правительством во главе с Леонидом Ивановичем Лакербая были подписаны договоры с некоей компанией «Апсны-Ойл». Основной ее учредитель находится в оффшорах на Кипре. Мое предположение заключается в том, что это крупная коррупционная схема, организованная самими этими господами, в том числе Александром Золотинсковичем Анквабом. Это предположение должна проверить Генеральная прокуратура. Далее, его близкий друг и соратник Леонид Иванович Лакербая подписывает эти договоры, крайне не выгодные для Абхазии. Хочу особенно подчеркнуть для наших граждан: ни один литр этой нефти Республике Абхазия не принадлежит. И все разговоры о том, что у нас там есть доля, это банальное вранье».

Генпрокуратура тут же приступила к проверке заявления Джапуа. Между тем Леонид Лакербая подготовил многостраничный ответ парламентарию и другим своим оппонентам. (Александр Анкваб ограничился 18 февраля предельно кратким откликом: «нелепости невозможно комментировать»). Этот ответ стал частями, а также в сокращенном виде публиковаться в различных абхазских СМИ. Мы обсуждали с Лакербая возможность интервью с ним на «Эхе Кавказа». Но когда сегодня я позвонил ему, он сказал, что решил воздержаться. Ибо позавчера на заседании сессии абхазского парламента была сформирована комиссия из 12 человек во главе с председателем профильного комитета Астамуром Тарба по вопросам разведки и добычи углеводородного сырья на территории Абхазии, и он решил не контактировать со СМИ, пока не изложит свою позицию членам комиссии.

Что ж, пусть и Генпрокуратура, и парламентская комиссия занимаются взвешиванием аргументов сторон. Но мне кажется, будет небезынтересно познакомить нашу аудиторию не с полемической составляющей работы Лакербая, где он то и дело обвиняет Джапуа и других оппонентов во лжи, некомпетентости и так далее, а с той ее частью, где он делает экскурс в историю вопроса – 15-25-летней давности. Для этого у него есть достаточно информации, ведь Леонид Иванович был не только премьер-министром Абхазии во время президентства Анкваба, но и вице-премьером в 1992-1995 годах, а затем некоторое время возглавлял Министерство иностранных дел республики.

Итак, напомнив, что поисковые работы по нефти и газу проводились в Абхазии в советские времена вплоть до 1990 года, что в результате их были открыты Гудаутская и Очамчырская группы поднятий, Лакербая говорит, что вскоре по завершении Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. в республике зашла речь о добыче нефти. Постановление кабинета министров от 31 августа 1995 года «О создании хозрасчетного опытного производственно-экспериментального участка по изучению возможностей добычи и переработки углеводородного сырья» было обусловлено сложным экономическим положением, усугублявшимся отсутствием достаточного количества нефтепродуктов. Примечательно, что за несколько дней до этого парламент страны отверг предложенный тогдашним российским руководством «Протокол о грузино-абхазском урегулировании», подразумевавший вхождение Абхазии в состав единого Грузинского государства.

«Ясно было, – говорит Лакербая, – что последствия дадут о себе знать. Дальнейшие события это подтвердили. Ситуация с горючим становилась критической. В январе 1996 г. Совет глав государств СНГ объявил Абхазии блокаду – экономическую, политическую, информационную. Пиком ее можно считать инцидент в начале марта 1996 г., когда танкеру с грузом дизтоплива из Турции не давали стать в Абхазии под разгрузку, требуя его досмотра в порту Поти из-за санкций СНГ. Аргументы, что Турция – не член СНГ, не срабатывали. Конечно, отсутствие горючего несло прямую угрозу нашей безопасности. Предстоявшая посевная срочно требовала горючего. Пришлось выводить БМП-2 на набережную в Сухуме и бить поверх российских сторожевых кораблей, не пускавших танкер в Сухумский порт. Все это можно было предвидеть из-за постоянно усиливавшегося давления на Абхазию».

Думаю, что этот инцидент 27-летней давности стал откровением не только для молодого поколения читателей. Даже мне, человеку, который и в ту пору активно работал в СМИ, он припоминается как нечто смутное, услышанное по сарафанному радио. Вот аналогичный инцидент, который окрестили «макароны по-флотски», когда российские пограничники отказывались пропустить в ту пору в блокадную, будем называть вещи своими именами, Абхазию, также турецкий корабль с грузом продовольствия, запомнился лучше – газета, которую я выпускал, о нем писала. Что касается случая с танкером, то информация о нем мелькнула, кажется, только на каком-то российском телеканале.

Но вернемся к нефти. Прекрасно помню, говорит Лакербая, что именно с попыткой добычи нефти, как считали тогда многие, было связано убийство депутата парламента, руководителя Госкомпании «Абхазтоп» Анатолия Какубава, благодаря усилиям которого весь военный период Абхазия не испытывала проблем с горючим – бензином, керосином, дизельным и печным топливом.

18 февраля 1998 года, по словам Лакербая, Сухум посетила Международная экспертная комиссия ООН по оценке ситуации в Абхазии. Комиссия дала оценку краткосрочных и среднесрочных потребностей Абхазии в социально-экономической сфере. В марте 1998 года Комиссия завершила свою работу и подготовила доклад по оказанию помощи Абхазии и механизму ее осуществления. В составе комиссии были консультанты из Продовольственной и Сельскохозяйственных организации ООН, Программы развития ООН, ЮНИСЕФ, Всемирной продовольственной программы, а также представители Всемирного банка. Последние активно включились в проблематику развития. Часть главы по этой тематике отведена в докладе проблеме транспортировки нефти.

Пункт 48 главы «Транспортировка нефти» гласит: «Перешеек «Новороссийск – Супса» мог бы пройти через территорию Абхазии. Второй важной особенностью такого соединения была бы возможность реабилитировать его в нефтяной терминал в качестве дополнительного выхода на Новороссийск, в особенности если учесть преимущественно хорошую погоду здесь в течение круглого года. Дополнительную гибкость системе может придать установка системы обратной перекачки между Супсой и Очамчирой в целях хранения нефти». Т.е. речь шла о транспортировке нефти через территорию Абхазии и строительстве морского нефтяного терминала.

28 июля 1998 года был издан указ президента В.Г. Ардзинба «О создании Абхазской международной нефтяной корпорации», и.о. руководителя которой (а это был Энвер Капба) в двухнедельный срок должен был представить предложения по организации деятельности корпорации. В Абхазию был осуществлен завоз оборудования на несколько десятков миллионов рублей.

Лакербая заявляет: «Тем, кто обвиняет меня в том, что тогда я был среди резких противников проекта, а сейчас веду себя иначе, хочу напомнить следующее: мы были в состоянии перманентной войны с Грузией, теряя при этом своих военнослужащих и гражданских. Ведь не прошло и двух месяцев после завершения майских событий в Гальском районе. Мое резко отрицательное отношение к проекту можно обозначить одной произнесенной тогда фразой: «По этому нефтепроводу к нам пойдут грузинские танки». Напомню, что проект был в итоге прекращен. Отмечу еще одну деталь: представители Всемирного банка проговаривали возможность в последующем ведения работ на шельфе, опираясь на большой опыт норвежцев в этом. Последняя известная мне попытка была предпринята в бытность Рауля Хаджимба премьер-министром страны (а это, напомню, 2003-2004 годы). Премьер вел переговоры с компанией «Лукойл». Надеюсь, все понимают, что «Лукойл» и тогда занималась добычей углеводородов, а не выпуском школьных альбомов для рисования».

Как полагает Лакербая сегодня, президент В.Г. Ардзинба отозвал премьера с переговоров в связи с появлением людей, желавших стать «кураторами» проекта. Мотивации у них были разные – от вложенных больших средств в оборону страны до «контроля».

После смены власти в стране уже при президенте Сергее Багапше прерванные переговоры с «Лукойлом» были возобновлены.

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

 

У каждой из пяти, начиная с 2004 года, пережитых нами за эти полтора десятка лет кампаний по альтернативным выборам главы государства были свои характерные особенности. Никому еще не ведомо, какими в конечном итоге останутся в народной памяти президентские выборы 2019-го, но что касается предыстории их, можно с убежденностью сказать: никогда еще внутриполитическая ситуация не была такой «рассыпчатой» и напоминающей броуновское движение. Это относится как к властной команде, которую с 2015 года по разным причинам покинуло немало политиков, чей «бронепоезд стоит на запасном пути», так и к оппозиции, кое-кто из видных представителей которой перешел во властные структуры, другие же бесконечно далеки от той консолидации, которой в преддверии 27 мая 2014 года смогли добиться Координационный совет и лидер тогдашней оппозиции, а ныне действующий президент Рауль Хаджимба.

Сейчас, когда до официального назначения даты выборов и старта избирательной гонки осталось самое большее два месяца, в республике – период, если его можно так назвать, кастинга кандидатов, закулисных переговоров и перешептываний. И тут обнаруживается еще одно отличие нынешней кампании от предыдущих. Ранее, и довольно уже давно, за «абхазским типом» демократии закрепилось в рассуждениях наблюдателей название «портретная». Мол, избиратели у нас объединяются не вокруг идей, концепций и т.д., а вокруг той или иной личности лидера. Да, это так, хотя я и не вижу здесь проблемы, которую требуется срочно решать: что делать, если современная геополитическая ситуация не оставила для нашего частично признанного государства простора для маневра, и любой вменяемый его руководитель придерживается и будет придерживаться одних и тех же стратегии, целей и задач – борьбы за полное признание в мире с ориентацией на защитника и покровителя в лице России и на развитие рыночной экономики. И что, придумывать какие-то искусственные идеологические различия? Причем есть партия, которая по определению отличается от других – Коммунистическая, но она в борьбе за президентское кресло сознательно не участвует.

Так вот, и сейчас есть лидеры, вокруг которых как потенциальных кандидатов в президенты группируются их сторонники. Но появилось и другое явление – политические силы, которые находятся в поиске своего кандидата.

Именно с такой декларацией о намерениях выступила учрежденная 21 декабря прошлого года общественная организация «Общее дело», за которой очень быстро закрепилась характеристика «третья сила», так как она решительно отмежевалась и от действующей власти, и от альянсов политической оппозиции. Председатель новой организации Вадим Смыр и другие ее лидеры ни разу не назвали имя предполагаемого кандидата от нее, пообещав сделать это весной, но сперва по сарафанному радио, а потом в интернет-сообществе стремительно распространилась информация, что отцы-основатели «Общего дела» настроены сделать ставку на кандидатуру председателя Священной митрополии Абхазии отца Дорофея (Дбара).

При всей неожиданности для общества этой кандидатуры многих она увлекла. Кое-кто разглядел схожесть в звучании его священнического сана – архимандрит – и сана самого известного православного священнослужителя, ставшего главой светской власти – архиепископа Макариоса на Кипре. Иные уже видели в нем будущего абхазского Никола Пашиняна или даже Ли Куан Ю. Особо заинтересованные знакомились с информацией о нем в Википедии: о том, что доктор теологических наук Дорофей Дбар родился 18 января 1972 года в селе Мгудзырхуа Гудаутского района. В 1988 году окончил абхазскую среднюю школу № 1 в городе Гудауте, в 1991-м – Сухумское художественное училище. После этого поступил в Абхазский государственный университет, на отделение изобразительного искусства. И лишь потом по рекомендации Владислава Ардзинба отправился вместе с другом учиться в Московское духовное училище, после окончания которого поступил в Московскую духовную академию…

И вот вчера, ближе к вечеру, архимандрит Дорофей разместил на своей странице в соцсети Фейсбук большой пост, который был тут же пересказан рядом интернет-ресурсов в Абхазии и стал активно обсуждаться комментаторами. В последние полгода, пишет он, в различных СМИ и социальных сетях стало часто упоминаться имя архимандрита Дорофея (Дбар) как возможного участника предстоящих выборов президента нашей страны. И продолжает:

«При этом я такого намерения нигде публично не высказывал. В январе 2018 года в Новоафонском монастыре у меня состоялась встреча с группой депутатов Народного Собрания – Парламента РА первого созыва, которые долго убеждали меня в необходимости заняться политикой и выставить свою кандидатуру на выборах президента Абхазии в 2019 году. Тогда я отказался. Однако именно та встреча побудила меня к написанию размышлений относительно настоящего положения Абхазии и того, что нужно сделать всем нам, гражданам страны, чтобы изменить ситуацию к лучшему... Летом 2018 года те же депутаты первого нашего парламента и ряд других молодых политиков вернулись к разговору о перспективах выдвижения моей кандидатуры на пост президента Абхазии в 2019 году. С того момента – с учетом моего абхазского воспитания, христианских убеждений, личного уважения к старшим и уважительного восприятия их мнения – я перестал быть столь категоричным в своем отказе. Когда в декабре 2018 года создавалось общественно-политическое движение «Общее дело», стали упорно муссироваться слухи, что создается оно якобы «под архимандрита Дорофея». Однако ни на одном из собраний этой организации (в том числе и учредительном) я не присутствовал и вообще в работе движения участия не принимал и не принимаю... К концу 2018 года я принял для себя решение: если я и буду выставлять свою кандидатуру на президентских выборах, то сделаю это исключительно в качестве независимого кандидата. При этом я определил для себя ряд необходимых и обязательных к выполнению условий».

Подробно изложив эти шесть условий, в том числе упомянув, что в случае выдвижения своей кандидатуры в качестве кандидата на должность президента Республики Абхазия он был намерен до выборов огласить имена ключевых фигур будущего правительства Абхазии (ни с кем из предполагаемых кандидатов этот вопрос не обговаривался), отец Дорофей закончил пост так:

«В марте 2019 года я стал замечать, что люди, усиленно убеждавшие меня в необходимости принять участие в президентских выборах, стали дистанцироваться. Почему – остается только догадываться. Да, я признаю, что никогда не был «покладистым и пушистым»! Да, я всегда действую самостоятельно, следуя своим принципам и убеждениям (пусть даже они ошибочны)! И я никогда не играл в закулисные игры! Никогда не интриговал! Но – все это было с самого начала известно всем, кто уговаривал меня заняться политикой. Совсем недавно я узнал, что наш парламент всерьез намерен обсудить вопрос о лишении возможности участвовать в выборах президента Абхазии представителей абхазской зарубежной диаспоры. То есть абхазы, фактически постоянно проживающие за пределами Абхазии, могут лишиться права голосовать за президента Абхазии. Саму постановку вопроса таким я воспринимаю как оскорбление наших братьев и сестер, проживающих за пределами Абхазии, в том числе и не по своей воле! Все вышеизложенное, а также внутреннее убеждение, окончательно сложившееся в течение двух недель проходящего Великого поста, побудили меня принять бесповоротное решение: 1. Я не намерен заниматься политическими игрищами и говорю «όχι» («нет») своему участию в выборах президента Республики Абхазия в 2019 году в качестве кандидата. Признаться честно, особого желания ввязываться в президентскую гонку у меня и не было. 2. На президентских выборах 2019 года я буду голосовать против всех кандидатов, и такое решение у меня назрело уже давно. Я и впредь буду голосовать «против всех», собственно, до тех пор, пока нынешняя политическая элита Абхазии не будет вынуждена уйти со сцены и мы не увидим политических фигур новой формации…»

Итак, интрига, которая уже немало времени занимала в Абхазии умы многих: как будет выглядеть и какие комментарии за рубежом вызовет выдвижение в Абхазии столь необычной кандидатуры в президенты, как это воспримет столь влиятельная сила, как РПЦ, сколько процентов голосов сможет набрать человек, не имеющий опыта в политике, и так далее – завершилась, так и не успев стать реальной.

А позавчера, 19 марта, СМИ распространили информацию «Партия «Амцахара» идет своим курсом». В ней сообщалось, что накануне вечером состоялось экстренное заседание политсовета оппозиционной политической партии «Амцахара». И далее: «Возмущение собравшихся вызвали упорно распространяемые особенно в последнее время слухи о расколе в рядах оппозиции и в самой партии «Амцахара». По словам партийцев, «все мы едины, партия идет своим курсом и неизменно следует своим принципам». На заседании речь шла и о предстоящих президентских выборах, обсуждался план мероприятий по подготовке к ним. Участники заседания заявили, что «оппозицией в свое время будет озвучено имя достойного кандидата на пост президента Республики Абхазия».

Один из интернет-комментаторов удивился: «По-моему, именно благодаря этой информации подавляющее большинство тех, кто знает сейчас об этом якобы расколе, и узнало о нем». Другой заметил: «Так вроде бы «амцахаровцы» давно уже определились, что их кандидатом будет Аслан Бжания?»

Вообще-то, насколько слышал, разговоры о расколе и пошли, или были запущены, после того, как двое представителей партии обратились к одному влиятельному абхазскому политику с вопросом, поддержит ли он эту кандидатуру, а тот ответил, что нет. Поговаривают, что он хотел сделать ставку на другого потенциального кандидата, мало известного в публичной политике, но тот, посоветовавшись с близкими, отказался. Понятно, почему я не называю никаких имен: публичных подтверждений этим так называемым консультациям не имеется.

Не раз в разговорах всплывало в качестве возможного кандидата имя ушедшего из политики лет пятнадцать назад Астамура Тарба, но он в публичном пространстве никак пока не обозначился.

Зато в обществе активно обсуждают публичную полемику с припоминанием старых счетов и обид между состоящими сейчас вроде бы в одном оппозиционном альянсе партии «Единая Абхазия» и общественной организации «Айтайра».

Виталий Шария

Эхо Кавказа

 

Апсадгьыл-инфо, 20 марта 2019 г. В Парламенте создана комиссия по изучению вопроса об экономической эффективности и экологической безопасности геологического изучения, разведки и добычи углеводородного сырья на территории Абхазии.

Комиссию возглавил председатель комитета по аграрной политике Астамур Тарба. В нее вошли депутаты Александр Цишба, Дмитрий Дбар, Алмасхан Ардзинба, Алхас Джинджолия, Аслан Бжания, Омар Джинджолия, Гиви Кварчия, Натали Смыр, Алмас Джапуа, Ахра Абухба и Рауль Лолуа.

Комиссия завершит работу в 30-дневный срок.

В повестке дня сессии значился и вопрос о принятии постановления «О проверке соответствия Конституции Республики Абхазия положений Закона Республики Абхазия «О недрах», нормативных правовых актов Кабинета министров Республики Абхазия и заключенных договоров и соглашений по геологическому изучению, разведке и добыче углеводородного сырья на территории Республики Абхазия».

Рауль Лолуа предложил депутатам проголосовать за обращение в Конституционный суд с запросом о соответствии статье 5 Конституции подписанных соглашений по нефтедобыче. Данная статья Конституции гласит: «Земля и другие природные ресурсы являются собственностью народа, используются и охраняются в Республике Абхазия как основа жизни и деятельности ее граждан. Вопросы владения, пользования и распоряжения природными ресурсами регулируются законами Республики Абхазия».

Батал Табагуа считает, что отправлять в Конституционный суд такой запрос не совсем правильно.

«Я не хотел бы, чтобы мы нивелировали все государственные органы, в том числе и Кабинет министров, и президента и Генпрокуратуру. Мы фактически начинаем ставить под сомнение любой вопрос, который принимается другими органами государственной власти. Думать, что только парламент правильный и только парламент может принимать решения, неправильно. Подменять другие органы государственной власти мы не имеем права и не должны. Думаю, что в Конституционный суд отправлять эти бумаги, с точки зрения права, не совсем правильно, потому, что здесь нет никаких антиконституционных действий. От Конституционного суда мы получим ответы, что все договоры заключены правильно. Может, нет смысла задавать вопросы, ответы на которые мы знаем», - сказал Табагуа.

Спикер парламента Валерий Кварчия также считает, что нельзя в каждом случае, когда отдельный депутат чего-то не понял, обращаться в Конституционный суд.

«До недавнего времени толкованием законов занимался парламент, но превращать Конституционный суд в справочное бюро – стыдно. Мы даже на уровне комитета данный вопрос не отработали. Давайте сами сначала ответим на данный вопрос. Мы обратились в Генпрокуратуру. Оттуда пока ответа нет. Мы создаем комиссию, она еще свое заключение не сделала. Куда мы торопимся?» - спросил спикер.

Депутаты проголосовали против данного постановления.

 

 

Украина ввела санкции против 294 юридических и 848 физических лиц, в том числе против троих граждан Абхазии, наблюдавших за выборами на Донбассе.

СУХУМ, 20 мар - Sputnik. Совет национальной безопасности и обороны Украины ввел санкции против главы ЦИК Абхазии Тамаза Гогия, депутата Парламента республики Алмасхана Ардзинба и посла по особым поручениям МИД Абхазии Олега Аршба, которые были наблюдателями за выборами на Донбассе.

В указе президента Украины Петра Порошенко, опубликованном в среду 20 марта на его официальном сайте, отмечается, что ограничительные меры предусматривают блокировку активов, предотвращение вывода капиталов за пределы Украины, отказ в предоставлении и отмене виз резидентам иностранных государств и применение других запретов въезда на территорию Украины.

В санкционный список также попали граждане Южной Осетии, Австрии, Бельгии, Бразилии, Греции, Испании, Италии, Нидерландов, Германии, США и Венгрии, причастных к строительству Крымского моста, проведению выборов в Донбассе и инциденту в Керченском проливе. Всего в списке 294 юридических и 848 физических лица.

Выборы главы и депутатов в ДНР и ЛНР прошли 11 ноября 2018 года. Киев заявил, что не признает выборы, нелегитимными их считают в Евросоюзе и США. При этом, как подчеркнул пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, выборы на Донбассе не идут вразрез с минскими договоренностями.

 

 

Парламентарии Абхазии проголосовали за введение санкций за административные правонарушения в области торговли и финансов в среду 20 марта.

СУХУМ, 20 мар – Sputnik, Бадри Есиава. Решение о внедрении системы штрафов за торговлю без кассовых аппаратов с 1 января 2020 года приняли депутаты Народного Собрания республики в среду 20 марта.

Депутат Парламента Валерий Агрба, который представлял коллегам это законопроект, отметил, что действующее законодательство предусматривает необходимость субъектам торговли и хозяйствующим субъектам применять контрольно-кассовые аппараты, но санкций за их неприменение в Кодексе об административных правонарушениях нет.

"Предлагается ввести санкции за продажу товаров, выполнение работ или оказание услуг без установленной информации, либо за неприменение в установленных законодательных случаях контрольно-кассовых аппаратов. Также предлагается ввести санкции и увеличить их за нарушение порядка работы с денежной наличностью, порядка ведения кассовых операций", - сказал Агрба.

В список попавших под административные санкции также вошли юридические лица, которые не сообщают в профильные органы и банки об открытии банковских счетов за пределами Абхазии.

Депутат Народного Собрания Абхазии Натали Смыр выразила мнение о том, что проконтролировать открытие счетов юридическими лицами за границей практически невозможно, так как ни один фискальный орган не сможет это отследить. При этом она добавила, что применение системы кассовых аппаратов в интересах государства.

По словам парламентария Лаши Ашуба, нормы о применении кассовых аппаратов были приняты в Кабмине Абхазии и связаны с вопросами налогообложения. Он считает, что подобные законодательные нормы должны приниматься комплексно.

"В процессе реализации этой нормы возможно и коррупционная составляющая, злоупотребление ею. Вызывает большое сомнение, что все организации и индивидуальные предприниматели смогут обеспечить себя кассовыми аппаратами до 1 января 2020 года", - сказал Ашуба и предложил снять этот вопрос с повестки дня или продлить срок вступления в силу этого закона.

Представитель президента Абхазии в Народном Собрании Дмитрий Шамба на это ответил, что первая попытка ведения контрольно-кассовой техники была предпринята в 2003 году, и она не увенчалась успехом. По его мнению, неудача та была связана с тем, что не было наказания за нарушения этого закона, без чего эта система никогда эффективно не заработает.

 

Страница 1 из 32
Яндекс.Метрика