Процесс расширения признания Южной Осетии при действенной помощи России будет расширяться за счет стран Азии и Латинской Америки, заявил старший научный сотрудник Института социальных и политических исследований Черноморско-Каспийского региона Владимир Новиков.

«На состоявшийся визит официальной делегации Южной Осетии в Венесуэлу я бы посмотрел не только под призмой того, что Венесуэла — это крупный региональный игрок, а сам Николас Мадуро, которому весь минувший год предрекали политическое поражение, не просто устоял, но и выиграл выборы», — цитирует эксперта ИА «Рес».

Новиков смотрит на визит президентов Абхазии и Южной Осетии в Венесуэлу «еще и под тем углом зрения», что в Каракасе они встречались с лидером Сальвадора. По мнению эксперта, встреча «явно была не просто протокольная».

EADaily уже сообщало, что президенты Абхазии и Южной Осетии Рауль Хаджимба и Анатолий Бибилов участвовали в инаугурации президента Венесуэлы Николаса Мадуро. В Каракасе Бибилов и Хаджимба также встретились с президентом Сальвадора Санчесом Сереном. В ходе встреч Серен выразил надежду на то, что эти контакты «получат продолжение».

https://eadaily.com/ru/

 

 

По приглашению Николаса Мадуро Рауль Хаджимба находится с визитом в Боливарианской Республике Венесуэла. 

Сухум. 11 января. Апсныпресс. Президент Республики Абхазия Рауль Хаджимба принял участие в инаугурации Президента Боливарианской Республики Венесуэла Николаса Мадуро. Об этом сообщается на официальном сайте Главы государства. 



Инаугурацию Николаса Мадуро также посетили Президент Республики Южная Осетия Анатолий Бибилов, делегация Российской Федерации во главе с заместителем Председателя Совета Федерации Ильясом Умахановым, Президент Никарагуа Даниэль Ортега, Председатель Госсовета и Совета Министров Кубы Мигель Диас-Канель, Президент Боливии Эво Моралес, Президент Сальвадора Санчес Серен, Вице-президент Турции Фуат Октай. В торжественной церемонии вступления в должность Президента Венесуэлы приняли участие более 90 иностранных делегаций. 



По завершении торжественной церемонии присяги и вступления в должность Президента Венесуэлы состоялся Военный парад. 



По приглашению Николаса Мадуро Рауль Хаджимба находится с визитом в Боливарианской Республике Венесуэла.

 

 

Президент Абхазии Рауль Хаджимба примет участие в церемонии инаугурации президента Венесуэлы Николаса Мадуру в четверг 10 января.

СУХУМ, 10 янв - Sputnik. В аэропорту Каракаса состоялась официальная церемония встречи с участием военнослужащих Почетного караула, сообщает официальный сайт президента Абхазии.

По прибытии Рауль Хаджимба ответил на вопросы журналистов венесуэльских СМИ, присутствовавших на официальной церемонии встречи в аэропорту.

"У нас сложились хорошие отношения с государством Венесуэла. Рассчитываю на их дальнейшее укрепление в различных направлениях межгосударственной деятельности", - сказал Хаджимба.

Визит будет двухдневным и пройдет 10 и 11 января. Ожидается, что Хаджимба примет участие в церемонии инаугурации президента Венесуэлы. Кроме того, в рамках визита состоятся переговоры двух лидеров, на которых они обсудят состояние и перспективы развития абхазо-венесуэльских отношений.

Николас Мадуро был переизбран на пост президента Венесуэлы 20 мая 2018 года.

Венесуэла признала Абхазию и Южную Осетию 10 сентября 2009 года, став третьей страной, признавшей независимость Абхазии после России и Никарагуа.

Встреча двух правительств на уровне заместителей министров иностранных дел прошла в сентябре 2009 года.

Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Венесуэла в Абхазии Уго Хосе Гарсиа Эрнандес вручил верительные грамоты президенту Абхазии Сергею Багапшу 12 июля 2010 года.

Первый официальный визит главы Абхазии в Венесуэлу состоялся в 2010 году.

 

 

 

Президент Абхазии Рауль Хаджимба примет участие в церемонии инаугурации президента Венесуэлы Николаса Мадуру в четверг 10 января.

СУХУМ, 9 янв – Sputnik, Бадри Есиава. У президента Абхазии Рауля Хаджимба запланированы встречи с главами Никарагуа, Боливии, Кубы и Сальвадора, рассказал корреспонденту Sputnik посол Абхазии в Венесуэле и в Никарагуа Заур Гваджава.

"Мы наметили встречи с президентами этих стран, если уложимся по времени. Вы знаете, что абхазская делегация прилетает в сжатые сроки. Если у нас был хотя бы еще один день, думаю, эта поездка была более продуктивна. Лично я делаю все для того, чтобы эти встречи состоялись", - отметил Гваджава.

После должны состояться встречи на уровне министров государств для обсуждения возможности взаимного признания суверенитета.
По словам дипломата, Рауля Хаджимба в аэропорту встретит вице-президент Венесуэлы Делси Родригес.

"Дальше, они устраиваются в отеле, где будет пребывать президент Южной Осетии Анатолий Бибилов. Мы сегодня также планируем провести встречу Рауля Хаджимба и Николоса Мадуро. Если самолет не опоздает и все пойдет по плану, то это удастся сделать", - рассказал Заур Гваджава.

Он предположил, что одной из тем, которую обсудят главы двух государств, будет обоюдное признание паспортов.

"Мы уже давно хотим сделать так, чтобы паспорта действовали в обеих странах. Все материалы готовы и все эти документы находятся на стадии решения. Также готовится договор о сотрудничестве с Министерством спорта Венесуэлы, что тоже очень важно для Абхазии", - отметил посол Гваджава.

Он не исключил, что после официального визита абхазской делегации в Венесуэлу, состоится ответный визит президента Николаса Мадуро.

Николас Мадуро был переизбран на пост президента Венесуэлы 20 мая 2018 года.

Венесуэла признала Абхазию и Южную Осетию 10 сентября 2009 года, став третьей страной, признавшей независимость Абхазии после России и Никарагуа.

Встреча двух правительств на уровне заместителей министров иностранных дел прошла в сентябре 2009 года.

Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Венесуэла в Абхазии Уго Хосе Гарсиа Эрнандес вручил верительные грамоты президенту Абхазии Сергею Багапшу 12 июля 2010 года.

Первый официальный визит главы Абхазии в Венесуэлу состоялся в 2010 году.

 

Каким был и остается в нашей памяти русский офицер Андрей Сердюков

О легендарном казаке по прозвищу Худой я была наслышана от многих. По понятным причинам, представляла его высоким, сухощавым и уже бывалым человеком с ироничной усмешкой. К тому же, солидную долю мистического его образу добавляли рассказы о фантастических подвигах боевого подразделения, которым он командовал.

И вот, наконец, я слушаю рассказ Ибрагима Чкадуа, который не просто знал Худого лично, но и был очевидцем и непосредственным участником боев на Восточном фронте. Ибрагим прошел войну сначала с фотоаппаратом, а после того, как получил оружие (его катастрофически не хватало), и с автоматом, примкнул в дни Тамышского десанта к группе «Эдельвейс». Именно так, «Эдельвейс», называл себя интернациональный отряд под командованием опытного советского офицера Андрея Сердюкова. Андрей происходил из казаков и, судя по всему, вырос в семье, где мужество, доблесть и честь были и остаются самыми важными качествами мужчины.

– Андрей был крупным, круглолицым, на вид обычным мужчиной тридцати с небольшим лет, – Ибрагим мгновенно рушит мои представления о внешности легендарного казацкого командира. – Прозвище Худой было дано ему, судя всего, по контрасту. Мне, вчерашнему студенту, хоть и прошедшему службу в Советской армии, он поначалу показался полноватым и неповоротливым. А оказалось, двигался Андрей бесшумно и легко, что чрезвычайно важно в боевых условиях. Возможно, такая барсучья легкость была частью его природы, но, безусловно, оттачивалась еще и постоянными тренировками. Я видел его в самых разных, в том числе и очень сложных боевых ситуациях. Ничего, что мы называем дурным словом «солдафонство», никакой грубости не было в этом человеке. Говорил он и даже приказы отдавал негромко и спокойно, и к нему тут же все прислушивались. Почему он оказался здесь? Я не задавал ему такого вопроса. Знаю только, что прибыл он к нам в Абхазию в самом начале войны в качестве добровольца. Думаю, что после того, как вместе с огромной страной перестала существовать и армия, на нашу войну Андрея привело острое чувство справедливости, желание помочь, тем более, что у него уже был опыт участия в военном конфликте, да еще в похожих на наши природных условиях, в Нагорном Карабахе. Он пришел к нам, потому что продолжал оставаться офицером с бесценными боевыми знаниями.

Я понимаю слова Ибрагима так: у настоящих офицеров все в крови – и дисциплина, и способность притягивать к себе нужных людей; они способны при отсутствии армии создать ее прямо здесь и сейчас, в месте, где находятся в конкретный момент.

– Не случайно Гиви Камуговича Агрба сразу заинтересовала анкета Андрея. Он предложил ему возглавить учебный лагерь: ведь Андрей знал все виды современного и вообще существующего на тот момент оружия, знал саперное дело, и у него уже был опыт участия в современном военном конфликте.

Ибрагим рассказывает, что, по свидетельству очевидцев, Гиви Камугович возлагал на Андрея Сердюкова немалые надежды как на человека, способного сыграть важную роль и в обучении бойцов, и при формировании тактических схем. Но Андрей считал, что больше пользы он принесет в реальных боях, и аргументировал, что в такой войне, какую уже вела Абхазия на обоих фронтах, важнее тактические схемы на месте – это поможет довести до минимума потери среди личного состава.

Остается гадать, отпустил ли Гиви Камугович молодого офицера или он сам, попросту говоря, «дизертировал» на Восточный фронт, где в то время было напряженнее и горячее. Потом вернулся на Гумисту и снова отправился на Восточный фронт – уже со всей группой «Эдельвейс».

– Я познакомился с Андреем Сердюковым и его группой в июле 1993 года во время Тамышского десанта, – рассказывает Ибрагим. – Сначала просто фотографировал, а потом меня приняли в ее состав. Группа «Эдельвейс», хотя не все в ней были людьми военными, была настоящим профессиональным отрядом. И к тому же отрядом интернациональным, прямо бригада испанского типа. Были в ней чеченцы, русские (один, кстати, коренной москвич, Олежка Туляков), украинцы, белорус, молдаванин, по прозвищу Румын, группа ребят из числа местных армян, один из Сухума, гранатометчик Сергей, второй из Аракича и третий – из Атары. Были в группе абхазы, среди которых мой двоюродный брат Олег Гамгия, трое ребят из Мордовии, которые также имели опыт участия в боевых действиях во время войны в Южной Осетии (они служили там в составе Миротворческих сил). Один из них – Моторкин погиб во время Тамышского десанта, другой, Саша Чистяков, трагически погиб уже после, вернувшись домой, а третий, Федя Фатьин, приезжал недавно к нам на день Победы с братом Саши Чистякова. Я был счастлив увидеть Федю живым и здоровым.

– Как-то после обстрела мы заговорили на интернациональную тему и стали вот так же перечислять: кого, мол, только среди нас нет, – продолжает мой собеседник, – пожалуй, все национальности, кроме евреев, у нас есть. И тут один сухумский парень, Андрей Першин (помню, он говорил, что тоже из Нового района), негромко вдруг так замечает: «Ну, это как сказать...»

Мы сразу оживились, обрадовались, стали шутить, здорово, мол… Известно ведь, что еврей ни за что не ввяжется в безнадежное дело.

В группе «Эдельвейс» все ребята были с юмором, а когда надо было идти, а на Восточном фронте приходилось практически постоянно передвигаться пешком, то любили Виктора Цоя петь: «Группа крови — на рукаве». Или еще одну песню собственного сочинения, в которой Шеварднадзе упоминался в припеве в не очень презентабельном аспекте.

Тамышский июльский десант, хоть он и сыграл очень важную роль во всей комплексной Июльской операции, дался и высадившейся группе, и встречавшим её бойцам-восточникам очень тяжело. В составе десанта было немало опытных воинов, прошедших Осетию, Приднестровье, Карабах, и все они говорили, что им впервые приходится принимать участие в операции такой высокой сложности.

Из-за обстрела десантироваться пришлось в неудобном болотистом месте, некоторых засасывало, люди погружались в трясину, теряли обувь. Но и здесь высадившихся бойцов настиг шквал перекрестного огня противника – с суши и с моря. Кроме того, каждый боец нес на себе не только собственное оружие, но и вооружение для Восточного фронта. И в таких условиях главным было не только самому выжить, но и донести, не утратить оружие.

Во время Тамышского десанта, когда группа уже достигла трассы, Андрей получил два ранения. Он подошел к убитому, а тот оказался раненым и успел дать очередь из автомата – к счастью, жизненно важные органы и кости оказались целы, но Андрей на какое-то время выбыл из строя. Первую помощь ему оказывала медсестра из Приднестровья. Она вспоминала потом, что командир не позволил разрезать на нем форму – ведь каждый комплект одежды для бойцов был на счету. Он согласился терпеть боль, когда с него стаскивали одежду, но форму портить не дал.

Прошло совсем немного дней, и группе «Эдельвейс» поступил приказ окружить и освободить от врага сопку Мишвел близ села Бедиа, с которой в просвет между горами враги постоянно обстреливали видимую им часть Ткуарчала. И хотя раны Андрея Сердюкова только начали затягиваться, он поднялся, чтобы возглавить операцию по прорыву к позициям врага.

Ибрагим рассказывает, что выдвинулись они ночью, двигались в соответствии с разработанным командованием планом, передвигались ползком по огородам, по кукурузным посадкам и подползли к окопам противника почти вплотную – все разговоры, которые вели грузины, были слышны в предрассветном воздухе.

Ибрагим вспоминает, что напряжение росло, и было, кто бы что ни говорил, очень тревожно. И когда в очередной раз приостановились, чтобы передохнуть, одна из медсестер вдруг вынула из вещмешка косметичку, зеркальце и стала... поправлять макияж!

– Это сразу сняло напряжение у всех, я это прямо физически почувствовал – на душе стало так легко. Сцена из мирной жизни превратила наступающий день в самый обычный. Раз он оставался таким для этой юной девушки, то таким же должен быть и для всех нас.

Первым шел Игорь Миквабия, он подвел нас в идеальное для штурма сопки место, и мы на «раз-два-три» взяли первую позицию, а затем он же первым поднялся и на саму высоту. К сожалению, в этой операции мы потеряли всеобщего любимца по прозвищу Малыш – из числа чеченских добровольцев. Ему было только восемнадцать.

Андрей Сердюков на сопку подняться уже не смог – все его раны сочились, швы разошлись, но он продолжал руководить операцией из первого окопа у подножия сопки. С ним осталась медсестра (помню, что она была из Гудауты). С другой стороны Мишвела подошла группа «Скорпион», и к обеду сопка была зачищена и обстрелы Ткуарчала прекратились.

Во время перемирия всю группу вывезли в Гудауту – через Сухум. По условиям, бойцы не могли взять с собой оружие. Многие свои автоматы подарили, кто-то просто спрятал, а потом, в сентябре, группа Сердюкова снова появилась у нас на Востоке с новым десантом.

Состав группы, конечно, менялся в ходе боев по понятным причинам… Но при условии, что все операции, в который участвовали ее бойцы, относились к категории сложнейших, потери были минимальными. И в этом, вне всякого сомнения, заслуга командира Андрея Сердюкова.

Вместе с группой «Эдельвейс» Ибрагиму довелось участвовать и в преследовании противника уже перед самой Победой. – Когда нас закинули на трассу в Адзюбже 26 сентября, мы уже знали, что вот-вот должны соединиться оба фронта, – вспоминает Ибрагим. – Помню, что меня поразили масштабы боев, которые были в этих местах до нас (мы как раз и были заброшены на смену подразделениям, которые вели здесь очень жестокие бои, удерживая трассу). Рядом с окопом, в котором я находился, дымились шесть или семь танков и бронемашин. Поймал себя на мысли, что это дежавю, меня словно перенесло во времени в Великую Отечественную войну, а ведь все это происходило у нас и с нами…

Мы вглядывались в бинокль: что там происходит со стороны Сухума? Видели дым, а точной информации не имели. И когда стало понятно, что два фронта соединятся вот-вот, я предупредил Андрея, что хочу поснимать (ведь фотоаппарат я так с собой и носил), но никаких скидок мне не нужно. И Андрей, по обыкновению, расставляя подразделение: впереди разведка, в центре – основной состав группы, замыкающие – тоже опытные грамотные бойцы, определил меня под прикрытие Федора Фатьина: «Тебе, Федя, направляю медсестер, и вот, интеллигенцию тоже...»

Несмотря на то что разница в возрасте у нас была всего лет семь-восемь, я постоянно чувствовал, что он относится к нам, солдатам своим, по-отечески.

Сам Ибрагим буквально за полтора месяца до начала Отечественной войны народа Абхазии защитил диплом на историческом факультете АГУ. Тема диплома – «Русский авангард как предпосылка революционной ситуации». Еще в студенческие годы Ибрагим всем остальным наукам предпочитал искусствоведение, и этот его интерес всячески поощрял и поддерживал научный руководитель Юрий Николаевич Воронов.

В тот счастливый день встречи двух фронтов история Абхазии и мира вообще представлялась совершенно другой – такой же счастливой и эмоционально наполненной любовью – к людям, к жизни, к земле, за которую без сомнений отдавали жизни молодые, только начавшие жить люди.

Самые важные слова Ибрагим говорит уже прощаясь:

– Ведь это же была первая в современной истории война, на которой бок о бок вместе с абхазами добровольно – за правое, безусловно, за правое дело, – сражались русские, казаки, чеченцы...

Как важно это помнить сегодня. И как важно ни в коем случае не забывать – никогда – подвигов добровольцев на нашей войне. И среди них – настоящего героя, потомственного казака, офицера Андрея Сердюкова.

Юлия Соловьева

P.S. Погиб Андрей Сердюков спустя годы после Победы, уже после Латской операции, в которой он также проявил себя геройски… Очень жаль, что он не дожил до наших дней. Светлая ему память.

Газета "Республика Абхазия"

 

Страница 1 из 12
Обновление тарифов
Аквафон 06 Конструктор
Аквафон 05 Конструктор
Аквафон 04 Конструктор
Аквафон 03 Конструктор
Аквафон 01 Конструктор
Previous Next Play Pause
Яндекс.Метрика