Несмотря на недавно введенный запрет на майнинг криптовалюты, Абхазия не собирается отказываться от проекта национальной криптовалюты. О перспективах блокчейна в Абхазии, а также о возможности разработки государственной программы социально-экономического развития в рубрике «Гость недели» рассказывает министр экономики Абхазии Адгур Ардзинба.

Елена Заводская: Адгур, прокомментируйте, пожалуйста, запрет на создание криптоферм и запрет на майнинг? Чем это решение обосновано?

Адгур Ардзинба: Это правильное и вынужденное решение было принято по поручению президента. Связано оно с тем, что у Абхазии есть проблемы в энергетике, в частности, большая изношенность линий электропередач и оборудования, в связи с этим возникает определенный дефицит. А в условиях дефицита возникает вопрос о приоритетах. И в части потребления электроэнергии приоритет номер один для государства – обеспечить электроэнергией население, особенно в зимний период. У нас нет газа и иных источников обогрева, поэтому жители и граждане Абхазии отапливают свои дома, используя электроэнергию. Наряду с этим приоритетом является обеспечение объектов здравоохранения, образования, потом бизнеса, предприятий и всего остального.

Е.З.: Скажите, пожалуйста, запрет на майнинг является временным явлением?

А.А.: Да, это ограничение является временным, оно будет действовать до того момента, пока мы все эти ограничения инфраструктурные не снимем. Если у нас появится возможность отремонтировать свои сети, инфраструктуру, если появится профицит, то мы сможем его на эту деятельность направить, ничего преступного в ней нет.

Е.З.: То есть вопрос не стоит так, что сейчас закончится сложный зимний сезон и летом майнинг можно будет возобновить?

А.А.: Насколько я понимаю, нет.

Е.З.: В связи с запретом на майнинг, поясните, пожалуйста, какова судьба технологии блокчейна и национальной криптовалюты в Абхазии? Будет она вводиться или нет? Отказались ли вы от этой идеи или нет?

А.А.: Это совершенно не связанные друг с другом вопросы. Они находятся в разных плоскостях и на разных полюсах. Многие люди из-за непонимания их связывают. Майнинг – это оборудование, которое включается в розетку, оно работает, подключается к общей системе, там происходят какие-то процессы, и за это вам платят деньги. От технологии блокчейна мы не отказываемся, это – некий концепт, который мы предлагали и предлагаем. Чтобы его реализовать, нужно принять целый пакет законодательных актов, соответствующую программу, изучить международный опыт, благо, он есть.

Е.З.: Есть ли у вас понимание, какие законодательные акты нам нужно принять? Какие изменения в законы внести?

А.А.: Конечно, у нас есть такое понимание. Есть изученные международный опыт и практика. Более того, у нас есть пакет проектов законов, который нам представлен российским блокчейн сообществом. Эти законы сегодня обсуждаются в Государственной думе Российской Федерации, и мы их тоже изучаем. Суть в том, что каждый день здесь все меняется. Сейчас курс по основным валютам снизился, это очень хорошо и говорит о том, что у криптовалют появляются настоящие признаки денежных инструментов. Не просто спекулятивный инструмент, когда люди покупают дешевле и продают дороже. Сегодня рынок стабилизируется, определяется плавающий курс и идет большее вовлечение. Я вам две цифры приведу: когда мы говорили об этой технологии впервые, общий оборот по данному глобальному рынку составлял около 137 млрд долларов в год. На сегодняшний день эта цифра перешагнула за один триллион долларов

Еще две цифры назову: когда мы об этом только начали говорить, самая большая сумма привлеченных инвестиций через ICO на тот период исчислялась десятками миллионов долларов в один проект. На сегодняшний день нам известны случаи, когда под один проект, в частности, Телеграмм, им Дуров занимается, он привлек, используя эту технологию, порядка двух млрд долларов. Более того, сегодня наш президент находится в Венесуэле на инаугурации избранного президента, за этот период Венесуэла ввела свою национальную криптовалюту, что позволило им привлечь в страну более 1 млрд долларов США. Я сравниваю цифры, которые являются иллюстрацией того, что сегодня уже есть готовые практика и опыт. И это нам позволяет делать какие-то уточнения и выбор.

Е.З.: Адгур, поясните, пожалуйста, какой смысл в национальной криптовалюте в глобальной технологии блокчейна? Она открыта, она глобальна, она прозрачна. Что дает именно национальная криптовалюта?

А.А.: По сути, это инструмент для привлечения инвестиций. Она находится в интернет-пространстве. Да, это глобальная система. Но для функционирования, содержания и реализации этого проекта не нужно потребление электроэнергии внутри страны. Вот почему я говорю, что эти вещи не связаны между собой. Все делается на базе глобальных систем. Я приведу вам пример. У Министерства экономики есть интернет-сайт, он находится в виртуальном пространстве, но визуально мы видим его здесь, в городе Сухуме, мы с ним работаем, он принадлежит нам. Но вся информация, которая загружена, хранится не в Абхазии, а где-то в пространстве далеко отсюда. Вот о чем идет речь, и вот почему эти вещи не связаны.

Теперь о том, какой смысл делать национальную криптовалюту? Смысл в том, что Абхазия, как и Венесуэла (почему я эту параллель и провожу), закрыта от мира в части привлечения международных финансовых ресурсов. У нас нет возможности получать кредиты из международных банков развития. Мы это предлагаем для того, чтобы каким-то образом привлечь ресурсы. А технология блокчейна, с одной стороны, прозрачна, а с другой стороны, никто не может вас ограничить перевести какие-то деньги или осуществить какие-то транзакции.

Если гражданин Китая захочет вложить полтора доллара в какой-нибудь абхазский проект, его никто не сможет остановить. И если людей, желающих вложить, будут миллионы, десятки миллионов, как это происходит сегодня с другими проектами, то эти деньги к нам придут физически, и их можно вкладывать в развитие инфраструктуры, в развитие экономики с использованием технологии блокчейна.

Е.З.: Извините, но я все равно не понимаю, какая фишка заключена именно в «национальной» криптовалюте?

А.А.: Я вам скажу, что это некий маркетинговый ход. Если мы возьмем обычный проект и скажем людям, давайте вкладывать в него деньги, есть риск того, что люди, мало знающие об Абхазии, не будут вкладывать. Но, если это будет исходить от государства, у людей, на наш взгляд, появится больший интерес к этому проекту. Более того, когда мы об этом говорили, не было прецедента, что государство эмитирует. Сейчас они уже есть, вот, например, Венесуэла.

Е.З.: Возможна ли эмиссия криптовалюты у нас и как она будет осуществляться?

А.А.: Разные есть вариации. Если использовать опыт Венесуэлы, там у них создан специальный орган, который занимается этим направлением. Они создали, разместили на рынке и привлекли свыше одного миллиарда долларов. Эта криптовалюта оказалась более востребованной, более устойчивой, чем их обычная национальная валюта. И они приняли решение привязать свою национальную валюту к той криптовалюте, которую выпустили. Можно идти таким путем, можно делать это через наш Национальный банк. Вариантов множество, когда мы, я надеюсь, подойдем к этому моменту, будем выбирать наилучший вариант для нашей страны.

Вопрос в другом. Вернусь к вашему первому вопросу про запрет майнинговых ферм. Это иллюстрация того, что государство не смогло вовремя отрегулировать вопрос. Ведь, когда мы первый раз говорили об этом направлении, в Абхазии уже существовали криптофермы. В СФТИ она точно была. Государство в этих условиях должно реагировать быстро, ведь, если есть определенная доходность от бизнеса, люди будут им заниматься, тем более что в нашем Гражданском кодексе есть статья 18, которая гласит, что любой вид деятельности, не запрещенный законодательно, разрешен. А государство должно моментально реагировать и определять рамки. Если бы мы в тот период определили эти рамки и сказали «нельзя», этого бы и не было.

Е.З.: Почему бы нам не ограничиться обычной абхазской электронной валютой, зачем нам создавать национальную криптовалюту?

​А.А.: Очень просто: абхазская простая валюта, в том числе и наш апсар, функционирует только на условиях, которые существуют. А это банковская система: банковские переводы, так называемый SWIFT, и вся финансовая система, которая сложилась. Мы от этой мировой системы отрезаны, мы не сможем перевести даже один доллар в любое государство мира без использования корреспондентских счетов в других странах. А блокчейн-технология существует вне этой системы, и ни Международный валютный фонд, ни Всемирный банк никак не смогут абхазскому государству навредить или воспрепятствовать получить или перевести деньги из любой точки планеты. Вот, в чем разница.

Е.З.: Хотелось бы с вами поговорить об еще одной теме. У нас на «Эхе Кавказа» прошли недавно материалы Центра стратегических исследований. Экономист центра говорила о том, что большую роль в выводе экономики из кризиса должна сыграть государственная программа социально-экономического развития. Она также говорила о том, что по закону «О государственном прогнозировании и программах» именно на Министерство экономики возложена задача эту программу разрабатывать. Скажите, пожалуйста, так ли это, принимались ли Министерством экономики какие-то усилия в этом направлении? И почему у нас этой программы нет, хотя закон был принят уже очень давно?

А.А.: В соответствии с законом Республики Абхазия «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Республики Абхазия» от 2000 года, нет такой нормы, которая бы обязывала Министерство экономики разработать государственную программу. Согласно постановлению кабинета министров от 2015 года, на наше министерство возложена обязанность разрабатывать государственные прогнозы социально-экономического развития. Кстати, мы сами и готовили это постановление. Но нельзя путать прогноз социально-экономического развития с государственной программой. Это совершенно несоизмеримые вещи. Программа – это документ, в котором на ту дистанцию, на которую она рассчитана, прописывается вся государственная политика. Это социальная и экономическая политика, образование, здравоохранение и все остальные направления жизнедеятельности государства. А прогноз социально-экономического развития – это тот индикативный план, который разрабатывается в части формирования данных, поступающих из районов Республики Абхазия. На базе Министерства экономики эти данные агрегируются и вносятся в кабинет министров. Вот что называется индикативным планом. Это совершенно разные вещи, поэтому здесь идет или подмена понятий, или непонимание норм закона.

Теперь что касается индикативного плана. В вашей публикации звучит мысль о том, что индикативный план должен быть основан на государственной программе. У нас есть закон «Об управлении в административно-территориальных единицах», и там есть такое положение: собрание района, депутаты утверждают годовой план социально-экономического развития. На основе этих планов, которые потом агрегируются как план одного из районов, условно говоря, план социально-экономического развития, это индикативный план Сухумского района, его там утверждают и присылают к нам. А мы все эти районные планы соединяем воедино, и получается республиканский индикативный план. Вот какова наша задача.

Если бы у нас была утвержденная государственная программа, в реализацию которой все органы власти – и местные, и республиканские – были бы вовлечены, тогда и на местах эта программа отражалась бы в тех прогнозах, в которых утверждается. Но опять же, т.к. это депутаты, у них есть конституционное право, и они могут не следовать этой программе, а могут принять другой план социально-экономического развития. Т.е. здесь у нас идет некое несоответствие. Но это нормальный процесс, и ничего страшного тут нет.

Еще раз повторю: нет закона, который говорит, что Министерство экономики обязано разрабатывать государственную программу. Министерство экономики не может планировать программу развития здравоохранения, образования, науки и всех остальных направлений, когда есть профильные министерства. Более того, даже по туризму и сельскому хозяйству есть соответствующие министерства, хотя это основные части экономики. И они должны делать свои отраслевые программы.

Е.З.: Т.е. вы не согласны с тем, что индикативный план в том виде, в каком он есть у нас сегодня, повторяет бесконечно инерционный сценарий, о котором они говорят?

А.А.: Не согласен. Мне иногда становится даже страшно, я начинаю опасаться, когда слышу такие вещи. Если бы об этом рассуждали люди, далекие от этой тематики, я бы понял. Но когда специалисты не понимают элементарных вещей, не понимают, что такое индикативный план…

Индикативный план с того момента, как развалился Советский Союз, когда у нас перестала существовать плановая экономика, это фактически сведения об итогах хозяйственной деятельности хозяйствующих субъектов. У вас есть компания или фирма, вы год провели с каким-то результатом, эти сведения собираются и за прошлый год, и за позапрошлый, и на основе этой динамики, с учетом конъюнктуры рынка внутри, с учетом внешних факторов, на основе динамики ваших данных составляется прогноз на следующий год. Но это никоим образом не директива, не обязательство предпринимателя придерживаться этих цифр, потому что есть Гражданский кодекс, и частный предприниматель как считает нужным, так и будет поступать. Это просто некий прогноз с погрешностью 10-15%. Это не инструмент влияния на экономику, это – база, на основе которой формируется доходная часть бюджета. Ведь на базе индикативного плана формируется не вся доходная часть государственного бюджета. А как же госпошлина, как же штрафы ГАИ и иные источники? Каким образом они могут найти отражение в индикативном плане? Здесь речь идет только о хозяйствующих субъектах. Все. А к расходной части бюджета индикативный план никакого отношения не имеет. Как расходуются эти деньги, куда они направляются, на содержание госаппарата или на дотации какого-то направления, этого в нем нет. В индикативном плане, в соответствии с законом, могут быть отражены государственные программы, если они есть, или какие-то отраслевые программы. У нас таких отраслевых и государственной программы пока нет, они там отражения сегодня не находят. Вот и все. А разработка таких программ – это прерогатива кабинета министров. Почему они это не делают, я вам сказать не могу.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Президент Республики Абхазия Рауль Хаджимба провел встречу с Президентом Республики Сальвадор Санчесом Сереном в ходе визита в Боливарианскую Республику Венесуэла.

Рауль Хаджимба отметил важное значение встречи с Главой государства Сальвадор.

«Мы придаем важное значение нашей встрече. Абхазия поддерживает связи с друзьями в различных регионах мира. Мы будем рады, если, наряду с Венесуэлой и Никарагуа, у нас будут добрые отношения и с Республикой Сальвадор»,- сказал Президент.

Санчес Серен отметил сходство народов Абхазии и Сальвадора в борьбе за независимость.

«Мы также, как и вы, боролись за свою свободу и добились ее. Я рад приветствовать делегацию Республики Абхазия. Это наша первая встреча, ознакомительная. Надеемся, что наши связи получат продолжение», - сказал Президент Сальвадора.

Рауль Хаджимба преподнес в подарок Санчесу Серену юбилейную монету Национального Банка Абхазии, выпущенную в честь 25-летия Победы и Независимости Республики Абхазия. Президент Сальвадора отметил символичность такого подарка, поскольку День независимости является важным государственным праздником Республики Сальвадор.

Рауль Хаджимба также пригласил Президента Сальвадора посетить Республику Абхазия.

Президент Республики Абхазия Рауль Хаджимба по приглашению Николаса Мадуро пребывает с визитом в Боливарианской Республике Венесуэла.

Официальный сайт Президента Республики Абхазия

 

 

О том, как появились и исчезли абхазские боны и для чего создавался первый абхазский кредитный документ, читайте в репортаже Асиды Квициния.

Асида Квициния, Sputnik.

Национальный банк Республики Абхазия 29 сентября 2018 года выпустил первую абхазскую банкноту "Владислав Арӡынба" (Владислав Ардзинба) номиналом 500 апсаров, приуроченную к 25-летию Победы в Отечественной войне народа Абхазии. Апсары имеют твердый эквивалент в российских рублях: один апсар равен десяти рублям Российской Федерации. Авторами абхазской банкноты стали  художники Батал Джапуа, Тимур Кайтан и дизайнер Стелла Садзба.

Международная конференция и выставка COINS 2018
© SPUTNIK
Международная конференция и выставка "COINS 2018"

Как рассказывал в интервью Sputnik председатель Национального банка Беслан Барателиа, в соответствии с законом "О памятных монетах", абхазская банкнота является платежным средством по ее номинальной стоимости. Но банкнота не может быть использована в качестве платежа в системе розничной торговли.

"В магазине расплатиться ей не сможете, но можно презентовать ее в качестве подарка на свадьбу или день рождения. При этом нужно понимать, что это не бумажка, а ценность, которая может быть обменена на рубли", — объяснял председатель в интервью.

Купюра № 1

Но в истории абхазских аппликаций это не первая купюра, которая была выпущена и использовалась в стране в качестве платежа. С 1917 по 1924 год в Абхазии выпускались собственные деньги.

Историк Анзор Агумава — один из немногих ученых, которые занимались изучением абхазских бонов. Агумава в своей статье  писал: "Почти во всех городах бывшей Российской империи стали печататься собственные деньги, в основном боны. Денежные суррогаты наводнили всю территорию бывшей империи. Не только городскими и республиканскими властями, но и многими общественными, торговыми организациями, и даже частными лицами, стали выпускаться собственные деньги. За период гражданской войны и строительства военного коммунизма было выпущено бесчисленное количество бонов".

Помимо этих денежных суррогатов обязательного и необязательного приема, в это время на территории Абхазии в качестве денежных платежей ходили следующие деньги: боны временного правительства "керенки", боны правительства юга России, боны ГДР (Грузинской демократической республики), дензнаки РСФСР, ЗСФСР, а также иностранная валюта – турецкие лиры, английские фунты стерлингов, американские доллары и прочее. Но больше всего в то время ценились "царские червонцы".

Бон сухумского Эллинского Общества

Боны служили кредитным документом и давали возможность получить какую-то ценность и продукты. С 1917 по 1924 годы в Абхазии были выпущены 22 вида бонов обязательного приема разного достоинства, 19 бонов выпустили общественные организации, необязательного приема было выпущено 68 бонов, говорится в статье историка.  Все боны до 1921 года выпускались достоинством от 1 до 100 рублей, а в период предшествующей денежной реформы 1924 года от 5 000 до 500 000 рублей.

Бон сухумского Эллинского Общества. Оборотная сторона

Анзор Агумава коллекционировал абхазские боны. Как рассказывает жена историка Таися Алания, до войны 1992-93 годов в доме у Анзора Агумава хранилась большая стопка абхазских бонов, но после войны квартиру семьи Агумава разграбили, и большая часть бонов была потеряна.

Абхазская бонистика

Изучением абхазских бонов также занимался кандидат исторических наук Лазарь Прицкер. Ученый считал, что историки недостаточно внимания уделяют абхазской бонистике.

"Изучение бонистики помогло нам расширить представление об экономической жизни Абхазии, дало сведения о руководителях организаций, выпускавших боны, способствовало воссозданию характера этого переломного периода, подчас в таких деталях, которые почти неуловимы и недоступны к передаче словами", — отмечал он в своей статье "История денежного обращения в Абхазии с 1917 по 1924 год".

Бон Бакалейно-табачной торговли

Как писал Прицкер, Первая мировая война сильно изменила экономику страны, перешедшей к денежно-бумажному обращению.

Бон Бакалейно-табачной торговли. Оборотная сторона

"После Февральской революции Временное правительство еще шире стало пользоваться бумажным станком, что в условиях уменьшения товарных запасов в стране означало рост разорения и нищеты народных масс. Однако, несмотря на миллиардные выпуски денег, в связи с ростом цен их не хватало. Особенно трудно было с разменными деньгами, что Абхазия начала ощущать уже в конце 1917 года. Это привело к местным денежным эмиссиям", — говорится в статье.

Бон Абхазского Союза Потребительских обществ. Оборотная сторона

Местные денежные эмиссии ухудшали финансовое положение в Абхазии. Запрет на выпуск денежных суррогатов стал последствием этого, но денежные эмиссии в стране продолжались до утверждения одной единой советской валюты.

Бон Абхазского Союза Потребительских обществ

"В апреле 1924 года Наркомфин Закфедерации обязал своих уполномоченных особо строго следить, чтобы кооперацией или какой-либо другой организацией не выпускались суррогаты денежных знаков. В результате реформы 1922–24 годов денежное обращение было унифицировано, в частности, были аннулированы совзнаки Закфедерации, прочно утвердилась новая твердая советская валюта", — писал Прицкер.

 

Неделя началась с митинга: жители столичного района Маяк потребовали от властей города перенести куда угодно мусорную свалку, из-за которой их жизнь превратилась в сплошной ад. Вонь, дым, комары и крысы стали постоянными соседями жителей Маяка.

Участники митинга обратили внимание собравшихся на отсутствие на акции протеста депутатов Городского собрания. Зато на митинг приехали главный эколог страны Савелий Читанава и мэр города Адгур Харазия. В разговоре с собравшимися мэр отметил, что свалка была на этом месте еще в советское время, и он не понимает, почему она стала проблемой сейчас. По его словам, на свалке еще достаточно места для приема бытового мусора.

Однако президент Абхазии, судя по всему, проблему понял. На следующий день после акции Рауль Хаджимба подписал распоряжение, в котором поручил администрации города Сухума в двухнедельный срок принять меры по утилизации мусора, а Гулрыпшского района – выделить земельный участок для размещения полигона твердых бытовых отходов. Контроль за исполнением распоряжения возложен на премьер-министра.

Обсуждению бюджета страны было посвящено очередное заседание осенней сессии парламента Абхазии. Бюджет на 2019 год в объеме около 10 млрд рублей и с дефицитом в размере 144 млн рублей принят парламентом в первом чтении.

Источниками финансирования дефицита бюджета станут налоговые поступления, кредиты Нацбанка, возврат бюджетных кредитов, предоставленных юридическим лицам из бюджета и иные источники. 86 миллионов рублей уйдет на погашение внешнего долга по экспортному кредиту, представленному Россией на восстановление железной дороги Абхазии. Финансовая помощь России составит более 4 миллиардов рублей.

Часть депутатов высказывала свои «гениальные» предположения по поводу увеличения бюджета. Так, к примеру, депутат Аслан Бжания предложил поехать и навести порядок на российско-абхазской границе. Возмущение народного избранника связано с тем, что он не понимает, куда деваются 11 рублей, которые платят поставщики цитрусовых в Россию. Депутат даже посчитал, что вывозимые из Абхазии в Россию 30 тысяч тонн цитрусовых сопоставимы с бюджетами пяти районов республики. Однако в своих подсчетах депутат не учел одной очень значительной детали – таможенная пошлина на вывоз сельхозпродукции отменена в 2011 году.

Что же касается 11 рублей с килограмма, которых не нашел в абхазском бюджете депутат, то это общая сумма, которую уплачивают поставщики, и в нее входят российский НДС в размере 18%, внутренние налоги РФ, оформление необходимой документации в Абхазии и России для вывоза сельхозпродукции на территорию и маржа компаний, занимающихся вывозом. С этих денег напрямую в бюджет республики поступает 0,1% таможенного сбора, что составляет почти 2 копейки. Видимо, депутат парламента об этом не знал.

В итоге после обсуждения парламентарии приняли бюджет в первом чтении, единогласно ратифицировали соглашения между Сирией и Абхазией.

Внешнеполитическое ведомство страны назвало очередной провокацией призыв генсека НАТО к России отозвать признание Абхазии и Южной Осетии. В заявлении МИД Абхазии говорится, что «подобные заявления высокопоставленных европейских чиновников направлены на открытую поддержку страны-агрессора (Грузии), совершившей неоднократные акты геноцида и вооруженной агрессии в отношении народов Республики Абхазия и Республики Южная Осетия».

Депортации абхазов из Абхазии в XIX веке посвящена книга доктора исторических наук Теймура Ачугба, презентованная на этой неделе в Сухуме. Теймураз Ачугба изложил причины, условия и результаты массовой депортации абхазов в XIX веке, ставшей гуманитарной катастрофой целого народа. Автор книги предлагает отказаться от термина «махаджирство», которое отожествляется со словом «хадж» – паломничество. «Распространение информации, что кавказцы ушли на хадж, устраивало и тех, кто выгонял, и тех, кто принимал», – говорит Ачугба. Автор книги настаивает на формулировке «высланные», отвечающей исторической справедливости.

На этой неделе пограничники Абхазии задержали граждан Бангладеш и Ирана за незаконное пересечение грузино-абхазской границы. Сухумский суд избрал для задержанных меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на два месяца.

Завершилась неделя круглым столом, участники которого обсуждали «завтрашний» день страны или создание новой общественной организации, которая объединит всех граждан, вне зависимости от политических предпочтений, национальности и вероисповедания. Инициатором создания такого движения выступает бывший глава партии «Аинар» Тенгиз Джопуа.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

Государственный комитет Республики Абхазия по управлению государственным имуществом и приватизации объявляет конкурс по продаже в частную собственность объектов республиканской собственности.

Основание проведения конкурса – Закон РА «О приватизации республиканской и муниципальной собственности».

Объекты продаж:

Здания бывшей «Стройбазы» СМУ-3:

– административное здание, Лит. «А»;

– здание цеха, Лит. «Б».

Собственник выставляемого на конкурс недвижимого имущества –Государственная компания «Апсныргылара».

1. Адрес – г. Сухум, ул. Бейгуа,18б.

2. Площадь объекта – 460,98 м2

3. Площадь земельного участка – 1,88 га.

4. Начальная цена – 1 500 000,0 руб.

Встроенные помещения на цокольном этаже блока «Б».

Собственник выставляемого на конкурс недвижимого имущества – Государственный комитет Республики Абхазия по управлению государственным имуществом и приватизации.

1. Адрес – г. Сухум, ул. Лакоба, 109.

2. Площадь объекта – 119,35 м2.

3. Площадь земельного участка – 0,46 га, из них доля земельного участка, приходящаяся на строение – 5,7%.

4. Начальная цена – 300 000,0 руб.

Складские помещения:

– одноэтажное складское помещение, Лит. «А»;

– одноэтажное складское помещение, Лит. «А1»;

– здание гаража.

Собственник выставляемого на конкурс недвижимого имущества – Государственный комитет Республики Абхазия по управлению государственным имуществом и приватизации.

1. Адрес – г. Сухум, ул. Акиртава, 24.

2. Площадь объекта – 1002,8 м2

3. Площадь земельного участка – 0,1298 га.

4. Начальная цена – 850 000,0 руб.

Здание столовой №7.

Собственник выставляемого на конкурс недвижимого имущества – Государственное объединение «Абхазуниверсалторг».

1. Адрес – г. Гудаута, ул. Адыгская, 42.

2. Площадь объекта – 252,2 м2

3. Площадь земельного участка – 0,0289 га.

4. Начальная цена – 800 000,0 руб.

Претенденты представляют следующие документы:

1. Заявка.

2. Платежный документ с отметкой банка об исполнении, подтверждающий внесение соответствующих денежных средств в установленных Законом случаях.

3. Физические лица представляют документ, удостоверяющий личность.

4. Юридические лица дополнительно представляют следующие документы:

а) нотариально заверенные копии учредительных документов;

б) решение в письменной форме соответствующего органа управления о приобретении имущества (если это необходимо в соответствии с учредительными документами претендента и законодательством государства, в котором зарегистрирован претендент);

в) сведения о доле Республики Абхазия административно-территориальной единицы в уставном капитале юридического лица;

г) иные документы, требование к представлению которых может быть установлено законодательством Республики Абхазия;

д) опись представленных документов.

Условия конкурса:

1. Ограничение изменения профиля деятельности.

2. Проведение реставрационных, ремонтных и иных работ в отношении объектов культурного наследия, объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения.

3. Обязательства соискателя по форме платежа.

4. Внесение задатка в размере 20% от начальной цены объекта приватизации.

5. Обязательства соискателя по объему инвестиций в приобретаемый объект.

6. Финансирование соискателем содержания прилегаемой к объекту территории из части территорий общего пользования.

Участниками конкурса признаются соискатели, признающие обязательность выполнения условий. Победителем конкурса признается претендент, предлагающий наилучшие условия.

Срок подачи заявок – 25 дней с даты опубликования информационного сообщения.

Время приема заявок – с 9.00 до 18.00, перерыв с 13.00 до 14.00.

Место приема заявок – Госкомимущество РА.

Адрес: г. Сухум, ул. Пушкина, 16, 3-й этаж.

Телефон – 229-75-67, 229-75-66.

Задаток для участия в конкурсе зачисляется на р/с 40302810400001000010 Министерства финансов РА (Государственный комитет Республики Абхазия по управлению государственным имуществом и приватизации л/с 05029000030), ИНН 12001711, КПП 111000377 в Национальном банке РА.

Документом, подтверждающим поступление задатка на счет продавца, является выписка с этого счета.

Предоставление полной информации по данным объектам и процедуре проведения конкурса, а также ознакомление с условиями договора купли-продажи имущества осуществляется Государственным комитетом Республики Абхазия по управлению государственным имуществом и приватизации.

Проведение конкурсов – в течение 10 дней с момента прекращения приема заявок.

Председатель В.Пипия

Газета "Республика Абхазия"

 

 

Страница 1 из 8
Обновление тарифов
Аквафон 06 Конструктор
Аквафон 05 Конструктор
Аквафон 04 Конструктор
Аквафон 03 Конструктор
Аквафон 01 Конструктор
Previous Next Play Pause
Яндекс.Метрика