Аквафон Роутеры
Аквафон Красивый номер
Онлайн платежи
Аквафон ЦО
Приложение
Аквафон Апра
Домашний интернет за бонусы
Роуминг (супер роуминг)
Конструктор
Безлимитный интернет
Previous Next Play Pause

Республика Абхазия, исходя из нынешних нагрузок, ежедневно потребляет 10,5 миллионов киловатт часов.

СУХУМ, 20 янв – Sputnik. Абхазии может не хватить согласованных с Россией 800 миллионов киловатт часов в рамках перетока электроэнергии, заявил гендиректор РУП "Черноморэнерго" Михаил Логуа в интервью Абхазскому телевидению.

Причиной нехватки электроэнергии он назвал высокий уровень потребления в республике.

Исходя из нынешних нагрузок, в сутки Абхазия потребляет 10,5 миллионов киловатт часов. По подсчетам энергетиков, до завершения ремонтных работ на ИнгурГЭС Абхазии понадобится как минимум 950 миллионов киловатт часов, отметил Логуа.

"Если мы сегодня, все структуры, не направим свои усилия на борьбу с повышенными нагрузками, не будем экономить электроэнергию, то мы не сможем избежать дефицита. Дефицит покрывается только за счет веерных отключений. Если мы не проявим сознательность и не будем нормально работать, то 800 миллионов киловатт часов, которые нам предусмотрены, не позволят нам пройти весь этот период, нам их не хватит", - подчеркнул Михаил Логуа.

Он также добавил, что отключения электричества в республике не связаны с перетоком электроэнергии из России, они происходят из-за высоких нагрузок на сети.

"Здесь мы уже будем предпринимать какие-то новые решения, и они будут довольно тяжелыми, я думаю. Но будем надеяться, что все мы проявим благоразумие, отключая в период нагрузок электричество, мы озабочены только тем, чтобы сберечь подстанции. В противном случаи, может повториться история, которая произошла у нас на "Сухум-1", - отметил глава "Черноморэнерго".

Как ранее рассказывал Михаил Логуа, до сегодняшнего дня четыре района Абхазии - Гулрыпшский, Очамчырский, Ткуарчалский и Галский - питались от ИнгруГЭС. В среду в 11:00 эти районы были подключены к перетоку электроэнергии из России. Остальные районы получают переток электроэнергии с 11 декабря 2020 года.

В среду 20 января на ремонт встала ИнгурГЭС. Гидроэлектростанция не будет работать до конца апреля. Все это время грузинские строители по проекту немецких специалистов будут ремонтировать деривационный тоннель. Работы будут проводиться на наиболее аварийном участке длиной в два с половиной километра.

 

 

Гражданин Абхазии

– Вам импонировало, что Ибрагим репатриант?

– Особых чувств по этому поводу не было. Я знал, что он хороший парень. Но была тревога: не получись у него здесь что-нибудь, он мог бы уехать с семьей обратно в Турцию. Это был бы удар для меня.

Я привела здесь конец нашего разговора с генерал-майором Заканом Нанба, чьим зятем является гражданин Абхазии Ибрагим Авидзба. Мне было интересно узнать, как его оценивает взрослый человек, вверивший судьбу своей дочери человеку заморскому, почти незнакомому. В принципе, вверять Ибрагиму свою дочь Закану не пришлось. Если Лия раньше, когда речь заходила о каком-нибудь парне, просила отца навести о нем справки, и он это делал, определял, придется ли он к их двору, то тут ей сторонняя помощь не понадобилась. В результате общения с Ибрагимом она сделала свой выбор самостоятельно. А шел он к её сердцу и через букеты цветов своей будущей теще. Семья Нанба жила тогда, после войны, еще в Гудауте, а сам Закан года два находился в Москве, и своего зятя впервые увидел только на его с дочерью свадьбе.

Но сегодня Закан доволен зятем, который быстро влился в общество, обрел много друзей, да и ко двору в селе Бармыше пришелся, где находится их родовое гнездо, где все Нанбовцы собираются на праздники и фамильные мероприятия.

– Он оказался хорошим семьянином. Удивляюсь, что выросший в большом мегаполисе – Стамбуле, он сам и косит, и рубит, и другими хозяйственными делами занимается. Меня удивляет и его абхазское воспитание. Очень теплые у меня с ним взаимоотношения, мы делимся друг с другом практически всеми проблемами. Никто никого не учит и не поучает, у нас только совет при решении каких-либо вопросов. Хотя мы и живем врозь с ним, я, если куда-то уезжаю, поручаю ему свое хозяйство, – не без гордости тесть делился со мной. И продолжил: – Он очень прикипел к Владиславу Григорьевичу, у них была взаимная симпатия, он до сих пор всегда о нем что-то рассказывает. Когда Владислав ушел из жизни, я боялся, что и с Ибрагимом может что-то произойти – так сильно он горевал.

По натуре своей Ибрагим человек обязательный, государственный. До сих пор не может привыкнуть к тому, что некоторые у нас любят тащить все, что не так лежит, что бы это ни было. Помню, как он сокрушался из-за того, что из госдачи, где он работает, воровали даже пальмы цикасы.

…Словом, Ибрагим Авидзба состоялся и как зять, и как гражданин Абхазии. Я об этом узнала не только после беседы с Заканом Нанба, или с ним самим, или с его ближайшим другом Кочубеем Чкок и другими близко знающими его людьми. Я об этом знала давно, потому что давно знаю Ибрагима. Видела его в охране Владислава Ардзинба еще в войну и потом. Он часто бывал в близкой мне семье Владимира Джамаловича Авидзба, к сожалению, не так давно ушедшего из жизни. Я была и на свадьбе Ибрагима и Лики Нанба – красавицы, занявшей второе место на первом в послевоенное время конкурсе красоты «Мисс Абхазия». Впрочем, если бы я плохо знала Ибрагима или бы знала его с плохой стороны, не потянулась бы моя душа к тому, чтобы написать о нем. Тем более, что есть и повод – в нынешнем году, 1 июля, ему исполнилось 50 лет.

Ибрагим приехал в Абхазию в 1993 году, чтобы защитить родную землю, когда-то вынужденно оставленную предками, от грузинского агрессора. Приехал, похоронив отца, ушедшего из жизни после тяжелой болезни, и справив ему поминки на 52-й день (по мусульманской традиции). Не приехать в ту пору он не мог. Потому что в доме с детства он слышал разговоры об Абхазии, говорили здесь на абхазском, а дед любил петь абхазские песни. Ибрагим является представителем четвертого поколения махаджиров.

23-летний Ибрагим по приезду в Абхазию встретился с Кавказом Атрышба, который был здесь уже с 1992 года и работал у Владислава Ардзинба в охране, вернее, в спецназе, который подчинялся Владиславу. Кавказ предложил Ибрагиму пойти в охрану, и с того времени, до 2000 года, честно, верно и преданно служил Первому Президенту Абхазии. Как делали, впрочем, и все остальные ребята в этой охранной службе.

– Владислава Григорьевича охранять было не сложно. Но зато характер у него был!.. Нет, не жесткий, но возмущался, когда постоянно его опекали. Он хотел иногда одиночества. А нам был как отец. Он и его мать, тетя Надя, меня любили. Они были знакомы и с моими братьями, которые приезжали сюда в 1991 году, – с теплотой вспоминает Ибрагим.

Чуть позже я у Ибрагима выудила и другой секрет. Оказывается, он женился на Лие Нанба по совету Владислава Ардзинба. Я бы хотела, чтобы читатель не стал осуждать меня за то, что личной жизни Ибрагима уделяю немало места в этом очерке. По многочисленным наблюдениям я знаю, что если девушка или парень из потомков махаджиров находят себе пару для создания семьи здесь, в Абхазии, то это ускоряет процесс их адаптации, крепче, надежнее вживаются они в наше общество, дети их легче усваивают родной абхазский язык. Кстати, Ибрагим вначале не знал в совершенстве ни абхазского, ни тем более русского языков, а только турецкий и английский. Сейчас свободно говорит на всех четырех. Учился в вузах Турции и Абхазии.

…Так вот. В Абхазском драмтеатре в Сухуме проходил этот первый послевоенный конкурс красоты, который мы тогда восприняли как свежий глоток воздуха после тяжелых дней войны и который, следует вспомнить, организовал директор «Мода-Текса» Бата Ардзинба. На мероприятии находился и Владислав Григорьевич. Он сидел в ложе на втором этаже по центру, а с двух сторон находились выполнявшие свою работу парни из охраны – Гембер Ардзинба и Ибрагим Авидзба. Президент рукой подал знак последнему, и Ибрагим подошел и спросил: «Уходим? Подготовить машины?» «Да нет, ты туда смотри! Видишь, какая красивая девушка?! И из хорошей семьи. Женись на ней!» – сказал Владислав Григорьевич. Молодой Ибрагим застеснялся, покраснел, отошел в сторону. А дома Владислав Григорьевич попросил свою маму, тетю Надю, настроить Ибрагима на женитьбу на Лике, а то, мол, если останется холостым, может вернуться в Турцию. И она его уговаривала, нашла общих знакомых, которые способствовали делу… И через несколько месяцев создалась семья.

В 2000-м году Владислав Григорьевич назначил Ибрагима (за год до его женитьбы) директором официальной резиденции Президента страны в Сухуме.

– С тех пор я обслуживаю всех президентов, которые проживают в резиденции, занимая высший государственный пост. Находясь на этой службе, я способствовал поездкам в Турцию президентов Владислава Григорьевича и Сергея Васильевича. В 2004 году нас разделили на ардзинбистов, багапшистов. Одни про меня говорили, что я продался Багапш, другие – что я агент Ардзинба. Но для меня любой президент – это президент Абхазии. Я обслуживаю главу государства, кто бы он ни был. Был рядом с Ардзинба, потом с Багапш, с Анкваб, Хаджимба, а теперь с Бжания. К сожалению, если сегодня скажешь, что ты служишь не личности, а президенту страны, тебя посчитают чуть ли не врагом какой-либо другой стороны. Зачем? Мы не так шикуем здесь, чтобы делиться. Это очень плохо. Отсюда и все возрастающее беззаконие.

На вопрос, как тебе удалось влиться в абхазское общество, адаптироваться (исключая удачную женитьбу), Ибрагим ответил, что никогда ничему не возмущался, никого не осуждал, хотя событиям давал оценку. И то, что был постоянно в охране у первых лиц государства, постоянно занятым, а в охранной службе также обретал преданных, искренних друзей, помогало ему чувствовать себя свободным и своим. И вообще слово репатриант Ибрагим ненавидит. «Я просто абхазец, – говорит он. – Наши друзья в Турции называют нас абаза. А здесь абхазы называют нас турками. Или репатриантами. Неправильно это».

– Первое мое впечатление от знакомства с Ибрагимом: чистый абхазец. Порядочный. Дисциплинированный. Воспитанный. А потом я понял, что этот человек готов отдать жизнь за Владислава Ардзинба. Впрочем, если ты служишь в личной охране, именно таким и должен быть, – говорит бывший начальник Государственной службы охраны (в послевоенный период) Кочубей Чкок. – Он служил без нареканий, и он много трудностей перенес. Посменно ходил в течение двух послевоенных лет на охрану государственной границы по реке Ингур. Участвовал в 2001 году в операциях в Кодорском ущелье, когда туда проник Гелаев со своей группой. Он участвовал в рейдах, дневных и ночных, в Гудаутском районе, в Пицунде, на Келасурском мосту, на Мачарке, которые проводились с нашим участием (по распоряжению Ардзинба) – в поддержку силовых структур Абхазии, так как их сил не хватало для наведения порядка в стране. Во время рейдов нами изымалось до 15 – 20 пистолетов и автоматов в сутки, и они сдавались в МВД. На Ибрагима всегда можно было положиться. После того, как его Владислав Ардзинба назначил директором Сухумской госдачи, навел в ней блестящий порядок, и не стыдно было принимать там любые международные делегации, проводить переговоры. У него положительная черта перенимать все хорошее, что услышит или увидит. Прекрасно знает абхазский этикет и следует ему – то, что мы в Абхазии немного утеряли. После смерти Владислав Григорьевича на свои личные средства организовал в резиденции поминальный стол человек на сто. Это было проявлением его любви к великой личности и незабвенной памяти о нём.

Что касается общения и круга друзей, то Ибрагим, естественно, связан со многими приехавшими из Турции на постоянное жительство в Абхазию соотечественниками. И в первую очередь с Кавказом Атрышба (или Атыршба, а в Турции он носил фамилию Озтюрк). Ибрагим и Кавказ давно были знакомы, вместе учились в Турции, а здесь как братья, поддерживают друг друга, часто видятся. Более того, у них есть и родственные связи – сестра Ибрагима замужем за родным дядей Кавказа. Если Ибрагим женат на абхазке, то Кавказу судьбой уготовано было в Абхазии жениться на русской девушке, но не из местных. Так он оказался повязан и с Россией. У семьи растет дочь.

Когда началась грузино-абхазская война, Кавказ находился на границе с Ираком, где у Турции были проблемы с курдами. В турецкой армии он, спортивный парень, с прекрасными физическими данными, входил в особое подразделение, и нелегко было уехать на историческую Родину. Но ему удалось оформить какую-то длительную командировку… Он в Абхазию приехал с находившимися там Рауфом Ебжноу и Саидом Таркил, которым отец поручил сына Кавказа. «Во время войны нас могло приехать сюда больше, из каждого рода человек хоть по десять надо было направить. Мы тогда утеряли шанс массово вернуться сюда и остаться», – считает Кавказ. У них в семье, по его словам, был культ Абхазии и абхазов. Родные, а они были образованные, знали по несколько языков, патриотичные, многие из военных, учили любить историческую Родину, которую они идеализировали и романтизировали. И поэтому не стоял у Кавказа вопрос ехать или нет на начавшуюся у нас войну с грузинами.

У Кавказа за плечами были спортивная академия, стамбульский университет «Мармара» (факультет психологии), офицерские и террористические курсы, опыт работы в разведке и спецназе турецкой армии. Поэтому он в Абхазии пригодился сполна. Он прибыл за 10 дней до освобождения Гагры и участвовал в нем как спецназовец. После образовал из 150 человек спецназ как отдельное военное подразделение, которое выполняло серьезные операции. К сожалению, это подразделение после войны просуществовало недолго, хотя желание его иметь было у многих военных и у Главнокомандующего. В любом случае, за небольшой промежуток времени удалось подготовить в нем до двух тысяч хороших кадров, и это была большая сила.

После войны, как и Ибрагим Авидзба, Кавказ Атрышба охранял границу на Ингуре, работал в Минобороне, в Государственной службе охраны, был рядом с Владиславом Ардзинба.

Не скажу, что у этих парней все проходит гладко на их жизненном пути в Абхазии. У них немало неудач и разочарований в сегодняшнем дне, в определенной степени ушла романтика. Они представляли развитие послевоенной Абхазии совсем по другому руслу. В принципе, и мы все, здесь родившиеся и перенесшие войну, думали, что будем жить иначе, богаче, в большей любви и внимании друг к другу. Но, увы… Мы терпим и продолжаем жить в своей Абхазии, стараемся вникнуть в складывающиеся обстоятельства, влиять на что-то. А эти ребята и другие такие же? Они ведь могут уехать на свою вторую родину, в Турцию.

– Я все бросил и приехал, служил Абхазии. И все, что мы делали, делали не зря. Я здесь себе не сделал бизнеса, это я делал бы в Турции, – говорит Кавказ. – Но раньше, когда я слышал абхазскую речь, сердце начинало трепетать, но сейчас того огня в душе нет. Хотя никогда не жалел, что приехал. Однако я не знаю, что будет с Абхазией дальше…

Сейчас Кавказ снова работает в ГСО.

У Кавказа здесь появилось и святое для него место. Это – могила отца Кемала. Когда умерла супруга, мать Кавказа, отец переехал жить к сыну в Сухум. И умер через три года в возрасте 96 лет. «Отец всю жизнь был патриотом Абхазии, и имя моё дал мне он», – рассказывает Кавказ.

– Я молодым приехал сюда. Лучшие мои годы здесь прошли. Разве легко будет мне там, если вернусь? – ответил Ибрагим Авидзба, когда я задала вопрос о возможном возвращении в Турцию. – Я люблю Абхазию, иначе не находился бы здесь. И никогда для себя ни дома, ни квартиры, ни санатория не искал. Свой дом приобрел сам. Раньше думал, что без Абхазии не смогу жить. Всегда надеялся: построим государство, и все будет хорошо. Хотел быть полезным государству. Неужели что-то неправильно сделал? Переживаю.

…Вернитесь к моим первым строкам. Не зря я их поставила в начале повествования об Ибрагиме Авидзба. Те страхи его тестя, связанные с семейной жизнью его дочери, у которой двое сыновей уже студенческого возраста, а также и те страхи нашего мудрого Президента Ардзинба, который умел предвидеть малое и великое, надеюсь, не реализуются. Потому что ставшие нашими согражданами эти два потомка махаджиров, Ибрагим и Кавказ, закалившиеся в войне и на службе своей Родине, корнями вросшие в наше общество, сегодня достаточно зрелые люди, и они наряду с нами и переживают, и переносят тяготы и неудобства нашей жизни. Возможно, нам всем, в том числе и на уровне государственных структур, надо быть к ним внимательней, лучше поддерживать их в делах, что-то объяснять. Они ведь попали в Абхазию все-таки из другой страны, с другим укладом жизни, попали полные романтики, готовые за нас отдать свои жизни. И не могут понять многих основ, причин, явлений нашей современности. Хотя эти явления мы тоже не приемлем. Но дай Бог, чтобы и им, и всем нам вместе стало вскоре комфортно существовать на этой нашей красивой земле.

Заира Цвижба

Газета "Республика Абхазия"

 

ОБРАЩЕНИЕ К ДЕПУТАТАМ НАРОДНОГО СОБРАНИЯ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ

Новый 2021 год наша страна встретила в режиме беспрецедентного опустошения во всех сферах жизнедеятельности. Подобного обнуления институтов власти не наблюдалось за всю новейшую историю Абхазии. Страна разом оказалась без президента, премьер-министра, государственного бюджета, и даже всей структуры правительства.

Тем временем по всей стране бушевали пандемия и пожары. За это время выгорели несколько домовладений в Гальском районе Абхазии, пожаром были охвачены тысячи гектаров лесного массива в Гагре, Афоне, Эшере, сёлах Очамчирского и Ткуарчальского районов. Ситуация с локализацией возгораний была доведена до абсурда. Только героическими усилиями сотрудников министерства по чрезвычайным ситуациям и местных жителей удалось спасти от пожара знаменитые курортные объекты Гагры и домовладения горожан. Министр по ЧС Абхазии вынужден был заявить, что у его ведомства нет запасов горючего для привлечения в тушении пожаров российской авиации. И это в то время, когда в стране как грибы после дождя выросли АЗС под названием Подорожник - Ахурбӷьыц, находящиеся в частном владении высокопоставленных чиновников из правительства Абхазии.

В республике не оказалось руководителей способных принять антикризисные меры. Жителям Абхазии оставалось только уповать на высшие силы и просить дождя у Бога. И он услышал их молитвы, дождь потушил все очаги возгорания.

Лесные пожары в нашей стране носят сезонный характер, и их возникновение в эту засушливую погоду нетрудно было спрогнозировать. В подобных ситуациях положение спасало взаимодействие абхазских спасателей с коллегами из Российской Федерации. Так в ноябре 2019 года при возгорании лесных массивов в районе Псху и Гагры по просьбе руководства Абхазии в тушении пожаров были задействованы самолет МЧС России Бе-200 и вертолёт Ми-8. Такое взаимодействие способствовало оперативному тушению пожаров и минимизации пагубных последствий стихийного бедствия для флоры и фауны нашей страны.

Готовность оказывать совместную помощь в борьбе со стихийными бедствиями прописаны и в договоре о сотрудничестве и взаимопомощи между Россией и Абхазией. В конце концов у президента и премьер министра есть резервные фонды, созданные в своё время для реагирования на подобные вызовы!

В результате халатности властей экологии Абхазии нанесён ощутимый урон. Пожары в условиях Абхазии всегда чреваты изменением уникального видового разнообразия, гибелью зоологического мира. Среда становится непригодной для обитания животных и небезопасной для людей, могут возникать оползни и другие катаклизмы.

Налицо кризис управления в стане нынешних управленцев. Из-за запоздалых, несвоевременных мер по борьбе с ковидом количество заразившихся зашкаливает. Пугающими темпами растёт смертность наших граждан. По данным оперштаба только за последние несколько недель от коронавирусной инфекции скончались 37 наших граждан. В этой связи настораживает неадекватное поведение президента страны. В то время, когда в стране полыхали пожары и люди умирали от заразной инфекции, президент, который, согласно информации его пресс-службы, находился на “самоизоляции” праздно разгуливал по набережной и пировал в ресторане Эрцаху! И как требовать тогда от простых граждан неукоснительного соблюдения режима ограничений? Ведь дурной пример заразителен! Особенно, когда его подают первые лица в государстве!

Понятно, что болезнь не выбирает людей, президент ли, премьер министр или же простой смертный гражданин. Все мы под богом ходим, и всем желаем выздоровления! Но народ выбирает себе правителей в надежде на то, что они будут заботиться о стране и её гражданах в любые времена! В том числе и во времена тяжких испытаний!

Мы видим, что руководство страны заботится о себе и о своём благополучии. Нашлось же горючее для заправки борта МЧС в целях оперативной эвакуации за пределы Абхазии заражённого вирусной инфекцией премьер-министра! Но мы не видим такого же адекватного реагирования со стороны властей на защиту безопасности и здоровья наших граждан! Ведь отнесись более последовательно и ответственно к данной проблеме власти, мы возможно смогли бы уберечь сотни жизней наших сограждан, в том числе представителей научной и творческой интеллигенции Абхазии.

Вызывает недоумение, что в бюджете на 2021 год не предусмотрены расходы на борьбу с пандемией. Зато структура правительства осталась прежней! Все ресурсы страны будет поедать неэффективный и раздутый аппарат чиновников! Никто уже более не сомневается, что обещание президента о реформах и оптимизации были всего лишь предвыборным трюком. Этому “трюку”, на наш взгляд, дал более точную характеристику бывший помощник Аслана Бжания Ахра Авидзба. Все желающие могут почитать это на его странице в социальной сети Фейсбук! Можно утверждать, что именно это определение нецензурного толка и характеризует всю деятельность команды “борцов за справедливость” 9 января 2020г.

К сожалению, изложенное выше далеко не полный список “достижений” команды Бжания А.Г. Все это хорошо известно каждому из вас! Вполне очевидно, что в стране назрел кризис власти, и как следствие возникающие проблемы наслаиваются одна на другую.

Ярким доказательством неэффективности и некомпетентности властей является ежедневно накапливающийся государственный долг за переток электроэнергии из Российской Федерации.

Государство оказалось не в состоянии упорядочить и выполнение своих обязательств по социальным выплатам. Специалисты в различных областях неустанно прогнозируют худшие варианты развития событий, и как показывает практика, их прогнозы и опасения подтверждаются. Но наши власти, упорно хранящие молчание, фактически самоустранились, оставив народ наедине со своими проблемами.

В этой ситуации считаем целесообразным обратиться к Народному Собранию-Парламенту РА с требованием экстренного созыва внеочередной сессии для дачи объективной оценки дееспособности и компетентности руководства страны, в частности, Президента Республики Абхазия Бжания Аслана Георгиевича и премьер-министра Анкваб Александра Золотинсковича!

РОО "Аидгылара"

14.01.2021

Деятельность по майнингу криптовалют запрещена в Абхазии до 1 июня 2021 года, запрещено также ввозить оборудование для майнинга на территорию республики.

СУХУМ, 13 янв - Sputnik, Асмат Цвижба. Главы районов Абхазии отчитались о положении с функционированием майнинговых ферм и способами борьбы с ними на совещании, в котором помимо них участвовали руководители силовых структур и министры.

Совещание по ситуации с проблемами энергодефицита в республике провел глава Администрации президента Абхазии Алхас Квициния в среду 13 января. Участники встречи обсудили состояние энергетики в районах Абхазии, узнали, где больше всего майнеров и кто из "своих" помогает им добывать криптовалюту.

По словам Главы Галского района Константина Пилия, на сегодняшний день в районе не функционирует ни одна майнинговая ферма. Однако министр внутренних дел Абхазии Дмитрий Дбар с такой информацией не согласился. Он отметил, что Гал – один из самых "загруженных районов" и к подключению ферм имеет прямое отношение районное отделение "Черноморэнерго" и обеспечивает майнеров трансформаторами.

"Да, я знаю, что трансформатор Галского района загружен майнингами, потому что он обеспечивает энергией соседние районы. А я говорил о ситуации в своем районе. Если у вас по Галскому району есть какая-то информация, то я публично подам заявление об отставке", - сказал Пилия.

Похвастался достижениями и глава Очамчырского района, который отметил, что за последние пять дней удалось выявить несколько майнинговых ферм, которые были тут же отключены. Он отметил, что заслуга принадлежит новому руководителю местного отделения "Черноморэнерго", который эффективно выполняет свою работу. Не нашлось майнеров и в Новом Афоне.

А в Гулрыпше ситуация, наоборот, ухудшается, заявил глава района Аслан Барателия. Только за минувшие выходные от перегруза сгорели четыре трансформатора и люди остались без света. Барателия отметил, что намерен увольнять сотрудников администрации, если у них будут выявлены незаконные фермы.

Главы районов сошлись во мнении, что необходимо не только продолжать работу по выявлению незаконных подключений к электросетям, но и усиливать ее, так как многие крупные объекты, которые были отключены, подключаются снова.

Некоторые же распределяют машины по частным домам, чтобы их было не так легко вычислить. А в Гагрском районе популярно другое "убежище" – под криптоферму предприниматели выделяют туробъекты и гостиницы.

"Война" с соучастниками

По словам первого заместителя генерального директора РУП "Черноморэнерго" Зураба Багапш, ведомство продолжает отключать фермы в районах, сотрудники работают даже в праздничные и выходные дни. Однако, по его мнению, все рейды и инспекции малоэффективны, так как после отключения владельцы ферм подключаются снова и находят пути обхода запретов, а штрафы слишком низкие.

Багапш заявил о необходимости принять нормативно-правовые акты, которые позволят конфисковать аппараты.

По словам главы МВД Дмитрия Дбар, большая часть майнинговых ферм расположена в Сухумском, Галском, Очамчырском, Гулрыпшском районах и поселке Бзыбь. Дбар заявил, что к незаконному подключению майнингов имеют прямое отношение главы и сотрудники местных отделений "Черноморэнерго", так как без них подключение невозможно.

"Если мы не будем снимать таких руководителей, и они не будут нести персональную ответственность, то никакой борьбы не будет, и все будет фикцией. Вчера у нас было совещание, и мы ввели персональную ответственность начальникам милиции на местах. Как только и сотрудники "Чернорморэнерго" будут знать, что они будут уволены, они в течение нескольких суток сами всех отключат, и мы там не нужны будем", - сказал он.

Зураб Багапш отметил, что "Черноморэнерго" уже решает проблему кадровой неэффективности в районах и проводит работу по замене руководителей.

К тому же, министр внутренних дел добавил, что еще до приезда сотрудников МВД на объект для его отключения, люди предупреждают владельцев ферм о рейде. Правда, кто это делает, министр не уточнил, но заявил, что готов при необходимости "расшифровать" имена.

Глава Администрации президента отметил, что за деятельность майнинговых ферм в районах и деревнях должны быть ответственны и главы местности.

"Сегодня, если даже муха пролетит в селе, все будут об этом знать, вы хотите сказать, что глава администрации не будет знать о том, что в селе стоят майнинги? Не надо мне о таком рассказывать", - добавил он.

Глава администрации Ткуарчала Исидор Дочия отметил, что нельзя обвинять глав районов в полном бездействии.

"Недавно был случай, человек хотел подключиться. Я послал людей и сказал, что это ни в коем случае нельзя делать. Да, мы не знаем, у кого есть аппараты дома, но если в городе есть большие фермы, мы знаем и ведем работу", - объяснил он.

Министр экономики Абхазии Кристина Озган отметила, что нагрузки электроэнергии после новогодних праздников значительно выросли.

"У нас проблема вытекает из крупных операторов в населении. Без участия местных органов управления ситуация не решится, в каждый дом и квартиру сотрудники "Черноморэнерго" и МВД не войдут физически. Мы не можем всю ответственность взваливать на одних. Если мы будем работать вместе, не отталкиваясь от личных эмоций, тогда мы сможем решить задачу", - подчеркнула она.

По мнению Алхаса Квициния, в Абхазии многие чиновники привыкли оставаться безнаказанными и надеются на родственные и дружеские связи.

"Пора с этим завязывать. Если мы не будем принимать своевременные и волевые кадровые решения, то никакого результата дальше не будет", - сказал он.

Постановлением Кабинета министров деятельность по майнингу криптовалют запрещена в Абхазии до 1 июня 2021 года, запрещено также ввозить оборудование для майнинга на территорию республики. Запрет введен из-за перегруза в энергосистеме страны.

 

 

Спасателям МЧС Абхазии удалось локализовать возгорания по всей территории республики к вечеру 7 января.

СУХУМ, 8 янв - Sputnik. На утро 8 января в Гагрском районе общий очаг возгорания фрагментировался, есть очаги в высокогорной части города, в прибрежной - отдельные очаги с низкой интенсивностью, сообщает пресс-служба МЧС Абхазии.

К вечеру 7 января огонь в Гагре подобрался к жилым домам на расстояние в 150 метров, власти города заявили о готовности эвакуировать жителей домов в случае необходимости.

Как отмечают в спасательном ведомстве, в Гагрском районе сухостой и подлесок горели на площади около шести гектаров. На ликвидацию пожара были направлены четыре пожарных и одно спасательное отделение ПСО Гагры и одно пожарное отделение ПСО Сухума.

7 января локальные пожары были также ликвидированы в Гудаутском районе, в районе села Мгудзырхуа, в селах Река и Баслаху Очамчырского района. В селе Гагахлеба Галского района потушен пожар лесокустарника на площади в один гектар.

 

 

 

 

Страница 1 из 56