Круглый стол, на котором обсуждались перспективы рынка недвижимости, прошел  в Сухуме. Руководители ведомств и эксперты рассмотрели возможности этого рынка и обоснованность ограничений, которые не могут быть сняты до решения большого комплекса проблем.

Инициатором круглого стола по теме: «Состояние и перспективы рынка недвижимости в Республике Абхазия» является Центр стратегических исследований при президенте Республики Абхазия. По мнению модератора Илоны Мирцхулава, много разных ведомств занимаются проблемами рынка недвижимости, но они разобщены и между ними нет взаимодействия. Собрать руководителей этих ведомств, услышать разные мнения и выработать подходы к решению проблем – вот основные задачи встречи.

В публичном пространстве звучат мнения, не подкрепленные знанием законодательства, считает министр экономики Адгур Ардзинба. Между тем рынок недвижимости можно разделить на коммерческий и жилой, их регулируют Гражданский и Жилищный кодексы.

Основным игроком на рынке недвижимости является государство, именно оно с 2010 года по настоящее время вложило в ремонт и реконструкцию более 150 объектов 13 млрд рублей российских финансовых средств. Частные вложения совсем скромные, это связано с низкой инвестиционной привлекательностью и отсутствием финансовых возможностей у банковской системы Абхазии. Под коммерческие проекты удалось привлечь около 1 млрд рублей заемных средств, но этого катастрофически мало.

Владение коммерческой недвижимостью, по словам министра экономики, не имеет ограничений. Любое юридическое лицо, учрежденное на 100% иностранными гражданами, имеет возможность в соответствии с действующим законодательством обладать правом собственности на недвижимое имущество, используемое в целях предпринимательской деятельности. Ограничения на приобретение жилья были введены в 1995 году. В соответствии с постановлением кабинета министров, лица, в пользу которых происходит отчуждение жилья, к моменту совершения сделки должны иметь паспорт гражданина Абхазии.

Для того чтобы говорить о снятии ограничений на приобретение жилья иностранными гражданами, необходимо решить большой комплекс проблем: разработать и принять новый Жилищный, Градостроительный и Строительный кодексы, завершить работы по территориальному планированию и созданию государственного кадастра, провести инвентаризацию всего жилищного фонда и создать единый государственный реестр собственности. На сегодняшний день ни один из этих вопросов не решен.

«Сначала надо навести в своем доме порядок, а потом приглашать гостей», – считает Адгур Ардзинба.

Давид Ирадян, руководитель Государственной кадастровой палаты заявил, что в Абхазии очень много разрушенных объектов недвижимости и заброшенных участков земли, которые не используются и не приносят никакой пользы бюджету. Давид Ирадян сообщил:

«У нас действует советский Земельный кодекс, который устанавливает систему вещных прав на землю, но это – необоротоспособные права, как и право аренды, которое абсолютно никого не защищает. Можно ли при советской системе вещных прав на недвижимость строить рыночную экономику? Я не знаю таких прецедентов. Нужно вносить изменения в гражданское законодательство и создавать новую систему вещных прав, которые позволят в полной мере защитить права собственности. При действующем у нас праве аренды ни один нормальный человек не будет строить, когда договор аренды может быть расторгнут, если ты вовремя не внес плату, и когда право аренды дается на 25 лет, а здание стоит 100 лет. Ничего из этого не получится».

Давид Ирадян так описал причину, по которой страна не развивается:

«Придет иностранный или местный инвестор, он хочет что-то построить на каком-то земельном участке и вынужден нелегально приобретать землю. Местные инвесторы на это идут, но иностранные пойти на это не могут, потому что у них проектное финансирование, кредит в банке, они не могут сказать: «Дайте нам 300 тысяч долларов, мы их кому-то отдадим, чтобы нам оформили документы на землю!» В этом основная проблема, вот почему у нас ничего не строится. Есть механизмы, которые надо обсуждать и создавать, в том числе, нужно легализовать и оформить все права, которые сейчас есть де-факто. У нас есть земля, но ее нельзя заложить, хотя она могла бы быть ликвидным залогом для банковского финансирования. Это могло бы сдвинуть ситуацию с мертвой точки».

Плачевную картину столичного жилого фонда нарисовал заместитель главы администрации г. Сухума Леон Кварчия. Всего в столице 600 многоквартирных домов, 80% их фонда приватизировано. Частных домовладений около 10 тысяч. В городе 250 объектов аварийного и ветхого жилья. В последний раз инвентаризацию проводили в 2007 году, по ее результатам 65 квартир распределили между очередниками и льготниками. Всего в очереди на жилье стоят 2400 человек, в том числе 250 льготников. Закон запрещает отказывать в постановке на учет нуждающихся в жилье. Но все знают, что за двадцать пять послевоенных лет для очередников не было построено ни одного многоквартирного дома.

«Мы сами себя обманываем, и обманываются те, кто стоит в этой очереди и надеется когда-нибудь получить жилье», – сказал Леон Кварчия.

Тарифы на жилье мизерные и составляют примерно 2 рубля за квадратный метр, но оплачивает их только 40% населения.

Прежде чем снимать ограничения на приобретение жилья для иностранных граждан, по мнению Кварчия, необходимо создать кадастр недвижимости, сделать комплексный анализ жилого фонда по всей республике, разработать и принять Градостроительный и Жилищный кодексы.

Неудовлетворительные итоги государственного регулирования сферы недвижимости подвела заведующая отделом экономики Центра стратегических исследований Хатуна Шат-ипа. Разгосударствление собственности, по ее мнению, было проведено стремительно, но неэффективно. В 2012 году доля государственного сектора составила 10% от ВВП, притом, что среднестатистический показатель в мире около 30%. Хатуна Шат-ипа сказала:

«За последние десять лет число частных предприятий увеличилось всего на 65 единиц, а было приватизировано 600 объектов. По данным на 2017 год, в частном секторе экономики занято десять тысяч человек, что составляет около 8% от всего трудоспособного населения. Инвестиции, полученные в результате приватизации, серьезных изменений в производственном секторе не произвели, многие объекты до сих пор не восстановлены. Социальная эффективность от приватизации для большинства населения Абхазии оказалась очень низкой. Увеличивается разрыв между бедными и богатыми и возникают вопросы обоснованности обогащения отдельных должностных лиц и их приближенных».

В Фонд приватизации был перечислен 1 млрд 150 млн рублей. Все об этом загадочном фонде слышали, но никто его отчетов не видел. Год назад на сайте Генеральной прокуратуры появились списки должников, и все увидели там должников Приватизационного фонда. Это свидетельствует о слабости государственных институтов и о том, что средства от приватизации не пошли на развитие экономики. Доход бюджета от приватизации объектов за все время составил 157 млн рублей или 54 рубля на одного человека в месяц. Рынок земли является наиболее защищенным, но он приносит в бюджет всего 83 млн рублей. Его низкая отдача объясняется тем, что наши земли сельскохозяйственного назначения, площадь которых – 397 тысяч гектаров, не используются, так как сельское хозяйство в глубочайшем кризисе. На всю отрасль из бюджета выделяется около 60 млн рублей в год, в то время как на содержание только парламента заложено 53 млн рублей.

Почему органы местного управления не проводят учет объектов недвижимости и не применяют статью 282 Гражданского кодекса о прекращении права собственности на бесхозяйственно содержащиеся жилые помещения?

По убеждению Хатуны Шат-ипа, пока все эти проблемы не будут решены, ограничения рынка жилья не могут быть сняты, а для их решения необходимо разработать государственную программу развития республики.

Организаторы круглого стола передали руководителям ведомств итоговый документ, в который они должны внести свои изменения и предложения, после чего он будет опубликован на сайте ЦСИ.

Елена Заводская

Эхо Кавказа

 

Для снижения административных барьеров и повышения доступности государственных услуг министерство экономики разработало законопроект «Об оказании государственных услуг», предусматривающий принцип «одного окна» – многофункционального центра оказания государственных услуг.

В 2017 году министерством экономики разработан проект закона «Об оказании государственных услуг». По прошествии года в него внесены поправки, касающиеся технических и юридических вопросов.

«Целью законопроекта является регулирование отношений в сфере оказания государственных услуг гражданам органами государственного управления и государственными организациями, в том числе путем внедрения многофункционального центра оказания гос. услуг и электронного портала гос. услуг», – пояснили в пресс-службе министерства экономики.

Ожидается, что внесенные в закон поправки снизят административные барьеры и повысят доступность государственных услуг для граждан.

«Доработка законопроекта заключалась в большей степени в его юридико-техническом оформлении. Также в виду того, что Абхазия является небольшим по территории государством, было принято решение не делить государственные услуги на республиканские и муниципальные – все гос. услуги будут объединены в единый портал», – сообщили в пресс-службе.

Предоставление государственных услуг в многофункциональном центре будет осуществляется после однократного обращения заявителя с соответствующим запросом, а взаимодействие с органами, предоставляющими государственные услуги, будет осуществляться многофункциональным центром без участия заявителя:

«Принцип «одного окна» подразумевает однократное обращение заявителя в многофункциональный центр оказания государственных услуг при сдаче необходимых документов и по прошествии установленных законом дней – получение результата. При этом все побочные документы, необходимые для оказания той или иной услуги, будут подготавливаться сотрудниками центра путем межведомственного взаимодействия. Предоставлением гос. услуг по принципу «одного окна» смогут пользоваться абсолютно все граждане Республики Абхазия, а за предоставлением некоторых гос. услуг смогут обращаться и иностранные граждане».

На внедрение одного многофункционального центра оказания государственных услуг без учета программного обеспечения необходимо до 4 млн. рублей.

На данный момент проект находится на рассмотрении кабинета министров.

Ольга Джонуа

Нужная газета

 

18 февраля на заседании комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии депутаты парламента обсудили вопрос разведки и добычи нефти.

Председатель комитета Астамур Тарба сообщил, что планируется обсудить плюсы и минусы добычи нефти в Абхазии, рассмотреть экологические риски и экономические преимущества. Он подчеркнул, что на заседание были приглашены все причастные к этому вопросу лица, как бывшие и нынешние чиновники, так и предприниматели. В парламент пришла лишь часть приглашенных.

«Нас интересует насколько отвечают интересам Абхазии лицензионные экономические условия, по которым выданы лицензии двум компаниям», – сказал Тарба.

Премьер-министр Валерий Бганба напомнил, что в парламенте прошлого созыва была создана комиссия, которая занималась вопросом добычи нефти в Абхазии – экологической безопасности и экономической целесообразности. Но комиссия провела лишь одно заседание, и «ответы на поставленные вопросы не были получены».

«Что касается моей работы на посту премьер-министра, правительство обязано исполнять те договоры, которые заключены государством. Есть, конечно, служба экологии, которая должна заниматься мониторингом работы обоих компаний», – сказал премьер.

Он добавил, что обязательно необходимо строго следить за экологической безопасностью.

Тарба задал вопрос, готова ли сегодня Абхазия к тому, чтобы отразить теоретические экологические катастрофы:

«Даже в процессе геологической разведки, которая предполагает бурение, возможен разлив нефти и загрязнение окружающей среды. Например, насколько укомплектованы МЧС оборудованием и средствами, чтобы отразить хотя бы на начальном этапе теоретические риски?».

В соответствии с договорами ответственность за риски должна нести компания, которая проводит разведывательные работы.

«Первая и основная задача этих компаний – соблюдать экологическую безопасность. Если Вы обратили внимание на то, по каким мы причинам можем прервать наши договоренности, то увидите, что в первую очередь, это экологическая безопасность», – пояснил Бганба.

В законе о пользовании недрами говорится, что компания, в случае причинения экологического вреда, за счет собственных средств должна восстановить убытки, заметил Тарба.

«Но по тем документам, которые мы изучали, огромных средств в распоряжении компании мы не увидели. Конечно же, мы хотели бы видеть представителей компании для более четкого разъяснения о том, как они могут предотвращать эти риски. Чрезвычайное реагирование предполагает хотя бы наличие вблизи пожарной части», – сказал депутат.

Бганба подчеркнул, что все это должно было быть заложено при разработке договора, и вопрос этот стоит адресовать тем, кто работал над этим документом и подписывал его.

Депутат Аслан Бжания отметил, что создается новая для страны отрасль и «при правильном подходе это может быть серьезным подспорьем». Он попросил более подробно рассказать об экономической целесообразности проекта.

«Объем и все остальное мы можем узнать только после проведения разведки. Разведку, насколько я знаю, продлили еще на пять лет. Сегодня ни я, ни вряд ли сама компания сможет ответить, какие могут там быть запасы нефти, сколько они смогут добывать в год, какая будет экономическая ситуация. Может быть, вообще добычи не будет. Аслан Георгиевич, Вы лучше меня должны знать, учитывая ту должность, которую Вы занимали, когда заключался договор, должны знать, кто в этой фирме, что за фирма», – ответил на вопрос премьер-министр.

Бганба отметил, что оба договора были заключены в 2013 году сроком на 45 лет и никакой пролонгации договора не было, было продление лицензионных условий договора, то есть были продлены сроки проведения геолого-разведывательных работ.

Илья Гуния напомнил, что соглашение с нефтяной компанией было заключено в 2012 году, в 2014 году была дана лицензия для геологического изучения, которую продлили 2018 году на тех же условиях, что и раньше. Срок лицензии был пять лет, Гуния задается вопросом, неужели за 4 года компания не провела ни одного исследования. В таком случае, считает депутат, условия были нарушены.

«Была выделена совмещенная лицензия. Вы говорите об объемах, но у нас нет данных. Сейчас речь идет о геолого-разведывательных работах, они сейчас определят объемы», – сказал начальник управления по вопросам землепользования и кадастру Адамур Ахуба.

Он сообщил, что компания разработала программу разведки, но на время работы предыдущей комиссии по нефти вся деятельность была приостановлена.

Руководитель администрации президента Беслан Барциц напомнил хронологию событий:

«Первый договор, о котором я хочу сказать, – это договор между минэком Абхазии и НК «Роснефть», датирован он 26 мая 2009 года. Следующий договор, который углубляет эти отношения, – это распоряжение о предоставлении РН «Шельф Абхазии» разрешения на разведку на гудаутском участке акватории Черного моря. Это было коллегиальное решение правительства, оформленное 22 апреля 2013 года. В этот же день были подписаны лицензионные условия, которые до сегодняшнего дня без изменений остаются. Еще один документ, о котором хочется сказать по «Роснефти», подписан 17 июня 2015 года. Это также коллегиальное решение кабинета министров о продлении сроков. После этого, еще одно решение от 21 декабря 2017 года о продлении лицензионных сроков. Сами сроки договора не меняются».

Что касается «Апсны-Ойл», хронология та же, сообщил Барциц:

«Соглашение о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов между правительством Абхазии и открытым акционерным обществом «Независимая нефтегазовая компания» подписано в 2014 году. В статье второй этого проекта прописано, что оператором проекта будет специально созданное российское ООО «Апсны-Ойл». 17 мая 2014 года издано распоряжение о предоставлении «Апсны-Ойл» права на геологическое изучения, разведку и добычу нефти. Ни один пункт условий договора не был изменен в 2018 году».

Часть депутатов выразила мнение, что в договоре плохо учтены интересы государства. Руководитель администрации президента отметил, что возможно пересмотреть определенные пункты договоров. Депутатов также интересовало, возможно ли сделать какие-либо экономические расчеты и рассчитать доходы в бюджет.

Как сообщил экс-министр экономики Давид Ирадян, в 2010 году «Роснефть» уже проводила определенную работу:

«На тот момент уже проводились работы по геологическому изучению, поисково-оценочные работы, и объемы были заявлены достаточно существенные. Естественно, это был всего лишь прогноз, но исходя из срока отработки месторождений порядка 40 лет, на который затем была предоставлена лицензия, получалось, что около 2 млн тонн – проектная мощность добычи. Это, естественно, только прогнозы, на тот момент не было пробурено ни одной поисковой скважины. Это определялось по резервуарам, которые есть внутри, еще не известно, чем они там наполнены».

Ирадян подчеркнул, что 2 млн тонн в год сегодня могут дать порядка 6 млрд. рублей единовременных поступлений в бюджет.

«Да, есть определенные риски добычи нефти, но есть ли у нас какая-либо другая альтернатива получить 6 млрд в бюджет? Это больше, чем наши собственные доходы сейчас от какого-либо другого источника. Очевидно, что нет, поэтому я считаю, что интересы государства в этом договоре учтены», – сказал он.

«Ваша экономическая выкладка называется “на безрыбье и рак рыба”, довольствуйтесь 6 млрд», – отреагировала на выступление экс-министра экономики депутат Натали Смыр.

Депутат парламента пятого созыва Кан Кварчия считает, что прошлой власти нельзя было заключать данный договор, а нынешняя не должна была продлевать срок разведывательных работ. Он привел в пример Венесуэлу, которая, несмотря на большую площадь и население, сейчас находится в непростой ситуации, чему виной добыча нефти в том числе. Кварчия добавил, что основным богатством Абхазии является чистая природа, ее и нужно беречь, так как именно она основной источник доходов. Он подчеркнул, что вопросы есть к договорам с обеими компаниями.

«Но в случае «Роснефти» я считаю, что эта компания большая, она серьезная, ей не нужны эти склоки, разговоры, они готовы будут всегда пересмотреть любой договор, чтобы на входе всегда было меньше разговоров и быть серьезным партнером. Надо пересматривать оба эти договора, и закладывать интересы Абхазии и туда, и туда, и тогда я каждого пойму», – сказал он.

Депутат Алмас Джапуа сделал заявление, которое попросил считать официальным обращением в прокуратуру:

«Все мои предположения основаны на косвенных уликах и должны генеральной прокуратурой рассматриваться как косвенные улики. Нынешний виток напряженности вокруг этого вопроса никак не связан с компанией «Роснефть». Есть, конечно, проблемы с договором, у меня лично нет претензий к компании «Роснефть», есть претензии к руководству Абхазии, которое было в момент заключения договоров. Если речь идет только о разведке, то зачем даете и добычу сразу одним документом? В 2014 году президентом Александром Анкваб и правительством во главе с Леонидом Лакербая были подписаны договоры с компанией «Апсны-Ойл», учредитель которой, в тот момент можно было это определить, находится в офшоре, на Кипре. Каким образом эти люди заключают договоры? То есть правительство, которое подписывает договоры с этими нефтяными компаниями, я могу предположить, что это некая крупная коррупционная схема, которая организована самими этими господами, в том числе Александром Анкваб. Его близкий друг и соратник по организации ОО «Айтайра» Леонид Лакербая подписывает эти крайне невыгодные договоры. Ни один литр этой нефти Республике Абхазия не принадлежит, и все разговоры о том, что у нас там есть доля – это банальное вранье».

Очевидно, зная дату и предполагая события, которые будут происходить в мае 2014 года, в ускоренном порядке были подписаны договоры, считает депутат:

«Одной из косвенных улик является то, что тогдашний министр экономики, который подписывал соглашение, на выходе из исполнительной власти становится гендиректором этой компании. По-моему, во всех приличных странах мира это называется коррупцией».

Джапуа утверждает, что именно Александр Анкваб, «облачившийся в иммунитет депутата», является активным лоббистом нефти в парламенте, «проводя консультации со всеми депутатами и со мной, настаивая на том, что «Роснефть» может подождать, а «Апсны-Ойл» должна добывать».

«Главный активный лоббист этого проекта в парламенте Александр Анкваб. Все руководствуются целесообразностью интересов своего государства, кроме него», – заявил Джапуа.

Он сообщил, что была совершена поездка в село Окум, где идут работы по разведке, и в ходе беседы с жителями выяснилось, что работы производит гудаутский ДРСУ-1, учредителем которого является Леван Тужба.

«Прокуратура и народ должны заинтересоваться тем, кто лично его грабит, находясь у руля», – заявил депутат.

Джапуа подчеркнул, что, находясь в оппозиции, нынешнее руководство выступало против этих договоров, но сейчас продлевает их.

«Существует некий объем политических договоренностей между нынешним руководством и прошлым. Я не могу точно сказать, является их характер политическим или чисто коррупционным. Это предмет работы следствия», – сказал он.

Министр экономики Адгур Ардзинба считает, что проблема состоит в том, что необходимо менять законодательство. Все разговоры о «спасении народа» не помогают, а помогают «конкретны шаги, выраженные в нормативных актах».

«Если мы хотим результатов, необходимо приступить к конкретной работе, к которой мы призываем уже почти месяц. На мой взгляд, есть три главных вопроса: экологическая составляющая, экономическая составляющая и экономическая целесообразность в целом, коррупционная составляющая. Все их надо рассматривать отдельно. Говорить можно всякое, но, если мы не будем менять законы, не будем применять договора, ничего не поменяется, а все мы будем рассказывать о том, как мы любим абхазский народ», – сказал министр.

Он отметил, что вопросами экологии занимается другое ведомство, для министерства экономики главный вопрос – сколько в бюджет поступит от одного барреля нефти.

«Если ставить этот вопрос, хочу вам сказать, что на суше добывать нефть намного дешевле, чем на шельфе – это мировая практика. И даже на шельфе – шельф шельфу рознь. Если мы говорим о конкретной доле, давайте это будем обсуждать в рамках комиссии», – сказал Ардзинба.

На обвинения в том, что решение о продлении сроков лицензирования принималось кулуарно, Беслан Барциц отметил: «Все имели возможность ознакомиться, этот документ после подписания попадает в общую рассылку, в нашу электронную систему документооборота, он был доступен везде и всем. Видимо, определенным людям нужно было будировать этот вопрос сейчас. От парламента никто ничего не скрывал».

Ольга Джонуа

Нужная газета

 

Cухум. 18 февраля 2019 г. Абхазия-Информ. Вопросам разведки и добычи нефти в Абхазии посвящалось расширенное заседание парламентского комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии.

На заседание были приглашены нынешние и бывшие высшие должностные лица, имевшие отношение к подготовке, подписанию и пролонгации соглашений о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов с ОАО НК «Роснефть» и ООО «Апсны-Ойл».

В заседании участвовали премьер-министр Валерий Бганба, бывший премьер-министр, а ныне глава администрации президента РА Беслан Барциц, представитель президента в парламенте Дмитрий Шамба, министр экономики Адгур Ардзинба, экс-министр экономики Давид Ирадян, министр по налогам и сборам Даур Курмазия, директор Института экологии АНА Роман Дбар, начальник госуправления по землепользованию и кадастру Адамыр Ахуба, председатель СГБ Зураб Маргания, представители общественности.
Депутаты интересовались, каким образом подписывались эти соглашения и выдавались лицензии, были ли учтены при этом экологические и экономические интересы Абхазии. Обсуждение проходило бурно, иногда на повышенных тонах.

Бывший премьер-министр, глава администрации президента РА Беслан Барциц представил все имеющиеся у правительства документы и разъяснил, по какой причине был продлен срок лицензий.

«Я готов предоставить копии этих документов депутатам и заинтересован в сотрудничестве с ними при обсуждении вопроса нефтедобычи», - сказал Барциц.

Информацию и разъяснения по обсуждаемому вопросу также предоставили Адамыр Ахуба, Давид Ирадян и Адгур Ардзинба.

По мнению депутата Алмаса Джопуа, налицо коррупционный сговор бывших и нынешних властей с представителями нефтедобывающих фирм.

Подводя итоги обсуждения зампредседателя комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии Гиви Кварчия сказал, что депутаты не получили исчерпывающих ответов на поставленные ими вопросы и предложил во избежание предвыборной демагогии и политизации обсуждаемых тем на ближайшем заседании сессии парламента создать депутатскую комиссию, которая и займется детальным изучением различных аспектов проблемы разработки и нефтедобычи в Абхазии.

«Я тоже очень заинтересован помочь будущей комиссии в поисках истины. Я достаточно информированный человек, мне известны все тонкости и нюансы возникновения вообще этой темы, и я готов поделиться этим с парламентской комиссией», - заявил экс-президент Абхазии, ныне депутат парламента Александр Анкваб.

В то время, когда депутаты обсуждали проблемы разведки и добычи углеводородного сырья, у стен парламента собралась группа граждан, выступающих против добычи нефти в Абхазии, а также требующих ратифицировать 20-ую статью Конвенции ООН о противодействии коррупции, ввести обязательное декларирование доходов и расходов госчиновников и конкурсный отбор на госслужбу.

Все мое окружение сейчас сравнивает Абхазию с Сицилией. А все началось с того, что, будучи в шоковом состоянии от очередного судебного заседания, я поделилась своими впечатлениями в соцсетях. Речь шла не о системе правосудия, а об отношении общества к преступникам.

На размышления меня натолкнула группа поддержки, прибывшая на заседание суда, рассматривавшего дело тривиальных «домушников», которые в третий раз «ставили» один и тот же дом и последовательно выносили из него все имущество, но в третий раз были задержаны служителями порядка аккурат в момент совершения преступления. Через пару дней после ограбления, когда решался вопрос о мере пресечения, братаны в прямом и переносном смысле пришли в суд болеть за своих. Родственники говорили о том, что «бес попутал», рыдали жены, ссылались на детей, которые останутся без отцов. В общем, все в рамках общепринятых норм современного абхазского общества.

Но все это ничего, даже ожидаемо. Традиции абхазов, осуждающих своих преступников и выдворяющих их за пределы семьи, фамилии, страны, давно ушли в прошлое.

Но когда защитники пустили в ход характеристики, выданные на работе нашим грабителям, я обомлела. С такой биографией легко стать идеальным депутатом, мэром, президентом и, может быть, даже космонавтом. С уникальными способностями, которыми наделил индивидуальный предприниматель своего сотрудника и нашего подсудимого, можно претендовать на любую должность как в нашем государстве, так и за его пределами.

Когда я в растерянности дослушала эту оду идеальному человеку, адвокаты произвели «контрольный выстрел» – письмо соседей, весьма поэтично рассказавших о необыкновенном парне и прекрасном семьянине, которого они «ставят в пример нашей молодежи».

В какой-то момент я отметила, что начинаю с сожалением поглядывать на сидящих за решеткой и сомневаться в том, что это именно они вытащили стиральную машинку из чужого дома. Из этого, почти сочувствующего состояния меня и всех остальных вывел прокурор, который напомнил, что обвиняемый уже был судим за грабеж и приговорен к девяти годам лишения свободы, отсидел, но не «встал на путь исправления».

Вот эти свои мысли о состоянии нашего общества, которое самозабвенно становится на сторону «своих» преступников – грабителей, убийц, воров и коррупционеров, – я и высказала в посте в социальной сети. В его бурном обсуждении принял участие и министр экономики Адгур Ардзинба, который адресовал участников дискуссии к итальянскому фильму «Закону тут не место». Так и вышло, что все мое окружение теперь смотрит это кино.

По мнению абхазских зрителей, история маленького сицилийского городка Пьетро Маре словно переписана с Абхазии. Местные жители устали от коррупции, беспредела, мусора и грязи и выбрали себе честного мэра в надежде, что он наведет порядок. Однако на деле выясняется, что жители городка не готовы к таким переменам. От главного героя – честного мэра, который приступил к реальному наведению порядка, – постепенно отказываются его единомышленники, друзья, студенты, родственники. Все требуют его отставки.

Буквально родной абхазским зрителям показалась фраза, прозвучавшая в очереди к мэру: «До чего мы докатились, если зять мэра не может пройти без очереди».

Говорят, что скоро этот фильм будет переведен на абхазский язык и его покажут по абхазскому телевидению. Уверена, что если из фильма убрать название города и имена главных героев, то у нас его могут принять за свой фильм, столь реалистично он отражает абхазскую действительность, в которой все хотят чистоты и порядка, строгого соблюдения закона, но только до тех пор, пока это не затрагивает их личные интересы.

Единственное, что утешает, что так не только у нас. Но живут же как-то люди. Слабое утешение, но уж какое есть.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

Страница 1 из 16
Обновление тарифов
Аквафон 06 Конструктор
Аквафон 05 Конструктор
Аквафон 04 Конструктор
Аквафон 03 Конструктор
Аквафон 01 Конструктор
Previous Next Play Pause
Яндекс.Метрика