Апсадгьыл-инфо, 20 февраля 2019 г. Генеральная прокуратура приступила к проверке фактов, озвученных депутатом Парламента Алмасом Джапуа на расширенном заседании парламентского комитета по аграрной политике, ресурсам и экологии, которое прошло 18 февраля. Об этом сообщает «Абхазия-Информ» со ссылкой на помощника генерального прокурора по связям со СМИ Даура Амичба.

«Мы узнали о произошедшем из выступления депутата в Парламенте. И, хотя официального обращения Алмаса Джапуа в Генпрокуратуру не было, его выступление расценивается как источник информации. Мы расшифровали стенограмму его выступления и приняли необходимые меры по реагированию на заявление депутата в Парламенте», - сказал Амичба.

При этом он отметил, что Генпрокуратура не реагирует на высказывания, размещаемые под своим именем или под ником в Фейсбуке и других социальных сетях.

Фото: медиа-клуб Апсны.иахьа

 

«А чего я тут стою, такая холодная и вот уж как три дня никому не нужная», – подумала машина, принадлежащая главе администрации Ткуарчальского района Аиде Чачхалия, припаркованная трое суток на улице. И, решив подогреть свой по-февральски холодный двигатель, загорелась ярким пламенем.

Хотите – верьте, хотите – нет, но именно такую версию предложили абхазские криминалисты журналистам после того, как 16 февраля в четыре часа утра сгорела машина Аиды Чачхалия. По словам криминалиста, на которые ссылается информационный сайт, первым сообщивший новость, «предварительные данные указывают на самовозгорание».

При дальнейшем прочтении выясняется, что предварительные данные, на основании которых делает вывод эксперт-криминалист Ираклий Кетия, – это то, что «ничего подозрительного или указывающего на поджог» не обнаружено. Видимо, рядом с машиной не стояла канистра с бензином или керосином, и на лобовом стекле машины никто не оставил свои координаты – имена, телефоны, адреса. В общем, «ничего подозрительного», кроме машины, которая сгорела в 4 часа утра, эксперт-криминалист не обнаружил.

Почему такое внимание к словам эксперта, который согласился сразу после пожара дать комментарий информационному агентству? Потому что это сигнал обществу, означающий, что дальнейшее расследование этого «возгорания» будет производиться по обозначенной экспертом-криминалистом версии о самовозгорании.

Кстати, на этот случай у них уже отработана и специальная заготовка: «У нас в стране нет специальной технической экспертизы, после которой было бы возможно более тщательно и детально описать произошедшее». Это говорит эксперт-криминалист. При произнесении этой фразы главное знать законы жанра и не забыть начинать ее со слов «к сожалению». В этом месте можно даже опустить глаза, тогда роспись в своем бессилии будет выглядеть более убедительно.

К сожалению, у них нет специалистов, и они не могут установить причину возгорания отнюдь не только автомобиля главы администрации района Аиды Чачхалия. У них нет специалистов, чтобы установить, по какой причине на ровной трассе врезался в скалу и загорелся бронированный автомобиль Audi, принадлежавший главе Национального банка Иллариону Аргун. У них нет специалистов, чтобы определить, почему среди бела дня на набережной Сухума загорелся и взорвался автомобиль депутата парламента Алмаса Джопуа. У них нет специалистов, чтобы определить, кто поджег автомобиль кандидата в депутаты парламента Батала Айба.

«К сожалению», «к большому сожалению», к «великому сожалению»… они так сильно сожалеют… Всего-то четверть века как закончилась война, а у них все еще нет никого, кто может выступить в роли специалиста в криминалистике, профессионала в лингвистике, экономиста и юриста, которые раскроют очевидные коррупционные схемы, эколога, который даст заключение о вреде, нанесенном природе, дактилоскописта, который сличит отпечатки. В этой пустоте так удобно шокировать безумными версиями – сам загорелся, сам врезался, сам убился, сам удавился в следственном изоляторе, сам развалился, загрязнился, утопился … Это прекрасное объяснение для оправдания полного бездействия, и, самое главное – никто ни в чем не виноват. Десятилетиями горят автомобили, а у них все нет технической экспертизы.

Любопытно, что у такой версии нашлись сторонники, которые на просторах соцсетей, подтверждая идею эксперта-криминалиста, подробно рассказывают о том, от чего самовозгораются машины. Десять причин, двадцать причин. Кто больше? Защитники самовозгорания забывают только о деталях: «автомобиль, хранящийся на стоянке», не может загореться сам, «если после выключения двигателя прошло более часа летом и более получаса зимой». В случае с возгоранием автомобиля, принадлежащего главе администрации района, прошло трое суток. Не надо быть экспертом-криминалистом.

Мне близка тема «самовозгорания». Когда в 2013 году, и опять же в 4 часа утра, «возгорелась» моя машина, припаркованная у дома, были все признаки поджога – и канистра, и пятна горючего, и многое другое. Следствие вынуждено было констатировать поджог и… на этом завершило свою работу.

Так что машины в Абхазии горели и будут гореть по причинам, указывающим и не указывающим на поджог, с экспертизой и без нее, – до тех пор, пока поджигатели будут знать, что в любом из случаев они не понесут никакой ответственности за совершенное преступление. И это уже не только о поджогах машин.

Изида Чаниа

Эхо Кавказа

 

Апсадгьыл-инфо, 18 февраля 2019 г. На расширенном заседании парламентского комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии, которое было посвящено вопросам разведки и добычи нефти, экс-президент, депутат Парламента Александр Анкваб высказался по поводу обсуждавшейся темы.

«А можно мне последнее слово?»,- так обратился к своим коллегам Александр Анкваб.

«Я слишком уважительно отношусь к данной аудитории, чтобы позволить себе некоторые невежливые вещи, которые напрашиваются. Это первое. Второе - нелепости невозможно комментировать. И третье - мне тоже очень интересно помочь будущей комиссии в поиске истины. Я достаточно информированный человек, мне известны все тонкости и нюансы возникновения вообще этой темы, и готов поделиться с парламентской комиссией», - сказал Александр Анкваб.

Заседание парламентского комитета состоялось сегодня, 19 февраля, и оно проходило весьма эмоционально.

Было решено создать парламентскую комиссию по вопросам разработки и добычи нефти в Абхазии.

 

 

 

 

18 февраля на заседании комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии депутаты парламента обсудили вопрос разведки и добычи нефти.

Председатель комитета Астамур Тарба сообщил, что планируется обсудить плюсы и минусы добычи нефти в Абхазии, рассмотреть экологические риски и экономические преимущества. Он подчеркнул, что на заседание были приглашены все причастные к этому вопросу лица, как бывшие и нынешние чиновники, так и предприниматели. В парламент пришла лишь часть приглашенных.

«Нас интересует насколько отвечают интересам Абхазии лицензионные экономические условия, по которым выданы лицензии двум компаниям», – сказал Тарба.

Премьер-министр Валерий Бганба напомнил, что в парламенте прошлого созыва была создана комиссия, которая занималась вопросом добычи нефти в Абхазии – экологической безопасности и экономической целесообразности. Но комиссия провела лишь одно заседание, и «ответы на поставленные вопросы не были получены».

«Что касается моей работы на посту премьер-министра, правительство обязано исполнять те договоры, которые заключены государством. Есть, конечно, служба экологии, которая должна заниматься мониторингом работы обоих компаний», – сказал премьер.

Он добавил, что обязательно необходимо строго следить за экологической безопасностью.

Тарба задал вопрос, готова ли сегодня Абхазия к тому, чтобы отразить теоретические экологические катастрофы:

«Даже в процессе геологической разведки, которая предполагает бурение, возможен разлив нефти и загрязнение окружающей среды. Например, насколько укомплектованы МЧС оборудованием и средствами, чтобы отразить хотя бы на начальном этапе теоретические риски?».

В соответствии с договорами ответственность за риски должна нести компания, которая проводит разведывательные работы.

«Первая и основная задача этих компаний – соблюдать экологическую безопасность. Если Вы обратили внимание на то, по каким мы причинам можем прервать наши договоренности, то увидите, что в первую очередь, это экологическая безопасность», – пояснил Бганба.

В законе о пользовании недрами говорится, что компания, в случае причинения экологического вреда, за счет собственных средств должна восстановить убытки, заметил Тарба.

«Но по тем документам, которые мы изучали, огромных средств в распоряжении компании мы не увидели. Конечно же, мы хотели бы видеть представителей компании для более четкого разъяснения о том, как они могут предотвращать эти риски. Чрезвычайное реагирование предполагает хотя бы наличие вблизи пожарной части», – сказал депутат.

Бганба подчеркнул, что все это должно было быть заложено при разработке договора, и вопрос этот стоит адресовать тем, кто работал над этим документом и подписывал его.

Депутат Аслан Бжания отметил, что создается новая для страны отрасль и «при правильном подходе это может быть серьезным подспорьем». Он попросил более подробно рассказать об экономической целесообразности проекта.

«Объем и все остальное мы можем узнать только после проведения разведки. Разведку, насколько я знаю, продлили еще на пять лет. Сегодня ни я, ни вряд ли сама компания сможет ответить, какие могут там быть запасы нефти, сколько они смогут добывать в год, какая будет экономическая ситуация. Может быть, вообще добычи не будет. Аслан Георгиевич, Вы лучше меня должны знать, учитывая ту должность, которую Вы занимали, когда заключался договор, должны знать, кто в этой фирме, что за фирма», – ответил на вопрос премьер-министр.

Бганба отметил, что оба договора были заключены в 2013 году сроком на 45 лет и никакой пролонгации договора не было, было продление лицензионных условий договора, то есть были продлены сроки проведения геолого-разведывательных работ.

Илья Гуния напомнил, что соглашение с нефтяной компанией было заключено в 2012 году, в 2014 году была дана лицензия для геологического изучения, которую продлили 2018 году на тех же условиях, что и раньше. Срок лицензии был пять лет, Гуния задается вопросом, неужели за 4 года компания не провела ни одного исследования. В таком случае, считает депутат, условия были нарушены.

«Была выделена совмещенная лицензия. Вы говорите об объемах, но у нас нет данных. Сейчас речь идет о геолого-разведывательных работах, они сейчас определят объемы», – сказал начальник управления по вопросам землепользования и кадастру Адамур Ахуба.

Он сообщил, что компания разработала программу разведки, но на время работы предыдущей комиссии по нефти вся деятельность была приостановлена.

Руководитель администрации президента Беслан Барциц напомнил хронологию событий:

«Первый договор, о котором я хочу сказать, – это договор между минэком Абхазии и НК «Роснефть», датирован он 26 мая 2009 года. Следующий договор, который углубляет эти отношения, – это распоряжение о предоставлении РН «Шельф Абхазии» разрешения на разведку на гудаутском участке акватории Черного моря. Это было коллегиальное решение правительства, оформленное 22 апреля 2013 года. В этот же день были подписаны лицензионные условия, которые до сегодняшнего дня без изменений остаются. Еще один документ, о котором хочется сказать по «Роснефти», подписан 17 июня 2015 года. Это также коллегиальное решение кабинета министров о продлении сроков. После этого, еще одно решение от 21 декабря 2017 года о продлении лицензионных сроков. Сами сроки договора не меняются».

Что касается «Апсны-Ойл», хронология та же, сообщил Барциц:

«Соглашение о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов между правительством Абхазии и открытым акционерным обществом «Независимая нефтегазовая компания» подписано в 2014 году. В статье второй этого проекта прописано, что оператором проекта будет специально созданное российское ООО «Апсны-Ойл». 17 мая 2014 года издано распоряжение о предоставлении «Апсны-Ойл» права на геологическое изучения, разведку и добычу нефти. Ни один пункт условий договора не был изменен в 2018 году».

Часть депутатов выразила мнение, что в договоре плохо учтены интересы государства. Руководитель администрации президента отметил, что возможно пересмотреть определенные пункты договоров. Депутатов также интересовало, возможно ли сделать какие-либо экономические расчеты и рассчитать доходы в бюджет.

Как сообщил экс-министр экономики Давид Ирадян, в 2010 году «Роснефть» уже проводила определенную работу:

«На тот момент уже проводились работы по геологическому изучению, поисково-оценочные работы, и объемы были заявлены достаточно существенные. Естественно, это был всего лишь прогноз, но исходя из срока отработки месторождений порядка 40 лет, на который затем была предоставлена лицензия, получалось, что около 2 млн тонн – проектная мощность добычи. Это, естественно, только прогнозы, на тот момент не было пробурено ни одной поисковой скважины. Это определялось по резервуарам, которые есть внутри, еще не известно, чем они там наполнены».

Ирадян подчеркнул, что 2 млн тонн в год сегодня могут дать порядка 6 млрд. рублей единовременных поступлений в бюджет.

«Да, есть определенные риски добычи нефти, но есть ли у нас какая-либо другая альтернатива получить 6 млрд в бюджет? Это больше, чем наши собственные доходы сейчас от какого-либо другого источника. Очевидно, что нет, поэтому я считаю, что интересы государства в этом договоре учтены», – сказал он.

«Ваша экономическая выкладка называется “на безрыбье и рак рыба”, довольствуйтесь 6 млрд», – отреагировала на выступление экс-министра экономики депутат Натали Смыр.

Депутат парламента пятого созыва Кан Кварчия считает, что прошлой власти нельзя было заключать данный договор, а нынешняя не должна была продлевать срок разведывательных работ. Он привел в пример Венесуэлу, которая, несмотря на большую площадь и население, сейчас находится в непростой ситуации, чему виной добыча нефти в том числе. Кварчия добавил, что основным богатством Абхазии является чистая природа, ее и нужно беречь, так как именно она основной источник доходов. Он подчеркнул, что вопросы есть к договорам с обеими компаниями.

«Но в случае «Роснефти» я считаю, что эта компания большая, она серьезная, ей не нужны эти склоки, разговоры, они готовы будут всегда пересмотреть любой договор, чтобы на входе всегда было меньше разговоров и быть серьезным партнером. Надо пересматривать оба эти договора, и закладывать интересы Абхазии и туда, и туда, и тогда я каждого пойму», – сказал он.

Депутат Алмас Джапуа сделал заявление, которое попросил считать официальным обращением в прокуратуру:

«Все мои предположения основаны на косвенных уликах и должны генеральной прокуратурой рассматриваться как косвенные улики. Нынешний виток напряженности вокруг этого вопроса никак не связан с компанией «Роснефть». Есть, конечно, проблемы с договором, у меня лично нет претензий к компании «Роснефть», есть претензии к руководству Абхазии, которое было в момент заключения договоров. Если речь идет только о разведке, то зачем даете и добычу сразу одним документом? В 2014 году президентом Александром Анкваб и правительством во главе с Леонидом Лакербая были подписаны договоры с компанией «Апсны-Ойл», учредитель которой, в тот момент можно было это определить, находится в офшоре, на Кипре. Каким образом эти люди заключают договоры? То есть правительство, которое подписывает договоры с этими нефтяными компаниями, я могу предположить, что это некая крупная коррупционная схема, которая организована самими этими господами, в том числе Александром Анкваб. Его близкий друг и соратник по организации ОО «Айтайра» Леонид Лакербая подписывает эти крайне невыгодные договоры. Ни один литр этой нефти Республике Абхазия не принадлежит, и все разговоры о том, что у нас там есть доля – это банальное вранье».

Очевидно, зная дату и предполагая события, которые будут происходить в мае 2014 года, в ускоренном порядке были подписаны договоры, считает депутат:

«Одной из косвенных улик является то, что тогдашний министр экономики, который подписывал соглашение, на выходе из исполнительной власти становится гендиректором этой компании. По-моему, во всех приличных странах мира это называется коррупцией».

Джапуа утверждает, что именно Александр Анкваб, «облачившийся в иммунитет депутата», является активным лоббистом нефти в парламенте, «проводя консультации со всеми депутатами и со мной, настаивая на том, что «Роснефть» может подождать, а «Апсны-Ойл» должна добывать».

«Главный активный лоббист этого проекта в парламенте Александр Анкваб. Все руководствуются целесообразностью интересов своего государства, кроме него», – заявил Джапуа.

Он сообщил, что была совершена поездка в село Окум, где идут работы по разведке, и в ходе беседы с жителями выяснилось, что работы производит гудаутский ДРСУ-1, учредителем которого является Леван Тужба.

«Прокуратура и народ должны заинтересоваться тем, кто лично его грабит, находясь у руля», – заявил депутат.

Джапуа подчеркнул, что, находясь в оппозиции, нынешнее руководство выступало против этих договоров, но сейчас продлевает их.

«Существует некий объем политических договоренностей между нынешним руководством и прошлым. Я не могу точно сказать, является их характер политическим или чисто коррупционным. Это предмет работы следствия», – сказал он.

Министр экономики Адгур Ардзинба считает, что проблема состоит в том, что необходимо менять законодательство. Все разговоры о «спасении народа» не помогают, а помогают «конкретны шаги, выраженные в нормативных актах».

«Если мы хотим результатов, необходимо приступить к конкретной работе, к которой мы призываем уже почти месяц. На мой взгляд, есть три главных вопроса: экологическая составляющая, экономическая составляющая и экономическая целесообразность в целом, коррупционная составляющая. Все их надо рассматривать отдельно. Говорить можно всякое, но, если мы не будем менять законы, не будем применять договора, ничего не поменяется, а все мы будем рассказывать о том, как мы любим абхазский народ», – сказал министр.

Он отметил, что вопросами экологии занимается другое ведомство, для министерства экономики главный вопрос – сколько в бюджет поступит от одного барреля нефти.

«Если ставить этот вопрос, хочу вам сказать, что на суше добывать нефть намного дешевле, чем на шельфе – это мировая практика. И даже на шельфе – шельф шельфу рознь. Если мы говорим о конкретной доле, давайте это будем обсуждать в рамках комиссии», – сказал Ардзинба.

На обвинения в том, что решение о продлении сроков лицензирования принималось кулуарно, Беслан Барциц отметил: «Все имели возможность ознакомиться, этот документ после подписания попадает в общую рассылку, в нашу электронную систему документооборота, он был доступен везде и всем. Видимо, определенным людям нужно было будировать этот вопрос сейчас. От парламента никто ничего не скрывал».

Ольга Джонуа

Нужная газета

 

Cухум. 18 февраля 2019 г. Абхазия-Информ. Вопросам разведки и добычи нефти в Абхазии посвящалось расширенное заседание парламентского комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии.

На заседание были приглашены нынешние и бывшие высшие должностные лица, имевшие отношение к подготовке, подписанию и пролонгации соглашений о сотрудничестве в области разведки и добычи углеводородов с ОАО НК «Роснефть» и ООО «Апсны-Ойл».

В заседании участвовали премьер-министр Валерий Бганба, бывший премьер-министр, а ныне глава администрации президента РА Беслан Барциц, представитель президента в парламенте Дмитрий Шамба, министр экономики Адгур Ардзинба, экс-министр экономики Давид Ирадян, министр по налогам и сборам Даур Курмазия, директор Института экологии АНА Роман Дбар, начальник госуправления по землепользованию и кадастру Адамыр Ахуба, председатель СГБ Зураб Маргания, представители общественности.
Депутаты интересовались, каким образом подписывались эти соглашения и выдавались лицензии, были ли учтены при этом экологические и экономические интересы Абхазии. Обсуждение проходило бурно, иногда на повышенных тонах.

Бывший премьер-министр, глава администрации президента РА Беслан Барциц представил все имеющиеся у правительства документы и разъяснил, по какой причине был продлен срок лицензий.

«Я готов предоставить копии этих документов депутатам и заинтересован в сотрудничестве с ними при обсуждении вопроса нефтедобычи», - сказал Барциц.

Информацию и разъяснения по обсуждаемому вопросу также предоставили Адамыр Ахуба, Давид Ирадян и Адгур Ардзинба.

По мнению депутата Алмаса Джопуа, налицо коррупционный сговор бывших и нынешних властей с представителями нефтедобывающих фирм.

Подводя итоги обсуждения зампредседателя комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии Гиви Кварчия сказал, что депутаты не получили исчерпывающих ответов на поставленные ими вопросы и предложил во избежание предвыборной демагогии и политизации обсуждаемых тем на ближайшем заседании сессии парламента создать депутатскую комиссию, которая и займется детальным изучением различных аспектов проблемы разработки и нефтедобычи в Абхазии.

«Я тоже очень заинтересован помочь будущей комиссии в поисках истины. Я достаточно информированный человек, мне известны все тонкости и нюансы возникновения вообще этой темы, и я готов поделиться этим с парламентской комиссией», - заявил экс-президент Абхазии, ныне депутат парламента Александр Анкваб.

В то время, когда депутаты обсуждали проблемы разведки и добычи углеводородного сырья, у стен парламента собралась группа граждан, выступающих против добычи нефти в Абхазии, а также требующих ратифицировать 20-ую статью Конвенции ООН о противодействии коррупции, ввести обязательное декларирование доходов и расходов госчиновников и конкурсный отбор на госслужбу.

Страница 1 из 27
Обновление тарифов
Аквафон 06 Конструктор
Аквафон 05 Конструктор
Аквафон 04 Конструктор
Аквафон 03 Конструктор
Аквафон 01 Конструктор
Previous Next Play Pause
Яндекс.Метрика